Персоны

Сталкер «Зоны Х»

Ведущая телепрограммы «Зона Х», заместитель редактора отдела криминальных новостей, репортер и просто красавица Виолетта Соколович рассказала о своем опыте работы крупье, о том, как выводила с коллегами на чистую воду аферистов, и почему ей не нравится слово «женщина»

— В детстве ощущали тягу к журналистике?

— Никогда не публиковалась в детских газетах и стихов не сочиняла. Из словотворчества могу вспомнить только свои труды по русской литературе, но этим занимались все школьники согласно общеобразовательной программе. А прежде чем оказаться на телевидении, сменила не одну профессию, которые к журналистике не имели никакого отношения.

— Например?

— Когда училась в Белорусском государственном университете информатики и радиоэлектроники, хотела попробовать себя везде. Да и одной стипендии на мои запросы не хватало, поэтому курсе на третьем решила поработать крупье в казино. Ночью раздавала карты, а ранним утром ехала домой, чтобы помыться, переодеться, перекусить и отправиться получать знания.

— А спали когда?

— А зачем? (Смеется.) Вздремнешь где-нибудь на задних рядах во время лекций, а потом снова без проблем шагаешь на работу. Правда, такой образ жизни вскоре стал выматывать, пришлось перейти на заочную форму обучения. Это позволило уехать в Моск­ву искать лучшей жизни.

— В Златоглавой нашли, что хотели?

— Планы в столице России были наполеоновскими. Мне предложили поработать помощником системного администратора в одной фирме — говорили, очень перс­пективной. Поверила и согласилась. Но реальность оказалась не такой радужной. Зарплата была скромной: за аренду жилья заплатишь, и денег почти не остается. Два года помечтала и вернулась домой.

— Не жалеете?

— Нисколько. Тут встретила старых друзей, которые предложили попробовать себя в качестве корреспондента и ведущей в новом телепроекте «Зона Х». Меня даже не смутила тематика программы, а работа оказалась настолько интересной и разносторонней, что вот уже 10 лет я здесь. 

— Вы готовите сюжеты из ЛТП, тюрем, медвытрезвителей… Не надоело любоваться изнанкой жизни?

— Со временем на такое начинаешь смотреть проще. Да и коллектив у нас достаточно веселый. Приедем со съемок, посмеемся над какой-нибудь темой, и стресс сам собой спадает. Юмор, правда, на такой работе становится черным, как у хирургов. Конечно, есть сюжеты, над которыми особо не пошутишь. Например, когда снимаешь неблагополучные семьи. Видеть, в какой грязи живут дети и как наплевательски к этому относятся их родители, откровенно неприятно.

— По-моему, рассказывать с экрана телевизора о криминале не женское занятие.

— Отнюдь. Большая часть нашей аудитории — это сильный пол. И, на мой взгляд, когда о криминальных происшествиях рассказывает девушка, любой мужчина смягчается и лучше воспринимает информацию. Подтверждение тому — многочисленные отклики телезрителей. Если долго не появляюсь на экране, люди звонят и интересуются моим здоровьем.

Многие коллеги считают, что подобные программы лучше смотрятся, если в кадре женщина. Главное, по-моему, чтобы она была наделена интеллектом. А не так, как порой на музыкальных каналах: красивая девушка говорит умные слова, совершенно не понимая их смысла.

— Наверное, ваше природное обаяние помогает и в подготовке сюжетов?

— В силу своего характера и опыта работы мне со всеми легко находить контакт. С кем-то общаюсь подчеркнуто официально, с кем-то по-дружески на ты. Многих сотрудников силовых структур знаю очень давно, когда еще была зеленым корреспондентом, а они молодыми лейтенантами.

— Насколько изменилась «Зона Х» за десять лет?

— Появились утренние прямые эфиры. Это добавило программе динамичности и оперативности. Очень неплохое и логичное нововведение. Теперь мы рассказываем о том, что случилось совсем недавно, например прошедшей ночью, показываем в режиме реального времени происходящее на столичных дорогах. С тех пор как творческое объединение «Зона Х» переросло в отдел криминальных новостей, круг деятельности корреспондентов расширился. Коллектив начал поднимать в сюжетах социальные, экономические и прочие проблемы, снимать сюжеты, совершенно не относящиеся на первый взгляд к криминалу. К примеру, я готовила специальный репортаж об уникальных минских детях. Наверное, слышали такой термин — индиго? Дети, наделенные сверхъестественными способностями. В нашей столице никто на расстоянии предметы не передвигает, но удивительных, не по годам развитых ребят, как выяснилось, достаточно много. Одним из героев репортажа был мальчик, который в один годик отлично разговаривал на двух языках. Для меня как мамы это было очень интересно.

—  Так как отдел расширил тематическое поле сюжетов, наверное, и список полезных дел увеличился?

— У нас был сюжет о том, как усыпляют бездомных животных. Он вызвал большой резонанс. Недавно помогли жителям одного девятиэтажного дома запустить неработающий лифт. Представьте, больше недели пенсионерам, мамам с колясками, больным людям приходилось в буквальном смысле карабкаться по лестнице. Мы никого не осуждали. Просто показали точку зрения людей и комментарий из местной ЖЭС, мол, у них нет специалистов… Лифт починили уже на следующий день.

Много делали материалов об аферистах. Как пример можно привести историю с одним современный комбинатором. Ловкач организовывал театральную студию, школу юного журналиста, певческий конкурс, но соответст­вующего образования не имел и научить, естественно, ничему не мог. Чем он обладал, так это даром убеждения и достаточно большим количеством денег. Деятель устраивал широкую рекламную кампанию на телевидении и в метро, привлекал к своей деятельности белорусских исполнителей. Правда, последние у нас в эфире от него открещивались. А люди приходили на псевдотренинги, платили и только потом понимали, что их водят за нос. Привлечь к ответственности этого человека не удалось, но свой бизнес ему пришлось прикрыть.

— Не за горами 8 Марта, какой подарок вам как женщине хотелось бы получить?

— Для начала прошу не называть меня женщиной. Это слово звучит грубовато и как штамп. Прилагательное «женственная» — красивое, а существительное мне не нравится. Стараюсь его не использовать, когда веду передачу. На какие слова у меня еще аллергия? «В рамках», «месячник», «члены», «данный», «Могилевщина» и тому подобные. Еще есть такое смешное — «автолюбитель». Если вдуматься в смысл, то это человек, который либо любит всех без разбору на автомате, либо в машинах почти не разбирается, просто любит покататься.

А самый лучший подарок для меня — это счастье. Его много не бывает. Что касается материальных вещей: любая мелочь, которая идет от души, будет приятной. И необязательно вручать ее мне в день праздника.