Культура и История

А ТЮЗ и ныне там

Театр юного зрителя уже более двух лет не играет на своей сцене. Однако обещанная еще в 2009 году реконструкция здания на улице Энгельса до сих пор не началась

Директора ТЮЗа Юрия Кулика наш корреспондент застал в состоянии крайней обеспокоенности: буквально на днях во время спектакля в Доме литератора сгорели из-за старос­ти ключевые элементы светового оборудования. К счастью, проблему удалось оперативно решить: Дворец Республики предоставил в аренду осветительное оборудование. В противном случае запланированная на 30 июня премьера спектакля «Мой бедный Марат» по пьесе драматурга Алексея Арбузова не состоялась бы. Однако расслабляться рано. По словам Юрия Владимировича, большая часть аппаратуры, которой располагает сейчас ТЮЗ, настолько старая, что запчасти к ней уже не выпускают.

— На своей площадке не работаем с января 2009 года. Архитектурный проект реконструкции прошел экспертизу. Изначально планировалось потратить 100 миллиардов рублей. Потом бюджет сократили до 60 миллиардов. В итоге смету реконструкции урезали до 37,5 миллиарда рублей. Возник вопрос, стоит ли вообще что-то начинать делать. Решили — стоит.

— Когда должны начаться работы?

— Все упирается в деньги. Их по-прежнему нет. Вроде бы УКС Ленинского района должен был получить кредит на начало первого этапа реконструкции. Однако насколько затянется решение оргвопросов, неизвестно. Если реконструкцию начать прямо сейчас, то завершить ее могли бы к концу 2013 года.

— Почему так нескоро?

— Во-первых, здание ТЮЗа имеет историческую и культурную ценность. Все работы нужно проводить максимально бережно. Во-вторых, с 1956 года здесь не было капитального ремонта. Театр пришел в такое состояние, когда нужно менять буквально все: износились трубы отопления, проводка не выдерживает напряжения, крыша протекает, стены пошли трещинами. В нем опасно находиться.

Читайте также:  И времена, и нравы

Во время реконструкции рядом с ТЮЗом возведут четырехэтажное здание. В нем разместят производст­венные цеха (пошивочный, бутафорский, столярный), складские помещения, комфортные гримерки с душем, горячей водой. Будет сделана сцена с подъемными площадками, с люками-провалами. Сцену оснастят полетными устройствами. (В дет­ском театре они очень важны, например, когда нужно изобразить полет Бабы Яги на метле.) А также новой аппаратурой, световым занавесом. Обновят и зал. Правда, после реконструкции там станет меньше зрительских кресел: 350 вместо 400. Театр — это дорогое удовольствие. Из 37,5 миллиарда больше половины пойдет на закупку оборудования. Оно тоже бывает разным. Например, итальянское проработает в пять раз дольше китайского. Но оборудование — уже следующий этап. Сейчас важно, чтобы начали делать хоть что-то.

— Несмотря на непростую ситуацию, театр продолжает работать. Какие планы на следующий сезон?

— Думаем поставить пьесу Аркадия Кулешова «Хамуціус» про Кастуся Калиновского. Если все сложится по плану, то до 30 октября спектакль сдадим. Еще одна премьера нового сезона — сказка для детей «Волк на дереве». В этом году мы запустили и проект «ТЮЗ — детям Беларуси». Его суть заключается в том, чтобы объехать как можно большее количество белорусских городов. Бывали уже в Сморгони, Гродно. В ближайших планах визиты как минимум во все областные центры страны. Ведь мы единственный в мире драматический детский театр, работающий исключительно на белорусском языке. В предыдущие годы спектакли на русском тоже ставили. Но считаю, что ТЮЗ должен быть только белорусскоязычным. Потому что мы готовим зрителей для всех остальных театров. Дети приходят сначала к нам и слышат здесь белорусскую речь. Это очень важно.