Культура

Отдать больше, чем имеешь

Побывать на спектаклях с участием Виктора Манаева минчанам теперь удается нечасто. Заслуженный артист Беларуси дважды в месяц ездит в Варшаву, где играет на сцене театра «Рампа»

В Польше лауреат государст­венной премии СССР признан незаменимым исполнителем главной роли в фарсе-мелодраме «Пинская шляхта».

— Становой пристав Крючков едва ли не самый отрицательный персонаж в моей творческой биографии, — говорит Виктор Сергеевич. — Но он вовсе не негодяй. Скорее, просто старается напустить страха на окружаю­щих. К тому же этот бюрократ-взяточник, приехавший в пинские болота разбирать споры местных дворян, настоящий трудоголик. Пожалуй, более страшного злодея довелось мне играть только в сказке «30 дней Кощея Бессмертного», а было это около четверти века назад. Я исполнял роль писаря и старался показать его так, чтобы он был хуже самого Кощея. Но, видимо, не получилось. Дети в зале смеялись.

— Как живется в Варшаве? Удалось выучить польский?

— Сначала зрители приняли меня за местного артиста, который тонко изображает восточный акцент. Все-таки не зря почти три месяца учил роль на польском! С рамповцами сложились самые теплые отношения — в выходные они кормят меня обедами, приглашают к себе на дачу. Во время командировок живу в театре. Там есть комнаты со всеми удобст­вами. Для поляков настоящим откровением стало творчест­во Винцента Дунина-Марцинкевича, писавшего и на польском языке. Нашим соседям, которые с особым вниманием относятся к своей культуре и традициям, его имя почти не знакомо. Газеты сообщали, что белорусы открыли им удивительного автора.

— Какие у вас впечатления от театральной жизни Варшавы?

— В городе около 20 театров. У каждого свой зритель. У «Рампы» в том числе. В этом театре актеры очень профессиональные, с хорошим музыкальным слухом, отличными голосами. Два зала никогда не пустуют. Перед премьерой спектакля «Пинская шляхта» повсюду печатались сообщения о том, что «в Варшаве над постановкой работает самый выдающийся белорусский режиссер Пинигин». Значилась в текстах и моя фамилия. Тоже с положительными эпитетами.

— Сегодня Купаловский театр закрыт на реконструкцию. Своего зрителя не потеряли?

— Я очень скучаю без сцены, на которой играю уже 30 лет. Реконструкцию обещают завершить в конце 2012 года. Пока выступаем в основном в Доме офицеров, Дворце культуры проф­союзов, клубе имени Дзержинского. На спектаклях зал всегда полный. Зрители поддер­живают нас даже более громкими, как мне кажется, аплодисментами. И все равно это не дом, где знаком каждый уголок. Когда прохожу мимо здания своего театра и вижу, что из окон гримерок торчат трубы и возводятся строительные леса, радуюсь. Значит, ремонт в разгаре и скоро мы вернемся туда.

— Вы никогда не отказываетесь от творческих встреч, интервью, а ведь свободного времени у вас совсем мало.

— Общение всегда полезно. Например, часто бываю в библиотеке № 1 имени Толстого, с которой дружу много лет. Там всегда много молодежи. И она замечательная! Ребята тянутся к искренности. Мы, взрослые, порой надеваем маску холодности и все портим.

— А отдыхать получается?

— Почти пять лет езжу в Грецию. Вместе с друзьями, лицами духовного сана, посещаем монастыри на святой горе Афон. Первые монашеские скиты появились там еще в VIII веке. Сегодня их 20. В их числе и русский, болгарский, сербский. Обойти все пока не успел…

— И напоследок — секрет счастья от Виктора Манаева.

— Нужно обязательно находить время для себя. Если человек утверждает, что ему некогда, значит, что-то в его жизни неправильно. О духовном и физическом здоровье надо думать. Появилась возможность — побывайте на природе, подлечитесь, наберитесь новых впечатлений. Для меня также важно полное уединение. Это профессиональная необходимость. Перед выходом на сцену стараюсь хоть немного посидеть в тишине, сосредоточиться. Хотя, конечно, в остальное время вкалываю. В моем театре выкладываются все актеры. Так работает и наш художественный руководитель Николай Пинигин. И разве можно иначе? Здесь, как и в любви, нередко отдаешь больше, чем имеешь…