Общество

Книжный приговор

Грустно, но утверждение, что книга — лучший подарок, теперь воспринимается с иронией. Да и стоят сегодня настоящие книги, а не их компьютерные версии, совсем не мало. Так что такой подарок может быть не каждому по карману

Как-то почти незаметно все получилось. Читали-читали мы настоящие книги. Много читали, больше всех в мире. И вдруг — ноутбуки, нетбуки, айподы, планшеты и всякие прочие книгозаменители.

Прогресс, конечно, дело нужное, но что может заменить книгу с бумажными страницами, в роскошном переплете и с нарядной суперобложкой? Искусство создавать настоящую книгу уходит вместе с мастерами. После того как писатель создавал литературное произведение, за дело брался целый коллектив. Чего только стоили рисованные иллюстрации. Книжная графика — это самостоятельное направление в творчестве. На страницах книг сказок и поэм Пушкина — произведения величайших художников XIX-XX веков: Васнецова, Поленова, Малютина. А работы Ивана Яковлевича Билибина по оформ­лению русских народных сказок и былин — это классика жанра! Творческий стиль мастера на долгие годы стал эталоном. Так и называют его до сих пор — билибинский. Вроде бы дела давнишние, но на фамилию Билибин в поисковиках Интернета отзываются почти 200 тысяч ссылок. А может, просто много их, разных других Билибиных…

Как-то я спросил восьмилетнего сына друзей: «Максимка, что подарить тебе на день рождения?» Ответ немного шокировал меня и насмешил всех присутствующих взрослых.

«Дядя Коля, только не книгу!» — эмоционально произнес малыш. И это ребенок, который легко выдает на-гора без единой запинки два десятка стихов и несколько стихотворных поэм. Конечно, ведь в его комнате уже поселился компьютер.

Может быть, золотой век книгопечатания уже в прошлом? Спросите своих маленьких детей или внуков, что такое переплет, как выглядит суперобложка. Мало кто ответит на эти вопросы. Зато они отлично знают, что такое чат, форум или социальная сеть.

Так что же нам делать со старыми добрыми изданиями, у кого они еще есть? Бережно хранить для потомков?

Случился недавно в моей жизни переезд. Утверждение, что несколько переездов равны одному пожару, подтвердилось. Сложилось впечатление, что даже одно-единственное перемещение семьи со скарбом может быть приравнено к удачному поджогу. А книг в доме за долгие годы собралось немало. Выкинуть или сдать в макулатуру рука не поднялась ни у кого в нашей семье. И тогда все было рассортировано на три группы. Первая — буду возить с собой и не расстанусь с ними никогда. Вторая — это незатейливое чтиво. То есть вариант издания, которое читают между делом в свободную минутку и вмещается даже в дамскую сумку. И третья — книги тематической направленности.

Судьба первых понятна, они бережно запаковывались и отправлялись к новому месту жительства. Вторая категория очень быстро нашла себе пристанище. Библиотека ближайшего дома отдыха приняла их с большим удовольствием и словами благодарности. Оказывается, люди, уважающие спокойный отдых, в наших широтах очень даже активно разбирают подобную легкую литературу — детективы, сентиментальные романы современности и сериалы. А вот книги по тематикам убыли в несколько общественных библиотек. Судя по реакции, их там тоже очень ждали. Еще несколько десятков книжек подарили знакомым. Я ведь знаю, чем увлекаются друзья.

Вот и получилось, что разгрузили мы собственную мини-библиотеку от всего нам не нужного и ничего не выбросили.

Лично мне очень симпатично общественное движение, когда прочитанную книгу оставляют где-нибудь на скамеечке в парке. Через некоторое время книжка обретает нового хозяина. Когда ее прочтут, она точно так же перейдет дальше. Мало того что прочтут что-то интересненькое разные неизвестные лично тебе люди, книжка будет спасена от гибели на заводе по переработке макулатуры. Так что теперь смело могу причислить себя к огромной армии людей, называющих себя, кажется, кросс-букерами. Причем сотворил я этот поступок, можно сказать, в оптовых масштабах, найдя новых хозяев сотням книг.

Неужели книга в классическом понимании становится достоянием истории? Логический ряд выглядит приблизительно так: электронные платежи, электронные книги и, наконец, электронные друзья.

Звучит как приговор. Нет, у печатной книги должна быть иная судьба.