Столичный провинциал

На первый-второй рассчитайсь!

 «Первый, первый, я второй, перехожу на прием». Если вы думаете, что это данные перехвата радиошифровки, то ошибаетесь. Это всего лишь милый телефонный разговор любящей семейной пары

По крайней мере, так он может зазвучать уже в феврале. Правда, не у нас, а далеко за океаном. Слова «мать» и «отец» в США с этого месяца запрещено использовать в официальной письменной речи. Даже не верится, но такое решение принял Государст­венный Департамент этой страны. Теперь вместо традиционных «отец» и «мать» в официальных документах будут употреблять определения «родитель номер один» и «родитель номер два». Причиной тому стало растущее количество однополых браков. Такие маленько нетрадиционные американские семьи уже имеют право усыновлять детей. Говорят, что таких ребят в Америке уже больше полумиллиона. Собст­венно, новый подход сути дела не поменяет, а вот сумбур внесет точно. Путаница в таких семьях, возможно, была и раньше — кто будет считаться папой, а кто мамой, решалось, наверное, на семейном совете. Нелегко было и окружающим, которые порой тоже теряли ориентацию, пытаясь разобраться в непонятных взаимоотношениях.

Да и при чем тут семьи, которые обзавелись детьми совершенно обычным способом? Жили себе, поживали такие вот дети и не думали, что станет мама родителем № 1, а папа родителем № 2. Собственно, а почему именно так? Может, совсем наоборот. Сложный вопрос, кому под каким номером придется выступать. Может получиться, как в той шутке: кто раньше встал, того и тапки. Кто раньше записался — тот и первый родитель, кто зеванул — тот номер два. В общем, сплошная неразбериха намечается. 

Еще сложнее, если родная мама… ой, простите, родитель номер один вышла замуж второй или, к примеру, третий раз. Бывает же такое, и нередко. Как тогда обращаться ребенку к новому маминому мужу? Если родитель № 1 — родная мама, родитель № 2 — родной папа, то отчиму, вероятно, будет при­с­воен порядковый № 3. И так далее, пока не встретит матушка своего суженого окончательно.

Когда эта традиция укоренится, то в странное положение могут попасть дедушки и бабушки какого-нибудь продвинутого внука. Если родителей двое, то бабулечек и дедулечек уже четверо. Придется договариваться, кто есть предок номер один, два, три, а кто четвертый в очереди на внукову любовь и внимание. Далеко не у всех получится разрешить этот спор миром, будут и гамлетовские страсти. Куда там Монтекки и Капулетти! Здесь ведь вопрос принципиальный: кто первым будет? Может, нужно было ввести нумерацию в соответствии с возрастом — кто старше, тот и главнее?

Для людей верующих складывается и вовсе конфузная ситуа­ция. Крестный отец и крестная мать должны будут как-то определиться. Хоть и не кровные, но все же называются матерью и отцом. Как бы новый закон случайно не нарушить. Выйти из ситуации будет очень сложно. Раз — это крестный, два — это крестная. Даже звучит нелепо, не говоря уже о сути.

Обсуждать положение тетушек и дядюшек ребенка или еще более дальних родственников и вовсе бесполезно.

Словом, выход совсем не прост, но он есть. Если уж принято такое кардинальное решение, то нечего тут миндальничать. Предлагаем американцам перенять опыт отечественной торговли времен СССР.

Товар четко делился по сорту и категориям. Такую же классификацию можно внедрить и в родст­венные отношения. Родня высшего сорта первой категории, к примеру сегодняшние папа и мама. Вторым сортом пойдут близкие родственники, предположим, бабушки и дедушки или брат с сестрой. Родственники дальние, тетушки и дядюшки, сойдут за третий сорт. Внутри этого сорта, естественно, тоже есть различные категории. Можно ввести дополнительный стимул — соревнование за присвоение родственного знака качества в ознаменование высших заслуг в родст­венной иерархии. А родителям, плохо исполняющим свои обязанности, позорно навешивать ярлык «некондиция» и немедленно уценивать, пока не одумаются. Тогда все сразу станет на свое место. К примеру, вызывает учитель родителей в школу — нашкодничал отпрыск и схватил пару по истории: «Немедленно явиться в школу родственнику не ниже первого сорта высшей категории!» Это значит, что прибыть на разговор с директором необходимо сегодняшним папе или маме. Или: «На родительское собрание допускаются родные второго сорта, достигшие совершеннолетия». Перевожу на человеческий язык: бабушка с дедушкой или взрослая сестра.

Если серьезно, то у Америки есть чему поучиться. Это и ультрасовременные технологии, и передовая промышленность, и самая высокая в мире производительность труда. Да что тут скажешь, весь мир испытывает беззаветную любовь к американской валюте.

 Но вот без слов «мама» и «папа» никому не прожить, это точно. И никакие технологии не помогут.