Экономический курьер

Скептикам назло

На Минском автозаводе по итогам работы за 2010 год прошла пресс-конференция. По словам генерального директора Александра Боровского, объем выпускаемой техники составил 118,5 процента к уровню прошлого года, объем продаж — 130, темп роста экспорта — 220 процентов. Возможно, кому-то эти цифры ничего не скажут. Но за ними стоит очевидное обстоятельство: завод ожил, рабочие места сохранены, у команды Боровского многое из намеченного получилось

В ближайшие пять лет запланировано увеличить объем выпускаемой продукции в два раза. Экспорт нарастить в семь раз. Снять очередь на жилье среди работников, построить малосемейное общежитие для молодых сотрудников. До конца оптимизировать производственный процесс. К слову, предстоящую модернизацию производства, рассчитанную на пять лет, автозаводцы оценивают в 600 миллионов долларов США.

В этом году на завод принято около тысячи специалистов рабочих профессий, еще более четырех тысяч «вернули» на производственные места. Что это значит? Управленец должен работать не в конторе, а быть встроенным в производственный цикл от начала и до конца.

Умение думать

Проблемы, конечно же, пока остаются. Остановлюсь на двух из них, тем более что вопросы по этому поводу генеральному директору я задал. Позволю себе не согласиться с Александром Васильевичем, что только сегодня завод приступил к сокращению материалоемкости производимой продукции. У МАЗа были две успешные попытки в этом направлении. В конце 1980-х — начале 1990-х команда, к сожалению, ныне покойного Михаила Лавриновича разработала и внедрила в систему менеджмента некоторые ноу-хау мировых автопроизводителей. Была произведена логистика (тогда это слово никто не употреблял) поставок сырья, рассчитаны маршруты и сроки получения комплектующих и материалов. Даже рассматривался японский вариант «производство минус склад». Да и «Приорбанк» создавался как финансовый элемент производственной системы для работы в рыночных условиях: первый офис банка находился на втором этаже заводоуправления.

Был разработан и проект строительства завода автомобильных двигателей в Сморгони. Многое получилось, но многое пришлось по объективным причинам и отложить до лучших времен.

В середине 1990-х команда Валентина Гуриновича за короткое время реанимировала производство и сбыт. Что лежало в основе успеха? Простая и объективная данность: автомобиль «МАЗ» по цене и качеству вернулся в свою нишу. На чужие рынки автозавод не пускали, но наши «МАЗы» всегда попадали в крупные программы в той же России. Почему? Эта тема особого разговора. Если коротко сказать: просто работали. И то, что сегодня Александр Боровский наравне с экономикой ставит задачу повышения качества, — абсолютно верно. Автозаводцы всегда умели слушать и слышать. Я еще добавлю — и думать. К примеру, с одним из ведущих специалистов из старой команды, которых гендиректор вернул на завод, мы рассчитали российский дефолт 1998 года с точностью до месяца. Правда, немного ошиблись, по расчетам получался сентябрь. Все произошло в августе.

Где искать пряник?

Многие считают (и на это есть свои основания), что автомобильный завод в столице — нонсенс. Пример ЗИЛа и АЗЛК тому подтверждение. Даже финансовая мощь московского правительства не помогла этим предприятиям. Так устроен рынок труда: если на автозаводе такая же зарплата, как в некоей конторе, куда вы пойдете? Ничего нового. Сорок лет назад проблема нехватки рабочих решалась за счет привлечения молодежи из сельской местности. Существовал свой пряник: столько-то лет проработал в литейке или на прессовом производстве — получай квартиру. Больших социальных программ, чем на МАЗе, в Минске не было нигде. И ЗИЛ, и АЗЛК в Москве поступали таким же образом.

Проблема эта не нова и для Европы. Но там она решалась за счет мигрантов из стран третьего мира. Нам этот вариант не подходит. Это значит, что автозаводу нужна не только производственная, но и социальная программа. В новых условиях, на рыночном фундаменте. Рассчитанная на 40-50 лет. МАЗ, как это бывало не раз, может выступить в этом вопросе инициатором. Проблема «синих» и «черных» воротничков на сегодня не менее важная, чем остальное.

Все получится!

И последнее, сугубо личное. Как говорится, не по службе, а по душе. Александр Васильевич Боровский показался мне человеком искренним. Такой моторности, такой уверенности в решении проблем я давно не встречал. И это вселяет уверенность в том, что у автозаводцев все получится.