Социум

Где старость будем коротать?

Минские старики пока очень осторожно относятся к возможности поменять квартиру на обеспеченную старость. Почему?

В декабре 2010-го началось анкетирование одиноких людей старше 70 лет на предмет желания или нежелания получить рентные услуги взамен квартиры. Данная информация пока неоднозначна. Даже на первый вариант, при котором квартира отходит к государству только после кончины владельца, согласились немногие.

— Мне не нужны ежедневные визиты помощника по хозяйству, — говорит 80-летняя инвалид II группы Инна Вячеславовна. — Много лет мне помогают крестники, подруги, их дети. Думаю, так будет и впредь. А вот услуги сиделки, если я вдруг слягу, были бы очень желательны. Но на вопрос по данному поводу мне ответили, что услуги сиделки обеспечить не смогут. Какой тогда смысл отдавать квартиру? Мне кажется, разумнее отблагодарить близких, завещав им продать мою жилплощадь и разделить средст­ва. Пусть у тех, кто заботится обо мне, останется хорошая память.

Конечно, примеры других стран, когда старики, не желая обременять взрослых детей, уважая их свободу и необходимость трудиться, добровольно уходят под опеку социальных структур, заманчивы. Но у нас прижиться такой практике мешают некоторые традиции. Первая — желание уйти в мир иной в собственной постели. Вторая — сделать добро тем, кто продолжает до последнего часа опекать и оберегать старика. И никакие примеры Запада, когда родители отпускают детей в самостоятельную жизнь сразу после наступления совершеннолетия или отдают свою квартиру государству взамен на повышенную заботу о себе, нам не указ. В каждой хатке свои порядки. Так уж у нас принято: святая обязанность детей — досмотреть родителей до самого последнего дня. Примеры противоположного поведения все-таки исключение.

Тем не менее проект рентных домов пусть понемногу, но набирает популярность: в столице около полусотни пожилых жителей выразили готовность воспользоваться механизмом рентных отношений, а почти 600 пенсионеров высказали заинтересованность в них. Не сомневаюсь, что со временем сторонников проекта станет больше. Люди одинокие поймут, что государственные гарантии зачастую надежнее, чем обещания родст­венников. К тому же пенсионерам удастся избежать опасности попасть в зависимость от чьих-то милостей и капризов.

Читайте также:  Защитный механизм

А вот со вторым вариантом, когда старик переезжает на полное гособслуживание в интернат, гораздо сложнее. И дело не только в нехватке достойных учреждений такого типа. Они будут, и очень скоро. Вот только работать в них предстоит людям, разным по характеру, воспитанию, менталитету. Пенсионер опасается: где гарантия, что его не станет ругать приютская нянечка, обкрадывать повариха, обижать невниманием медсестра?

Хотелось бы, чтобы разрабатываемые нормативные правовые акты как можно более полно учитывали нюансы отношений граждан и социальных структур. Пожалуй, фраза «я не играю в азартные игры с государством» в этом случае хороша только как шутка по поводу лотерей. Не более. Трудно не согласиться с депутатом Палаты представителей Национального собрания Галиной Полянской, обратившей внимание именно на этот момент:

— Достойных заведений такого типа, куда пенсионеру хотелось бы переселиться без всяких сомнений, у нас не хватает. Однако взятая государством инициатива вполне может стать тем самым толчком, который поднимет на новый уровень сеть интернатных учреждений и укрепит систему социальной поддержки в целом.

* Существует несколько вариантов оказания рентных услуг. Один из них предусматривает, что пенсионер останется в своей квартире до последнего дня, передав жилплощадь в собственность города. В таком случае соцработники до пяти раз в неделю будут оказывать пожилому человеку необходимые услуги. К тому же в обмен на квадратные метры город станет выплачивать пенсионеру необходимую ренту. Другой вариант позволяет передать жилье государству и переехать на полное обслуживание в интернат.