Голос твоего города

Некоторые любят потяжелее

«Масса Брутто» — программа обо всем массивном и брутальном в современной рок-музыке — отметила первый юбилей. За 10 лет работы над проектом его автор и ведущий Александр Литвинский научился взвешивать музыку и отличать качественную ковку от брака

— Как думаешь, почему попсу слушают многие, а тяжелый рок — избранные? Срабатывает противопоставление массовая — альтернативная культура? Или дело в другом?

— Я бы не сказал, что тяжеляк слушают избранные. Конечно, есть люди, считающие такую музыку элитарной. Но это скорее от завышенной самооценки. Heavy metal — такой же продукт, как и упомянутая тобой попса. И продается он точно так же. Разве что в меньших объемах. Для одних невыносимо слушать NAPALM DEATH, для других —  «Руки вверх».

— Масса брутто любых товаров определяется в граммах, килограммах, центнерах, тоннах. А как измеряется масса брутто музыки?

— У каждого свое восприятие. Одни слышат в тяжелом роке иск­лючительно шум, рев и грохот, другие — все-таки музыку. И это нормально. Существует преогромное множество жанров этой экстремальной музыки: что-то потяжелее, что-то полегче. Просто каждый находит для себя наиболее оптимальное по весу направление.

— Тяжелый рок — музыка молодых и прогрессивных? А люди в возрасте слушают «Массу Брутто»?

— Слушатели лет 50 точно есть. Лично знаком с одним из таких. Он врачом работает. Говорит, что подобная музыка помогает ему чувст­вовать себя вечно молодым. Что-то подобное слышал от многих музыкантов в возрасте, которые продолжают играть тяжелый рок.

— Привык к просьбе домашних «сделай тише!» или семья разделяет твои музыкальные вкусы?

— Иногда экстремальную музыку стоит слушать тихо — тогда улавливаются все нюансы. Особенно если качество записи на уровне. Если оно подкачало, тогда громкий звук — единственный выход, чтобы материал стал единым целым и нормально воспринимался. Думаю, моей семье мешает, скорее, не музыка, а то количество дисков, которое скопилось в квартире. Жизненного пространства становится все меньше и меньше. Но… Работа есть работа.

— На твой взгляд, есть среди современных минских музыкантов те, которые качественно «куют металл»?

— Перечислять бессмысленно, ибо их много и количество неуклонно растет. Издаются пластинки (причем зачастую за рубежом), печатаются интервью во всевозможных специа­лизированных изданиях, группы плотно занимаются собственной атрибутикой и активно концертируют. И не только в Беларуси. Стало быть, есть спрос. А спрос бывает только на качественную ковку.

— Если черный — цвет уныния, а металлисты обычно в черном, значит, тяжелая музыка депрессивна?

— Черный ассоциируется и с элегантностью, изысканностью, сексуальностью… Вот и делай выводы. Кстати, в последнее время в моде милитари-стиль. И не только у поклонников тяжелой музыки.

— Программа «Масса Брутто» звучит в ночном эфире. Так и до бессонницы недалеко… Сколько человек не спят, пока ты вещаешь у микрофона?

— Аудиторию слушателей подсчитать сложно. «Масса» звучит не только в FM-диапазоне, но и транслируется в Интернете на radiominsk.by. Сигнал ретранслирует еще парочка интернет-радиостанций. Так что программу слушают в разных странах.