Испытано на себе

Электричка – коробейникам сестричка

Где добывают товары нелегальные торговцы в поездах, как им удается избежать встречи с сотрудниками милиции и почему этот бизнес до сих пор в тени, узнал корреспондент, став на время продавцом газет в электричке

Транспортная экономика

Во времена СССР в пригородных электричках и поездах дальнего следования продавалась преимущественно печатная продукция — игральные карты эротического содержания, фото и календари с изображением эстрадных звезд, распечатки гороскопов. В период социальных катаклизмов начала 1990-х число торговцев всякой всячиной на железной дороге выросло в разы. Многим такой бизнес показался хорошим способом для заработка: не нужно платить за аренду помещения, а риск получить штраф за незаконное предпринимательство минимален.

С тех пор много воды утекло, и в странах СНГ этот вид деятельности развивался с разной интенсивностью. Например, сейчас в вагонах пригородных электричек Московской области работают более 300 продавцов, а во всей Минской таковых наберется не больше десятка.

Пресса на колесах

За нелегальную торговлю белорусским законодательством предусмотрен штраф от 350 тысяч рублей до 1 миллиона 750 тысяч. Несмотря на это, по вагонам, особенно пригородных поездов, по-прежнему снуют бойкие продавцы газет, мороженого, пирожков… Чтобы узнать, стоит ли овчинка выделки и почему коробейников не пугают штрафы, решил попробовать заняться продажей газет в поезде. Для этих целей выбрал «Минский курьер», «Вечерний Минск», а также пару экземпляров из разряда желтой прессы. К работе приступил в субботу около 19.00 в элект­ричке, следовавшей из Минска в Молодечно.

Поезд не успел тронуться, как на моем пути встал первый конкурент. Бабушка в малиновой куртке и потрепанных кроссовках быстренько пробежала по вагонам с кипой печатных СМИ, приговаривая в рифму: «Кто желает читать, свежие новости знать?» Купив у нее газету и представившись студентом, жаждущим подработать в электричке, получил несколько дельных советов. Во-первых, как оказалось, время для торговли выбрал неудачное. По выходным лучше сбывать товар утром, когда в поезде много дачников. Во-вторых, способы его представления потенциальным покупателям бывают разными. К примеру, когда у продавца широкий ассортимент продукции, лучше встать в начале вагона и оттуда поведать пассажирам о полезных свойствах той или иной вещицы или проанонсировать предлагаемую прессу. Минус — порой сложно перекричать стук колес, а во время стоянки поезда на рекламную тираду может не хватить времени. Мне же бабушка посоветовала третий вариант: предлагать товар, шагая по вагону.

Взяв на вооружение последний совет, решил попытать счастья в этот же день. Однако, пройдя по составу, не заработал ничего. На обратном пути в Минск также потерпел неудачу, несмотря на то что все сиденья были заняты пассажирами. Граждане просто смотрели на меня исподлобья, упорно отказываясь приобретать газеты. Мимолетное счастье улыбнулось лишь дважды в одном и том же вагоне. На позаимствованный у конкурентов слоган «Кто желает читать, свежие новости знать?» отреагировал парень.

Изучив предложенный мной ассортимент, поинтересовался:

— А в пятничном номере «Минского курьера» программа есть? Тогда давайте.

Накинув 500 рублей к первоначальной стоимости издания, мысленно поздравил себя с почином. Не успел отойти от первого клиента и пару шагов, как меня окликнула дама средних лет: «Дайте и мне такую же». Просьба была выполнена и, как оказалось, вовремя: на горизонте замаячили контролеры. От греха подальше спрятал периодику в рюкзак. А когда проверяющие стали смотреть билеты, полюбопытствовал, часто ли им доводится высаживать нелегальных продавцов из поезда.

— А мне какое дело до них? — пробурчал усатый контролер. — Пусть милиция ими занимается, а я должен проверять оплату проезда.

К слову, ни одного сотрудника правоохранительных органов за время своего коммерческого воя­жа так и не увидел. Так что поторговал без проблем и без лицензии. Другое дело, что никакой прибыли от своей предпринимательской дея­тельности не получил, даже билет на электричку не окупился. Возможно, сказалась неопытность, ведь, по словам самих коробейников, торговля в электропоездах достаточно прибыльный бизнес.

Коробейный цех

Узнать подробнее о подноготной такого дорожного сервиса удалось от знакомого, именуемого в кругах вагонных предпринимателей Пожарником. Свою карьеру молодой человек начал шесть лет назад, когда ему было 19.

— Занимаюсь этим, потому что работа непыльная, а деньги приносит нормальные, — рассказывает он. — У меня есть хозяин и двое напарников. Сколько получаю? Коммерческая тайна (хитро улыбается). Могу сказать, что достаточно. Самое прибыльное время — дачный сезон. Хорошо берут перчатки, сельскохозяйственную утварь, разные средства против колорадских жуков и прочих вредителей. Работаю с товарищами только в электричках маршрута Осиповичи — Бобруйск. Конкуренты на нашем участке редкость. Когда попадаются таковые, культурно объясняем, что место занято. В милицию они не жалуются, так как сами работают нелегально. С кондукторами также никогда не было проблем, покупаем проездной на месяц и спокойно торгуем. О появлении милиции всегда сообщаем друг другу. Есть даже специальный знак: напарник положил на плечо два пальца, значит, стражи порядка поблизости.

Усовершенствованную схему нелегальной торговли в поездах довелось наблюдать и мне по дороге из Минска в Киев. В столице Беларуси в вагон зашел продавец лет 35. Он без лишних слов прошелся по вагону, оставив в каждом купе стопку глянцевых журналов двухмесячной давности. Разговорившись со мной в тамбуре, Андрей, так звали коробейника, поведал, что приобретает товар на рынке или в привокзальных ларьках. Берет только уцененные журналы не дороже 6 тысяч рублей. Продает их уже по 10-11 тысяч. Выгода очевидна, да и покупатели, не знающие о подобных скидках в киосках, остаются довольны. Еще и друзьям хвалятся, мол, купили глянец за десять тысяч, хотя стоит он в киосках целых 17 тысяч рублей (цена свежего номера).

Не запрещено – значит можно?

Как выяснилось, легально заниматься бизнесом на железной дороге коробейникам невозможно. Это притом, что законодательная база Беларуси вроде бы ничего против такой работы не имеет. Как пояснили в управлении торговли и услуг Мингорисполкома, для розничной торговли, каковой и является продажа товара поштучно в электричках, с 1 января 2011 года лицензирование отменено. Хочешь работать — пожалуйста. Только согласуй в отделе торговли районной администрации перечень товаров, добавь к этому заявление для включения своего индивидуального предприятия в Торговый реестр и получи разрешение от Белорусской железной дороги для работы в вагонах. Но на последнем этапе и возникает загвоздка. В работе коробейников железнодорожники не заинтересованы. Еще несколько лет назад можно было получить разрешение на продажу печатной продукции, но теперь его перестали выдавать. Как объяснили в Моторовагонном депо Минского отделения БЖД, два года назад руководство дорогой ввело запрет на любую розничную торговлю в пригородных электропоездах. Решили, что их вагоны не могут служить площадкой для мелкорозничного торга. Что касается поездов дальнего следования, по словам начальника вагонного участка Минского отделения БЖД Веры Семеновой, коробейники здесь тоже не нужны. Во-первых, некому контролировать качество их товара, и пассажиры могут отравиться невесть откуда взявшимися продуктами. Во-вторых, у проводников есть все необходимое: чай, кофе, нехитрая снедь, печатные издания. Опять же работают вагоны-рестораны или буфеты.