Персоны

Чудеса случаются утром

Программа «Добрай ранiцы, Беларусь!» на Первом — единственная из утренних передач на телеканалах страны, которая идет в прямом эфире. Вот уже более 10 лет ее творческая группа помогает нам проснуться, получить заряд бодрости и хорошего настроения. — Как вы стали телеведущими? Помните свой первый телеэфир?

Дмитрий Карась (далее — Д.К.): У меня история получилась длинная и сказочная. Что называется, и хотел бы выдумать… Приехал в Минск из Гомеля, поступил в институт культуры на отделение народного танца. Но всегда мечтал работать на ТВ. Впрочем, мечта эта была из разряда несбыточных. И вот знак судьбы! В фойе вуза увидел объявление о наборе на курсы дикторов радио и ТВ. Занятия платные, а какие у студента деньги? Но спустя время все же поступил на эти курсы и по окончании пришел на БТ. Но мне отказали. На летние каникулы поехал в родной Гомель. Но и там на меня посмотрели как на сумасшедшего. Помню, главный режиссер, взглянув из-под очков, сказал: «В кадр я вас не пущу». А был сезон отпусков, и на областной студии образовался дефицит кадров. Мне разрешили попробовать себя на радио в качестве диктора новостных выпусков. Позже такую же работу предложили и на ТВ. И вот кассета с Гомельской телестудии послужила мне своеобразным пропуском в Минске. Сначала работал на 8 канале, а потом пригласили на Первый. Случилось это 1 января 2001 года. Открывал новое тысячелетие. Читал новости. Расцениваю это как некий знак свыше. В «Добрую ранiцу» меня тоже взяли не сразу. Прошел через несколько кастингов. Но первый раз в эфир попал отчасти случайно. Тогда работала пара — Женя Юран и Надя Герасимчик. Женя уехал сдавать сессию в институте, и нужна была замена. Мне предложили попробовать провести утреннюю программу.

Ольга Водчиц (далее — О.В.):

У меня все гораздо проще. Я по образованию актриса. Закончила нашу академию искусств. Работаю в театре белорусской драматургии. Четыре года назад объявили кастинг ведущих «Добрай ранiцы», который я успешно прошла. Первый эфир прошел как одна минута. Было очень страшно. Опять же, у нас нет суфлеров, весь сценарий мы рассказываем от себя. Я его тогда выучила наизусть, да так, что он мне потом еще долго снился.

— Программа начинается в 6 утра…

Д.К.: … а проснуться в день эфира нужно еще раньше, примерно за два часа до него.

— Трудно, наверное, заставить себя встать в такую рань?

Д.К.: Могу поделиться секретом: нужно набраться сил, дойти до окошка и посмотреть в окна дома напротив. Обязательно увидите несколько, где горит свет. И поймете: вы не один такой несчаст­ный. Еще несколько человек проснулись и готовятся идти на работу. Сразу легче станет.

О.В. (шутит): Не знаю, Дима, в каком районе окна светятся в 5 утра. Из моего окна ничего не видно. Сплошная темень. Даже фонари не горят.

— Ладно, вы встаете рано — работа такая, а как удается уговорить гостей прийти в студию к 6 утра?

Д.К.: Обаянием. А потом, мы ведь приглашаем в эфир Пер­вого канала, а от такого предложения отказаться может не каждый.

О.В.: Чтобы как-то взбодрить гостя программы, порой придумываем вопросы-сюрпризы. Однажды была Ольга Барабанщикова. Подшутили над ней, спросив, правда ли, что она из большого тенниса ушла в малый. Вопрос этот, мягко говоря, удивил ее. К слову, в ближайшую субботу она снова будет в студии «Добрай ранiцы» с презентацией своего нового клипа. Ольга, вы же знаете, не только теннисистка, но и диджей, певица, телеведущая.

— Вспомните гостей, которые вас удивили.

О.В.: Как-то были у нас в программе двое наших белорусских силачей. Они прямо в студии руками разрывали толстенные телефонные справочники. Но самое большое удивление было потом, когда наш оператор-постановщик, человек далеко не богатырского сложения, посмотрев на этот трюк, с легкостью повторил его.

— Прямой эфир — это, вероятно, постоянное напряжение и готовность к нештатным ситуациям?

О.В.: В прямом эфире всегда нужно быть готовым к неожиданностям. Однажды произошел технический сбой: во время рекламной паузы камеры стали включаться без участия операторов. И телезрители увидели, как Дима танцует гопак. Он-то полагал, что длится пауза и его нет в кадре, и решил размяться. Длилось это две-три секунды, но, как позже выяснилось, многие обратили внимание на необычное зрелище.

Д.К.: В студии вообще порой творятся чудеса. Вот представьте: в помещении, где нет окон и всего одна дверь, вдруг как раз во время прямого эфира начинает летать и радост­но щебетать воробей. И как он попал сюда, совершенно не понятно.

А на гостей программы порой чуть ли не магическое действие оказывают телекамеры. Как-то шла речь о прическах. О новых тенденциях моды рассказывала известный стилист. Вдруг буквально на полуслове она обрывает рассказ и со словами «Все! Я больше не могу!» устремляется мимо камер на выход. У творческой группы шок. Впрочем, длился он недолго. Ведущие быстро взяли на себя роли экспертов и продолжили разговор.

Запомнился и случай с певицей Дакотой. Она пришла на программу с новой песней. Так получилось, что во время ее исполнения пропал звук фонограммы: зрители его слышали, а она — нет, и ей пришлось петь наугад: держать ритм, темп. Она справилась, и только когда пошла заставка передачи, мы услышали (смеется) все, что она думала по этому поводу.

— Чему посвящаете свободное время?

Д.К.: Сейчас мое главное увлечение — обустройство своей квартиры. Я теперь могу, например, запросто выступать в роли эксперта по приобретению мебели. А еще хотел бы попробовать себя в других профессиях. Как в популярной у вас, газетчиков, рубрике «Журналист меняет профессию». Очень интересно почувствовать себя в роли продавца. Хочется понять, что испытывают люди этой профессии и почему они бывают не очень любезны с нами, покупателями.

О.В.: Больше всего люблю читать и путешествовать. В последнее время увлеклась танцами. Недавно наша группа разучивала танец, который исполняется на подтанцовке у Леди Гага. Помимо работы на ТВ остаюсь актрисой, снимаюсь в кино. Сейчас — в совместной белорусско-эстонской картине «Одинокий остров». Это детективная мелодрама. В одной из ролей снимается Гарик Сукачев.

Наш корреспондент встретился с парой ведущих программы Дмитрием Карасем и Ольгой Водчиц. Они вспомнили, какие люди их удивили, и поделились секретом того, как удается вставать ни свет ни заря, чтобы к 6.00 успеть в студию