Культура

В поисках Изольды

Артистам, играющим рыцарей в балете «Тристан и Изольда» в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Беларуси, приходилось отвоевывать легкость костюмов по сантиметру

Спектакль на музыку немецкого композитора Рихарда Вагнера в театре ставили не раз.

Тристан стал первой сольной партией народного артиста Беларуси Юрия Трояна. Тогда ему было 17 лет. Его Изольдой была Людмила Бржозовская.

Сейчас Юрий Антонович выступил в роли автора либретто и музыкальной редакции, а также хореографа-постановщика. Кроме того, он написал стихи, которые звучат в прологе.

— Очень хотелось сделать красивую постановку, — говорит художественный руководитель балета. — Я часто вспоминал этот балет после того, как он ушел из репертуара. Сейчас появилась возможность реализовать давнюю мечту — вернуться к музыке Вагнера и воплотить в хореографии свое видение сюжета. Долго искал поэтические строки у разных авторов. Прежде всего у Шекспира. Но и у него не оказалось лирики, связанной с нашей темой. В итоге сам сел за письменный стол.

Красивая легенда о трагической любви волнует людей несколько столетий. За это время создано немало версий известного произведения. Особенно час­то меняется его финал.

— У нас он трагический, — признается Юрий Троян. — Почти как в легенде. Некоторые акценты смещены лишь в отношении главных героев. К примеру, более значимой стала партия короля Марка, переживающего измену молодой жены с его племянником. Исполнителям роли монарха приходится танцевать почти столько же, сколько Тристану и Изольде.

В ее роли выступает и Ольга Гайко. По словам артистки, перед тем как перевоплотиться в Изольду, она решила придать образу черты своего характера, потому как изначально легендарной королевой себя не видела.

Нелегко пришлось и ее партнерам по сцене, ведь рыцари танцуют в нарядах, которые весят немало. Латы сделаны из натуральной кожи и соединены металлическими заклепками. По признанию артистов, самыми сложными для них оказались не хореографические композиции, а попытки уговорить художников сделать одеяния полегче. Компромисс обе стороны пытались искать вплоть до последних дней репетиций. Отвоевывать легкость одеяний артистам приходилось почти по сантиметру.