Социум

Брак по сходной цене

Минчанки за регистрацию фиктивного брака с иностранцем просят от 500 до 1 тысячи долларов

Еще утром нарядные жених и невеста чинно шествуют в загс. Без запинки клянутся быть рядом и в горе, и в радости, растить детей, сажать деревья, строить дом. Обмениваются кольцами, целуются. А уже вечером жена получает обещанный гонорар и супруги расходятся, как в море корабли. На что только не идут люди, чтобы получить вид на жительство в Беларуси, улучшить жилищные условия, откосить от армии и распределения в глубинку. За 24 часа стать липовой женой корреспонденту предложили испанец, финн и китаец.

Цена вопроса

Всего 15 минут в Интернете — и виртуальная доска бесплатных объявлений выдала десятка два горячих предложений руки и… паспорта «без цели создания семьи». Открыто обсуждаются условия и мотивы заключения фиктивного брака. Цена договорная. В зависимости от сроков необходимости оставаться супругами варьируется от 500 до 1 тысячи долларов. Некая 32-летняя Ольга, мать-одиночка, готова стать липовой женой, чтобы быстро по­править свое финансовое положение. «Порядочность и отсутствие материальных претензий гарантирую», — уверяет дама. 22-летняя Мария, студентка пятого курса мед­университета, в срочном порядке ищет «супруга на час», чтобы получить распределение в столицу. 48-летний Григорий предлагает вид на жительство в Беларуси состоятельным иностранкам. «Возраст и национальность невесты значения не имеют», — подчеркивает жених.

Фиктивный брак предлагают заключить не только из-за гражданства и необязательно с иност­ранцами: «Предлагаю деловой брак с минчанином. Срочно. Студентка 5-го курса». Судя по всему, будущую выпускницу вуза не прельщает перспектива распределения в глубинку. Цена вопроса — 1 миллион белорусских рублей.

Решаюсь на эксперимент. Регист­рируюсь на одном из серьезных, как они о себе заявляют, брачных сайтов. Для начала заполняю анкету: 21 год, шатенка, зеленые глаза, не курю, не пью, наркотиками не увлекаюсь. Обещаю помочь с гражданством, пропиской и, возможно, работой. Размещаю консервативное, по сравнению с уже имеющимися на сайте, фото. Жду. Не проходит и часа, как на мое деловое предложение приходит сразу несколько откликов.

Первый — от 43-летнего испанца Фернандо. Потенциальный «жених» не скрывает, что брак ему нужен всего лишь для того, чтобы открыть свое дело в столице. Фиктивный семейный союз «бизнесмен» оценивает в тысячу долларов.

«Никаких отношений. У меня есть семья и сын. Так что мы просто распишемся. А потом разойдемся по своим делам, — напрашивается в мужья 25-летний финский парень Марьятта. — За человечность, порядочность, за заботы о гражданстве я готов заплатить 700 долларов. Не мошенник». Его конкурентом становится 45-летний Лунь из КНР. Гражданин Поднебесной хорошо знает русский язык. Он дважды бывал в Минске на отдыхе. Мечтает встретиться с девушкой, которая поможет ему легализоваться в нашей стране. На вознаграждение мужчина не скупится — 1.200 долларов. Плюс ежемесячные денежные выплаты в размере 100 долларов — «на шпильки».

Остается всего ничего для заключения выгодной сделки. Чужеземцу необходимо собрать энную сумму денег, приехать в Беларусь и в положенное время явиться в загс. И вот уже законный муж спокойно трудоустраивается, получает бесплатное медицинское обслуживание, приобретает недвижимость и создает бизнес. И, пожалуй, самое главное — теперь он имеет право перевезти в Минск тамошнюю супругу и прочих родственников. Неужели все так просто?

Экзамен на любовь

Действительно, еще пару лет назад такая схема работала безотказно. Ею вовсю пользовались мигранты, пока правила игры не пересмотрели. Со вступлением в июле 2010 года в силу новой редакции Закона «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь» в органах внутренних дел могут отказать в выдаче разрешения на постоянное проживание ино­странцу, если сотрудники милиции заподозрят, что брак зарегистрирован исключительно с этой целью. Но как проверить иск­ренность чувств?

Ежегодно экзамен на любовь сдают немало иностранцев, которые недавно обзавелись белорусскими супругами.

— Наша работа начинается уже после свадьбы, когда муж-ино­странец или заграничная жена обращается к нам с заявлением на получение вида на жительство. Распознать «поддел­ку» крайне сложно, — рассказывает заместитель начальника управления по гражданству и миграции ГУВД Мингорисполкома Александр Щербач. — Приходится обращать внимание на многие, казалось бы, мелочи: на заметную разницу в возрасте, национальность, отсутствие общих детей, если при этом они есть в предыдущем браке, умение общаться на одном языке. Настораживают личные характеристики. Например злоупотребление алкоголем. Подозрение вызывает и недавний внезапный развод. Но, как правило, самый верный признак фиктивной семьи — муж и жена живут раздельно и не ведут совместное хозяйство.

Если раньше вид на жительство иностранцы получали почти сразу после заключения брака с гражданином нашей страны, то теперь у правоохранительных органов есть шесть месяцев, чтобы проверить намерения супругов. Поводом для проверки семейной пары может послужить звонок из отдела ЗАГС, от внимательных соседей или коллег. Тогда сотрудники милиции пригласят молодоженов пройти анкетирование с каверзными вопросами.

— Какого-то конкретного списка вопросов у нас нет. Это своего рода экспромт. Они постоянно меняются, чтобы у супругов не было шансов их выучить, — объясняет Александр Иванович. —Молодоженов обязательно разводят по разным комнатам. Задают одни и те же вопросы. Среди них есть простые, например: где они в последний раз вместе отдыхали, как пополняется семейный бюджет. Супруга могут попросить назвать отчество тещи, вспомнить историю знакомства с невестой. Есть вопросы и посложнее — на знание привычек половинки. И тут порой начинается спектакль двух актеров. Жена говорит, что муж в день выкуривает пять сигарет, хотя он астматик и табак на дух не переносит. Муж утверждает, что тестя зовут Николаем, а на самом деле — Игорем. Порой расхождения данных в анкетах доходят до 80 процентов.

Ловко!

Признать брак недействительным по белорусскому законодательству может только суд. Но сделать это не так-то просто. Увы, даже самые тщательно собранные и, казалось бы, неопровержимые доказательства того, что семья создана лишь для видимости, могут рассыпаться, как карточный домик, если псевдосупруги хорошо сыграют свои роли на судебном разбирательстве.

Максимум, что грозит фиктивным мужу и жене за обман, это признание брака недейст­вительным. За ним последует аннулирование разрешения на постоянное жительство, а супруга-иностранца, возможно, вышлют на родину.

Белорусская же половинка не пострадает вовсе. Редкие исключения — проблемы с налоговой, ведь за печать в паспорте получена на руки некоторая сумма. Головной боли может добавить и  ловкач-псевдосупруг, решивший обмануть пассию. Такие отлично знают, что по закону после заключения брака имущество становится общим. Стоит мужу, допустим, купить машину, как его пусть и псевдо-, но супруга запросто может претендовать на часть ее стоимости.

Был в Минске и такой случай. Молодой человек, чтобы избежать службы в армии, женился на матери троих детей и вскоре их усыновил. Супружеский союз продлился три месяца. Ровно столько, сколько понадобилось, чтобы оформить усыновление и получить заключение от медкомиссии о наличии хронического заболевания, не совместимого со службой в армии. Как только Алексей подал заявление на развод, жена выступила со встречным иском: о взыскании алиментов. Ловко?

Чаще всего белорусами желают стать жители постсоветских республик. В этих странах уровень жизни ниже, чем в Беларуси.

Комментарий

Надежда Реутская, заведую­щая Минским городским Домом бракосочетаний:

— Все союзы с иностранцами регистрируются у нас. И мне обидно, когда на интернациональные семьи вешают незаслуженное клеймо «союз по сходной цене». Не думаю, что люди преодолевают такие большие расстояния, чтобы заключить фиктивный брак. Самые популярные иностранные женихи в Минске — граждане России и Израиля, а из дальнего зарубежья — граждане Германии, Турции, Италии, Англии, США, Нидерландов. Есть несколько случаев, когда минчанки выходили замуж за женихов из Непала и Новой Зеландии. В минувшем году было заключено 74 брака с иностранцами из 24 стран.