Испытано на себе

Проводницы слышат стук колес даже дома

Работу проводника вагона порой окружает некий романтический ореол: дальние страны, новые города, общение с разными людьми. Почти как у стюардесс. Наш корреспондент решила на себе испытать все прелести профессии и узнала, зачем проводник при отправлении поезда стоит у открытой двери вагона с флажком, сколько весит постельное белье и за что знаменитый сатирик Михаил Задорнов подарил проводнице билеты на свой концерт

Фирменный поезд № 107 «Белая Русь» Минск — Гомель — Калинковичи — Минск — состав особый. Большинство рейсов на железной дороге — по принципу задачки из учебника по арифметике: из пункта А в пункт Б, но 107-й единственный на белорусской дороге, чей маршрут начинается и завершается в Минске. Так что, купив билет на этот поезд, можно, не выходя из вагона, за 13 часов совершить путешествие по трем областям страны — Минской, Могилевской и Гомельской.

Как и положено фирменному составу, проводников сюда подбирают наиболее опытных, и попасть в бригаду «Белой Руси» не менее престижно, чем на международный маршрут.

Готовимся в рейс

От перрона столичного железнодорожного вокзала этот поезд отправляется в 17.15, но все приготовления к рейсу начинаются в десять утра. Почему? Судите сами. Сначала общая планерка, затем инструктаж по технике безопасности — и за работу. Нужно успеть навести порядок в вагоне, получить чистое постельное белье и товар: чай, кофе, печенье, минералку, влажные салфетки, словом, то, что можно и нужно предложить пассажирам. Наконец, проводнику необходимо время, чтобы заняться своим внешним видом. Поскольку в бригаде в основном женщины, нужно и прическу сделать, и маникюр, и форму подготовить. На дороге говорят: проводник — лицо не только всего ведомства, но зачастую и страны.

Я включаюсь в работу только за полчаса до отправления, когда получаю форму. В купе проводниц облачаюсь в строгий костюм с блестящей крылатой эмблемой на груди. На ходу застегиваю пуговицы на белоснежной рубашке с идеально выглаженными воротничком и манжетами, поверх надеваю жилетку. Волнуюсь. Пора встречать своего первого пассажира.

— Внимание, девочки! Выходим на посадку! Спокойной нам дороги. С Богом! — по радиосвязи звучит традиционное напутствие начальника поезда.

Набрасываю теплую шинель, натягиваю белые перчатки.

Чуть ли не синхронно во всех вагонах открываются тяжелые двери. По металлическим решетчатым ступенькам в ветреную сырость перрона осторожно спускаются проводницы.

Вместе с временной наставницей Марией Ивановской внимательно проверяем билеты и приглашаем пассажиров занять свои места, желаем приятной поездки.

По-е-ха-ли-и!

17.15. Отъезжаем от станции Минск-Пассажирский. Рядышком с Марией встаю на откидную площадку. С непривычки кружится голова.

— Смотри в одну точку, — советует напарница и поднимает желтый флажок. Это машинисту сигнал, что все в порядке. Еще есть такой же флажок, но красный. На случай ЧП. В ночное время их функции выполняет фонарь.

Не успели тронуться, как от пассажиров посыпались заказы: одному подавай воду, другому — печенье, третьему и вовсе жаропонижающее…

— В вагоне обязательно есть аптечка. А опытный проводник еще  нитку с иголкой прихватит и пару лишних ручек, чтобы пассажиры могли разгадывать кроссворды. В дороге все пригодится, — Мария наполняет кипятком стаканы и на ходу планирует работу. — Ты займешься раздачей белья, а я деньги соберу.

Ехать далеко, поэтому все соглашаются взять белье. За раз беру не больше четырех комплектов. Вместе они довольно увесистые, пожалуй, килограммов 6-7 потянут. Прикидываю: в нашем вагоне 9 пассажирских купе всего на 36 мест. Значит, только с постельными принадлежностями нужно совершить 9 рейсов туда-обратно, причем каждый следующий все длиннее. Здесь нужна определенная сноровка: скорость у состава приличная, вагон качается, и удержаться на ногах, когда руки заняты, не так-то просто. Как же, думаю, проводницы ухитряются по нескольку стаканов чая в каждой руке донести, не расплескав?

18.45. Остановка в Осиповичах. Не забываем про топку. Щедро подбрасываем уголька: замерзнут пассажиры — скандал обеспечен. Пару ловких движений, и огонь весело подмигивает в окошечке. Приводим себя в порядок и вперед, встречать новых пассажиров. Опаздывать нельзя.

Один за всех

— Проводник порой и психолог, и официант, и бухгалтер, и медсестра, и актер, и нянька, — присоединяется к разговору начальник поезда Марина Кушнерова. — С какими только претензиями не обращаются пассажиры: то из окон дует, то соседи мешают, то чай вовремя не принесли. И надо уметь сгладить любой конфликт.

21.00. Время в пути летит незаметно. Станции, полустанки. Через полчаса Гомель.

Во время небольшой паузы за чашкой кофе Мария вспоминает своих звездных пассажиров:

— Лет десять назад ехал в моем вагоне Михаил Задорнов. С соседями по купе ему не повезло. Несколько часов подряд он слушал их пьяные монологи, щедро приправленные бранью. А когда терпение лопнуло, поспешил за помощью ко мне. Чтобы высадить скандалистов, необходимо составить акт и получить подписи нескольких человек. Таковы правила. Но пассажиры расписаться не спешили. Может, боялись. Только Задорнов и согласился, — рассказывает напарница. — На очередной остановке милиционеры сняли с поезда шумных попутчиков сатирика.

Знаменитый юморист отблагодарил спасительницу. Вместе с мужем пригласил на свой концерт в Минске и подарил билеты в первом ряду.

А однажды продюсеры знаменитой Верки Сердючки звали Марию на роль Гануси — сценической мамы звезды.

— Внешность, говорят, у вас яркая! Соглашайтесь! Ну какая из меня актриса? — смеется проводница.

В обратный путь

21.30. Гомель. На перроне немноголюдно. В наш вагон садятся только пять человек.

— Будний день, — объясняют мне. — А вот в выходные и празд­ничные вагон полон.

Проводник со стажем обладает удивительной способностью: человек еще только идет по платформе, а проводник уже точно знает, его это пассажир или пройдет в другой вагон.

00.41. Прибываем в Калинковичи. Стоянка полчаса. Многие пассажиры уже спят. Можно немного отдохнуть.

— Неужели не надоедает вот так кататься по одному маршруту годами? Одни и те же станции, города…

— Ничуть, — с ходу отвечает Мария.

— Муж и дети не сетуют на постоянные отлучки?

— Конечно, им приходится нелегко, — вздыхает Мария. — Бывает, и праздники встречают без меня. Муж иногда провожает в рейс и приносит обеды, когда готовимся к очередному рейсу в Минске.

3.27. Бобруйск. Отъезжаем от станции. Наставница протягивает мне фонарь с бело-лунным светом. Его нужно поднять вверх. Сначала добро дает хвост состава, потом очередь доходит до нас, седьмого вагона. Глаза слипаются от усталости. Ноет спина.

Здравствуй, Минск!

5.15. Путешествие подходит к концу. Будим пассажиров и предлагаем горячий чай. Пока одна проводница раздает билеты, другая складывает грязное постельное белье. Его сортируют по отдель­ности и обязательно аккуратно сложенным. Мария успевает еще и выручку подсчитать.

5.45. Нас встречает сонный Минск. Спускаюсь на перрон, земля под ногами качается. Пассажиры высыпают из вагонов, спешат к подземному переходу, сталкиваясь, шумя, волоча тяжелые чемоданы, сумки, баулы, сонных и капризничающих детей. А состав отправляется на техническую стоянку. Нехотя переодеваюсь в привычную одежду. Закатав рукава, принимаюсь за уборку вагона. И почему людям так трудно дойти до мусорного бака? Между полками и стенками купе то и дело нахожу яичную скорлупу, фантики от конфет.

Вот и управились. Пришло время прощаться с бригадой. Буду целый день отсыпаться. Проводницы тоже отдохнут. Но не дома, а в своих купе и только до 10 утра. Поезд­ные бригады «Белой Руси» работают по два оборота. Это что-то вроде вахтового метода: два рейса и почти трое суток вне дома. Отдохнут и все заново: планерка, инструктаж, прием товара, уборка — и в путь.