Спорт

Вот так номер!

Японцы боятся четверки, европейцы — числа тринадцать. В Белорусской федерации футбола с пристрастием присмотрелись сразу к четырем цифрам

О белорусском футбольном чемпионате весь мир впервые заговорил, когда в 13-м туре сезона 2008 года наш лучший на тот момент арбитр Сергей Шмолик, отсудив матч, игриво помахал ручкой витебским болельщикам и с помощью окружающих нетвердой походкой покинул поле. Видео встречи «Витебск» — «Наф­тан» тогда с хохотом смотрела вся планета. Теперь, уже с сарказмом, зарубежные телеканалы и издания рассказывают, как в белорусском футболе решили бороться с проявлениями экстремизма на трибунах стадионов.

Есть проблема

Оговоримся, само подобное стремление абсолютно правильное. Для этого есть основания. Так, прошлой весной болельщики минского «Динамо» вывесили на игре национального первенства с «Витебском», причем накануне Дня Победы, нацистский баннер, в котором почтили память заместителя Гитлера — Рудольфа Гесса. Скандал разгорелся нешуточный. Были серьезные разборки, требования наказать авторов баннера. Но виновных не нашли. Динамовский клуб оштрафовали на 7.000 базовых величин (245 миллионов рублей). Правда, потом штраф снизили до 29 миллионов 750 тысяч.

Летом во время квалификационного матча Лиги чемпионов БАТЭ против исландского «Хабнарфьордюра» на трибунах подняли транспаранты с числами 14 и 88, которые употребляют в своем обиходе нео­нацисты. В итоге фанатский сектор на борисов­ском город­ском стадионе решением председателя правления клуба был ликвидирован.

Нельзя не вспомнить, что впервые данная тема прозвучала в 2009-м. Тогда инспектор встречи минского «Динамо» с МТЗ-РИПО обратил внимание на транспарант поклонников «бело-голубых»: «Динамовцы — парни с белой кожей и голубых кровей». Инцидент разбирал дисциплинарный комитет ассоциации «Белорусская федерация футбола» (АБФФ), который вынес решение, что баннер носит «элементы оскорбительного характера», и запретил его использовать. Фанаты тогда серьезно обиделись и объявили решение неправильным. А через год нарисовали новый баннер, с упомянутым уже Рудольфом Гессом.

В итоге на февральском заседании исполкома АБФФ белорусским клубам рекомендовано избегать использования на майках футболистов номеров, в которых может быть усмотрена экстремистская подоплека, — 14, 18, 28, 88.

Суеверия и мифы

Суеверия, связанные с цифрами, отнюдь не редкость. Многие японцы избегают всего, что имеет хоть какое-то отношение к четверке. Потому что название цифры 4 в японском языке по звучанию напоминает слово «смерть». Есть претензии и к девятке. Мол, звучание цифры 9 похоже на слово «пытка». Цифры 13 боятся в некоторых европейских странах, США, Канаде. Так, в Англии вы не найдете домов и квартир с таким номером, не бывает также 13-х этажей. Число 17 считается несчастливым в Италии. Дело в том, что, если записать его римскими цифрами в произвольном порядке, то получится VIXI. И если взглянуть на них как на буквы алфавита, то по-итальянски получится фраза «я жил».

Что пишем

Цифры цифрами, а чем номера на майках так провинились? 82 года назад спины игроков лондонских «Арсенала» и «Челси» впервые были пронумерованы числами от 1 до 11. Разумеется, нововведение было придумано исключительно для удобства, чтобы проще было отличить одного футболиста от другого. Сегодня же с выбора номера начинается клубная карье­ра игрока. И тут фантазия парней не знает границ, начиная от обозначения даты рождения себя любимого, жены или детей и заканчивая празднованием юбилея родного города. Еще недавно в шотландском «Абердине» был человек по имени Хишам Зеруали. Интересен он был тем, что играл в футболке с номером 0, так как болельщики дали ему кличку Зеро. Когда Андрей Шевченко пришел в «Милан» в 1999-м, его любимая десятка была занята Звонимиром Бобаном. На помощь пришел француз Ибраим Ба, поведавший украинцу, что его прозвище — Шева — на иврите означает цифру 7. Так красно-черная майка с номером 7 досталась Шевченко. Единица всегда считалась прерогативой вратарей. Однако в новополоцком «Нафтане» первый номер, было дело, выбрал полузащитник Александр Дегтярев.

Самым популярным и престижным номером у футболистов считается 10. Под ним играл великий Пеле. Рассказывают, король футбола этот номер получил абсолютно случайно. Отправляя футболистов на Мундиаль 1958 года, федерация футбола Бразилии попросту забыла их пронумеровать. Отправившийся с заявкой на чемпионат представитель бразильской федерации Лоренцо Вилиццио — сам уругваец — решил ситуацию на месте, произвольно расставив номера в списке. Он не знал ни одного футболиста сборной Бразилии, поэтому голкипер Жильмар получил номер 3, а легендарный Пеле — 10. Вот так из-за действий дилетанта десятка по сей день считается престижнейшей в любой команде… Кстати, 14-й номер пользуется не меньшим респектом. Ведь под ним играл в «Аяксе», «Барселоне» и сборной Голландии Йохан Кройфф. В знак признания его заслуг клуб из Амстердама вообще вывел номер 14 из обращения, навечно закрепив его за Летучим голландцем.

Что делать?

И как теперь быть с рекомендацией АБФФ?

— Не думаю, что когда футболисты выбирают себе игровой номер, то держат в голове какие-то экстремистские выходки, — разъяснил свою позицию главный тренер БАТЭ Виктор Ганчаренко. — Тем более те люди, которые имели эти номера в прошлом сезоне, об этом не задумывались.

— Так ведь это только рекомендация, — говорит генеральный директор «Минска» Игорь Шлойдо. — Играть или нет футболистам под этими номерами, мы решим сами.

— Я об этом ничего не слышал, — признался журналистам наставник сборной Бернд Штанге. — А что означают эти цифры? У нас есть номера от 1 до 50. 88-й запретила использовать ФИФА. Давайте, я запишу номера, которые вы назвали, чтобы не совершить ошибок.

А может, что-то другое нужно

В кулуарах эта тема очень живо и в основном со смехом обсуждается. «Может, вообще от всех цифр отказаться, — предлагают некоторые. — Дать каждому по букве, и дело с концом!» Правда, кто решится украсить спину буквами «Б» или «Х»? Кстати, в России, где подобных проблем с фанатами никак не меньше, решили поступать проще — снимать с клубов по 6 очков за проявление расизма на трибунах. Может, и у нас стоит не с цифрами воевать, а с теми, кто за ними стоит?