День за днем

Синема по-нашему

Если бы в 1895 году во время первых платных киносеансов на бульваре Капуцинок в Париже братьям Люмьер кто-нибудь сообщил, что лет эдак через 80-100 кинематограф из местечкового развлечения вырастет в настоящую индустрию, они, наверное, сочли бы подобного смельчака полоумным. Однако сегодня кино — прибыльный бизнес, а в некоторых своих проявлениях — высокое искусство. Комфортно ли себя чувствует в нем белорусский кинопром?

Не погрешу против истины, если скажу, что у отечественной киностудии «Беларусьфильм» за последние 15-20 лет с имиджем возникли определенные проблемы. У многих студийный бренд стойко ассоциируется с фильмами невысокого художественного уровня. Причин тому масса, объективных и не очень.

Сценарный дефицит

Толковых авторов не хватает не только нам, но и всему снимающему миру. Сюжетная тематика при всем кажущемся многообразии на самом деле достаточно узка и была максимально задействована еще древними греками. Можно бесконечно смешивать жанры, жонглировать приемами, экспериментировать со звуком и изображением, но от сюжетной вторичности в кино никуда не денешься. Другой вопрос, каким образом эту вторичность преподнести и рассказать. Основа всему — качественный сценарий. Белорусская проблема в этой сфере осложняется тем, что ежели перед автором станет выбор, продать талантливый сценарий здешней киностудии либо российской, то удержать его от более зажиточного и гибкого рынка страны-соседки сможет разве что чувство несгибаемого патриотизма.

Не могут киношники найти лада и с современными белорусскими писателями. Последние утверждают, что «Беларусьфильм» воздвиг башню из слоновой кости и свысока поглядывает на ходоков от отечественной литературы. В свою очередь кинематографисты в открытую говорят о несовременности большинства предлагаемых произведений.

Ведущий редактор главной редакции киностудии Рита Шаграй на одном из круглых столов, посвященных популяризации отечественной литературы, указала на неспособность многих писателей сделать на основе своих же опусов внятный и интересный сценарий. Писатели отбивались: мол, мастера синематографа могут даже хорошее произведение превратить в скуку смертную. В качестве примера привели экранизацию романа Ивана Шамякина «Глубокое течение», а также заявление Президента Александра Лукашенко, что кабы крестьяне работали так, как киношники, то «все бы с голоду поумирали».

Как видим, взаимопонимания между конфликтующими сторонами не больше, чем у лебедя, рака и щуки. А ведь Иван Андреевич Крылов предупреждал…

Для кого снимаем?

— В принципе, мы не можем сказать, каких тем нам не хватает. Потому что не знаем своего потенциального зрителя. Подбирая материал, ориентируемся скорее на свое субъективное восприятие. Конечно, от этого тоже никуда не уйдешь. Искусство изначально субъективно. Но четкой репертуарной политики у киностудии нет, — поведала заместитель главного редактора «Беларусьфильма» Екатерина Пономарева. — Особенно это заметно на фоне восточного соседа — России. Там каждая производящая кино организация специализируется на продукции определенного рода: комедии, блокбастеры… Они заранее знают нишу на рынке, куда будут продвигать товар…

И ведь правда. В мире давно существует практика создания фокус-групп из школьников, студентов, людей среднего возраста, пенсионеров, на которых обкатывается лента, прежде чем появится на экранах. Это позволяет создателям картины четко определить потенциальную аудиторию, выбрать наиболее яркие эпизоды для рекламных роликов, разработать стратегию продвижения фильма на рынок. Думается, не так уж сложно собирать такие группы и у нас, предлагая им для прочтения выдержки из сценария. Если разношерстная аудитория его дружно забракует, стоит ли тратить на съемки фильма немалые государственные деньги?

Продюсера в студию!

В Голливуде (да и не только) главным действующим лицом в киноиндустрии является продюсер. И если фильм получает премию «Оскар», то достается она именно ему, а не режиссеру. От продюсера зависит все: от поиска источников финансирования картины до подбора осветителей на съемочной площадке. Он хозяин фильма и несет за него полную ответственность. Как моральную, так и материальную.

В Беларуси на данный момент института кинопродюсерства нет в принципе. Соответственно, у снимаемых картин нет хозяина, как нет и конкретного ответственного лица за качество отснятого. Безусловно, в какой-то степени факт наличия продюсера ограничит творческую свободу режиссера. Однако более эффективного способа кинопроизводства пока, к сожалению, не придумано.

Благо модернизация и реструктуризация белорусской киноотрасли вроде бы намечается в ближайшее время.

— Существует план по развитию кинематографа вплоть до 2014 года, — рассказала Екатерина Пономарева. — В нем рассматривается вероятность создания института продюсерства. Возможно, подобная схема со временем будет воплощена в жизнь. Возможно, уйдет в небытие. А может, на стыке государственного кинематографа и частной инициативы выработается своя система. Примерно такая же, как сейчас существует в России, где есть ряд продюсерских кинокомпаний, но некоторые частично финансируются из госбюджета.

Кстати, именно наличие кинокомпаний, а также сопутствующих им дистрибьюторов позволило неизвестному американскому режиссеру Орену Пели заработать на копеечной по затратам ленте «Паранормальное явление» (бюджет 11 тысяч долларов. — Прим. авт.) кучу денег. Благодаря грамотной маркетинговой кампании Paramount Pictures фильм собрал в мировом прокате почти двести миллионов долларов. И дело даже не столько в сборах (влияние «Беларусьфильма» и голливудских кинокомпаний в мире несопоставимо), сколько в возможностях для самовыражения. Объявись у нас в Беларуси свой Орен Пели, куда бы он мог пристроить свой необычный киноопус? Какая экспертная комиссия при Минкульте пропустила бы на экраны ленту о неприкаянном демоне, терроризирующем семейную пару? Пока больше вопросов, чем ответов.

Хотя, безусловно, не все так грустно. В последние годы «Беларусьфильм» активно экспериментирует. Звучат новые имена, появляются нетипичные жанры. Андрей Кудиненко прошелся по большим экранам со своим бульба-хоррором «Масакра», Александр Колбышев снял ленту «Волки», которую, право, было бы не стыдно явить мировой общественности на самых топовых кинофестивалях. По-своему интересна и работа «Дастиш-фантастиш» режиссера-пташуковца Александра Канановича…

Сам факт каких-то перемен не может не вселять оптимизма. Но ведь, согласитесь, всегда хочется чего-то большего.