Мегаполис

БыУвай, Пушкин!

В советские времена в букинистических магазинах выстраивались очереди. Книгочеи охотились за подписными изданиями, собраниями сочинений классиков, художественными альбомами… Готовы были не спать ночами, чтобы только пополнить семейную библиотеку. Почему сегодня минчане сдают книги и какая литература пользуется спросом у букинистов?

Прием книг в букинистическом магазине «Вянок», что в Троицком предместье, начинается в 10 утра, а заканчивается в два часа дня. Хотя еще и в полтретьего можно застать несколько человек с сумками, набитыми литературой.

— Ежедневно к нам приходят десятки человек, которые приносят различные издания, — рассказывает заведующая магазином Ирена Гаврильченко, пока я разглядываю книжные полки. — Люди разные по возрасту и достатку — и пенсионеры, и молодые. Последним семейные библиотеки достались в наследство.

Причины, по которым решают избавиться от ненужных книг, почти у всех одни и те же: мол, собрались ремонт в квартире делать, а книжки занимают много места. Однако шанс оказаться на полке магазина есть далеко не у каждого бумажного долгожителя, попадающего на комиссию. Например, здесь не берут книги, которые уже есть в наличии.

— А что у покупателей пользуется спросом?

— У студентов всегда востребованы учебные пособия по естест­венным наукам: физике, химии, математике, истории, философии. Частенько в магазин наведываются китайские студенты, которые учатся в Беларуси. Они спрашивают Дос­тоевского, Короткевича, Шамякина. Люди в возрасте обращают внимание на наборы открыток, путеводители по городам республики, издания по художественной критике и истории. Также их привлекают документальная литература о войне, мемуары. На ура раскупаются книги о белорусском партизан­ском движении.

А как же классика, издававшаяся в советские годы миллионными тиражами?

Увы, она теперь почти никому не нужна. Поэтому и продается за сущие копейки. Закон ценообразования в букинистических магазинах прост: чем выше спрос на книгу, тем она дороже. Например, собрание сочинений Льва Толстого в 11 томах можно купить всего за 55 тысяч рублей. Все, что создали Горький, Пушкин, Тургенев, Гоголь, Драйзер, оценивается максимум в 5 тысяч рублей за том. Тем временем потрепанный покетбук Донцовой или Устиновой — в 2,5-3 тысячи за книжку.

Быстро находит читателя литература об искусстве, жизни актеров, старые, изданные типографским способом фотографии звезд советской эстрады.

— Довольно редко к нам попадают ценные издания. Но и с ними расстаются без сожаления, — удивляется Ирена Францевна и показывает мне пожелтевшие монографии 1896 года. — Многие даже не знают, откуда у них такие книги. Говорят, на чердаке завалялись. Был у нас, например, случай, когда парень предлагал подборку книг по театру, произведения Станиславского. Наследство молодому человеку досталось от родственника, который всю жизнь проработал в театре. Видно было, что этот человек с любовью собирал материал. На полях — пометочки и ссылки карандашом. Наследник быстро придумал, как поступить с подборкой, и принес в скупку.

До сих пор здесь помнят семейную пару с коллекцией старинных фолиантов из витебского Свято-Духова монастыря. У них было около 20 церковных рукописных книг. Самую дорогую из них продали за 1.500 долларов.