Персоны

На стороне добра

После того как драматург Наталья Марчук написала пьесу «Тетушка Простуда и Новый год», спектакль с таким названием регулярно ставят театры в сезон праздников. Причем не только в нашей стране, но и в России — Екатеринбурге, Мурманске. Есть у этого драматурга и другие новогодние пьесы: «Снежное королевство», «Злые чары», «Ледяная дева». Наш разговор с Натальей Марчук о сказках и чудесах

— Наталья, чем объяснить вашу любовь к новогодней тематике?  

— Театры нуждаются в детских новогодних пьесах. Кроме того, мне самой очень нравится писать о Новом годе. Это мой самый любимый праздник.

— По вашим наблюдениям, чем современные дети отличаются от сверстников 20-летней давности?

— Дети сейчас более умные, цепкие. Но, к сожалению, и более жестокие. Однако они все равно дети. Слушая сказки, ребята становятся на сторону добра, помогают хорошим персонажам победить плохих, а не наоборот.

— В ваших пьесах есть ирония. Всегда ли дети улавливают ее, смеются там, где вы задумали?

— Я сама иногда удивляюсь, насколько ребята чутко откликаются на мои шутки и юмор. И вообще они настолько активно включаются в происходящее и так бурно реагируют, что актерам бывает сложно направить действие в предусмотренное пьесой русло. Общеизвестно: творить для детей сложнее, чем для взрослых. Если маленьким зрителям неинтересно, они не будут сидеть и смотреть спектакль из чувства приличия. Начнут отвлекаться, разговаривать, жевать конфеты. Чувствовать детскую аудиторию мне помогает постоянное общение с ними. К моей 10-летней дочери Маше приходят сверстники, и я вижу, что их интересует, смешит. Например, Маше в моих пьесах нравится атмосфера волшебства. До последнего времени она свято верила в Деда Мороза и Снегурочку. И только недавно начала сомневаться в их существовании. Хотя все равно хочет, чтобы в Новый год они приносили ей подарки.

— Есть ли у вас особые традиции встречи Нового года?

— Мы его всегда встречаем в кругу семьи и стараемся придумать что-то необычное. Например, Маша получает записку от Деда Мороза, в которой даются зашифрованные сведения о том, где хранится ее подарок, и она его старательно ищет, а не просто находит под елочкой. А еще… Поскольку дочь хочет быть актрисой, она просит, чтобы я написала пьесу с главной ролью для нее. Но пока этот заказ я не выполнила.

— Что, на ваш взгляд, теряют взрослые, избавляясь от детских иллюзий?

— Веру в чудо, и это очень обедняет взрослую жизнь. А ведь чудеса, пусть даже небольшие, в жизни случаются. Вот пример. Я писала пьесу «Тетушка Простуда и Новый год» летом. В какой-то момент меня стали одолевать сомнения относительно того, что я делаю. Хотелось передать детям ощущение волшебства, а настроение у самой не новогоднее. И вдруг на улице начался ветер, с деревьев полетел тополиный пух. Маша подбежала ко мне и говорит: «Смотри, снег идет». Я расценила это как знак свыше, появилась уверенность в том, что пишу.

— Почему важно читать детям сказки?

— Отождествляя себя с героями сказок, дети проигрывают разные ситуации и пусть неосознанно, но решают, как они поступили бы в той или иной ситуации. Когда ситуация, похожая на сказочную, случится в реальной жизни, ребенок будет знать, как себя вести. Наверняка, если ему понравился герой, который не побоялся выступить против зла, заступиться за друга, он тоже найдет в себе силы последовать примеру сказочного персонажа.

Современные родители напрасно недооценивают роль хорошей сказки в жизни ребенка. Сказки учат жить. Сериал о Гарри Поттере потому и стал таким популярным во всем мире, что дети и подростки соскучились по сказкам, в которых герои похожи на них самих.

— А кто ваш любимый сказочник?

— Мне нравится Евгений Шварц. Он близок своей иронией. Хотя на меня повлияли и Андерсен, и Астрид Линдгрен, и Туве Янссон. 

— Вы не упомянули имя вашего отца, писателя Георгия Марчука. А ведь Георгий Васильевич тоже не обошел сказку вниманием…

— Мне нравятся сказки отца. Но в творческом отношении мы очень разные, и сказки у нас тоже разные. Отец опирается на белорусский фольклор. А я перемешиваю традиционных для нас героев — Василису Прекрасную, Бабу Ягу, Кощея Бессмертного и так далее с заимствованными. Например, у меня есть пьеса «Осторожно, злые гоблины». Отца выбор таких героев удивил. А мне они по душе, к тому же в пьесе они не злые, а смешные.