Территория закона

Есть сострадавшие

Коллаж Олега Федорова

Мошенники и аферисты готовы не только придумать себе очень больных детей, чтобы выманить деньги у спонсоров, но и прикрыться именами по-настоящему нуждающихся в помощи родственников

Верим, но проверим

В нашу редакцию пришло письмо от жительницы городского поселка Шарковщина (Витебская область) Светланы Федоровой. Надо сказать, это была не первая полученная нами бумага, в которой мать троих детей рассказывала о катастрофической нехватке средств на жизнь и слезно просила о помощи.

«Моя семья считается малоимущей, — писала Светлана (стиль автора сохранен. — Прим. ред.). — Сейчас я в декретном отпуске по уходу за ребенком, получаю дет­ское пособие на троих детей в размере 410 тысяч рублей, половина из которых уходит на платежи. Сама воспитывалась в детском доме, так что поддержки ждать неоткуда. А детям так нужны теплые вещи и обувь. Да и в школу их не до конца собрала. Может, найдутся читатели, которые согласятся помочь нам? Размеры обуви моих мальчиков: 37-38, 32-33 и на трехлетнего малыша. Одежда на возраст 13-14 и 9-10 лет, а также 3-4 годика».

Письмо Светланы у меня вызвало два естественных желания: помочь страдалице и выяснить у местных властей Шарковщины, как им удается закрывать глаза на бедственное положение многодетной матери. Поскольку второе можно было осуществить по телефону, с него и начал.

— Да не нужно Федоровой никакой помощи. Выдумала она свое бедственное положение,— уверили на том конце провода в Шарковщинском районном исполнительном комитете. — Она вообще не многодетная мать. У Федоровой двое детей: взрослый сын и несовершеннолетняя дочь. Муж получает около 1,5 миллиона рублей. Сама Федорова не работает, занимается только тем, что уже несколько лет шлет слезные письма в СМИ и живет далеко не безбедно за счет откликнувшихся сердобольных читателей газет и журналов, в которых были опубликованы ее письма.

Вот те на… Ай да Светлана! Ай да писательница! Но раз многие наши коллеги напечатали рассказ «многодетной матери», мы тоже решили разместить ее историю, правда, откорректированную в соответствии с реальностью. Для этого едем в незваные гости к Федоровой.

Ошибочка вышла

Дверь открыл муж автора слезного письма и огорошил сообщением: сейчас жена на работе — убирает школу. Минуточку, а как же утверждение местной власти, что госпожа Федорова трудиться не желает? Надобно разобраться.

Супруг Светланы приглашает гостей из Минска в квартиру — подождать хозяйку. Он уже в курсе, что журналисты приехали из столицы, чтобы написать материал о бедственном положении семьи Федоровых. К слову, она все же оказывается многодетной. Глава семейства сначала показывает нам спящего малыша в детской, а чуть погодя из школы возвращаются еще двое мальчиков: 13-летний Максим и 9-летний Кирилл. Школьная форма старшему явно коротка. Оба мальчика одеты более чем скромно.

— Мне очень стыдно, что написала вам, — призналась вернувшаяся с работы Светлана. — Чувст­вую себя попрошайкой. Но ситуация на самом деле безысходная. Раньше на жизнь хватало зарплаты и пособия по уходу за детьми. Но сейчас мой муж получает чуть больше 500 тысяч рублей, я — столько же. На семью из пяти человек со всей государст­венной помощью выходит около 1 миллио­на 500 тысяч рублей в месяц. Прожить на такие деньги сейчас крайне сложно. В этом году не смогла купить костюм для старшего сына. Придется ему ходить в прошлогоднем, который уже мал.

Слова многодетной матери подтвердили и всезнающие соседи: «Света никогда не отлынивает от работы, убирает в школе, а летом еще и собирает на продажу ягоды. Но денег им не хватает. Она не обманывает, ей действительно нужна помощь».

А как же тогда слова представителей местной исполнительной власти о том, что Федорова в своем письме лжет? Оказалось, они также говорили правду. Только о другом человеке.

— Светлана Федорова, проживающая в квартире № 26, действительно многодетная мать, — пояснила заместитель начальника управления по труду, занятости и социальной защите Шарковщинского райисполкома Елена Хашковская. — Ее семья считается малоимущей и получает пособие около 300 тысяч рублей плюс бесплатное питание для трехлетнего ребенка. В этом же доме, только в 13-й квартире, живет Ольга Федорова. У нее двое детей: девочке 11 лет и парню 21 год. Ее муж получает примерно 1 миллион 500 тысяч рублей, сама Ольга безработная и не состоит на учете в службе занятости. Постоянно пишет в государственные службы соцпомощи и в СМИ. Только с начала этого года к нам пришли 3 письма из редакций и одно от минчанки с просьбой оказать материальную поддержку Ольге. Однако она в ней совершенно не нуждается.

Сказочница

Мне как работнику творческой профессии хотелось бы немного заступиться за хозяйку 13-й квартиры. Знаете, сочинять нелегко. К журналистам информация поступает из различных источников, тут особо ничего не придумаешь. А вот Ольге приходится полагаться исключительно на свою фантазию. Получается неплохо. Возьмем, к примеру, ее опус в американской газете «Русский Дом». http://russiahousenews.info/letters-to-russian-house-atlanta/ne-prosim-deneg-pomogite-nam

«Сейчас в жизни все чаще встречаются люди равнодушные, — пишет Ольга под фамилией Приходько. — Равнодушие — это самое страшное качество, болезнь нашего века, набирающая масштабы какой-то эпидемии. Почему так измельчали души людей, огрубели сердца? Вот живем среди людей, а оказавшись в беде, начинаем видеть страшную картину действительности, начинаем понимать, что никто тебе не протянет руку помощи.

Моя младшая дочка по болезни в группе риска, а лекарства не купишь — не за что, к тому же все стоит очень дорого. А через месяц-полтора детей надо собирать в школу (на самом деле старшему сыну 21 год, он недавно освоил в Минском колледже специальность повара. — Прим. авт.). Помощи ждать не от кого, а одним нам без помощи со стороны не выжить...

Умоляю вас, Христа ради, напечатайте наше письмо в газете, что вам стоит? Ведь во многих семьях подрастают девочки, а их добротная обувь и одежда остаются. Может, кто-то, прочитав наше письмо в газете, сможет со­брать и прислать для детей обувь, одежду и юбку 50-го размера (размер одежды самой Ольги тоже 50-й. — Прим. авт.)».

К слову, дочь Федоровой, как рассказали нам в районной поликлинике, в группе риска не состояла, всего пару раз болела ОРЗ (простуда).

Как плодовитый прозаик, Ольга сочиняет под различными псевдонимами: Татаревич, Страх, Приходько, Писарева, Провалинская, Перейбейнос, Морозова, Федорова. Кстати, имеет на них полное право: в Шарковщинском заг­се нам рассказали, что женщина 7 раз выходила замуж и меняла фамилию.

Гонорары от сердобольных читателей за свои литературные шедевры сказочница уже много лет получает исправно. В районном узле почтовой связи нам сообщили: в ноябре-декабре 2008-го, январе 2009 года Ольга получила 60 электронных переводов на сумму более 4,3 миллиона рублей, 193 посылки на сумму 2,7 миллиона рублей и 21 небольшой пакет на 142 тысячи рублей. За 2010 год на ее имя пришли 39 электронных переводов почти на три миллиона рублей. За первые четыре месяца нынешнего года — 15 электронных переводов на общую сумму 1 миллион 600 тысяч рублей.

Нужна цензура

Комментарии Ольги по поводу ее литературной деятельности были скупые. Общалась автор с журналистами нехотя на лестничной площадке, не пуская на порог квартиры. Тягу к творчест­ву объяснила тяжелым семейным положением. Уверила, что с сочинительством полгода назад завязала: жизнь наладилась. «Неужто?» — удивился я, припомнив, что Ольгино письмо напечатали в газете «Русский Дом» в прошлом месяце.

К слову, в квартиру к автору слезных посланий я все же попал. Ольга сжалилась, когда минский гость признался, что нестерпимо хочет в уборную. Десятка секунд, которые занимал путь от порога до клозета, хватило, чтобы рассмотреть жилье страдалицы. Надо сказать, обстановка весьма приличная. То, что семья не бедствует, я понял и еще по одной детали. Пока мы с Ольгой перебрасывались в квартире парой слов, ее дочка крутила в руке телефон с сенсорным экраном. Такой нынче минимум тысяч на 800 потянет. Добавить к этой картине золотые сережки в ушах самой Федоровой, и становится понятно: денег этой семье для жизни вполне хватает.

— Хорошо устроилась, сидит себе в четырех стенах и строчит на своем ноутбуке в Интернете всякую чушь, — возмущается сосед Ольги. — Только фамилию Федоровых позорит. Муж у нее золотой мужик, вкалывает до десяти ночи. И его брат тоже много трудится, живет с женой и тремя мальчишками в этом же доме в квартире № 26.

Как выяснилось, Ольга благодаря своим газетным сочинениям стала известной личностью в городском поселке. Светлана же обратилась в СМИ впервые, и, судя по всему, этот эксперимент повторять в ближайшее время не собирается — стыдно. А потому ждем очередного бестселлера от Ольги Федоровой, конечно, если он пройдет мимо цензуры районной милиции.

Столичный аппетит

В Минске зарабатывать капитал на милосердии также не гнушаются. Причем делают это с поистине столичным размахом. Самый свежий пример — апрельский. Он подробно описан журналистом из «Советской Белоруссии». Полгода назад некая Анжела обманула зарубежные благотворительные фонды аж на 230 миллионов рублей. Спонсорам жаловалась, что ее дети-инвалиды нуждаются в срочной помощи. Как говорится, вопрос жизни и смерти!

Чада Анжелики и впрямь были тяжело больны: у сына Дениса и дочери Лизы медики выявили детский церебральный паралич. А затем у мальчика еще обнаружили гидроцефалию, а у девочки открылись желудочно-кишечные кровотечения. Малышка в 2003 году нуждалась в мезопортальном шунтировании, которое в Беларуси в то время еще не делали. Такие сложные операции проводили в Москве, но за приличную плату. В октябре 2003-го средства для Лизы выделил Минздрав Беларуси. Девочку успешно прооперировали в российской больнице. Тем временем мать написала письмо в департамент по гуманитарной деятельности Управления делами Президента с просьбой выделить ей деньги на лечение Дениса. Оттуда пришел ответ: в несколько зарубежных благотворительных фондов разосланы письма с просьбой помочь сыну Анжелы. Итог — в августе 2004 года мальчику провели курс лечения в клинике Мюнхена, который обошелся в 28 тысяч евро. Деньги дали благотворительные фонды. Оказалось, выделили сумму большую, чем требовалось. Неизрасходованными остались 7 тысяч евро. Их Анжела истратила… на себя. Видно, очень скоро дамочка вошла во вкус. Ибо спустя короткий промежуток времени пришла в минский офис ирландской благотворительной организации и, встретившись с директором, убедила выделить средства на лечение дочки. За три года ирландцы перечислили на счет Лизы более 80 тысяч евро. Анжела периодически предоставляла фонду копии медицинских выписок о том, что девочка якобы проходила курсы лечения в московских больницах. Как позже выяснилось, документы были фальшивыми.

Обман раскрыли, когда Анжела в очередной раз попросила у фонда 30 тысяч евро: Лизе, уверяла мать, срочно требовалась операция на сердце. Врач благотворительной организации осмотрел девочку и развел руками: помощь хирургов ей не нужна.

Из всех эпизодов мошенничест­ва, в которых обвинялась Анжела, суд признал ее виновной только в попытке завладеть 31 тысячью долларов, тех самых, что якобы потребовались для оплаты операции на сердце дочери. Кроме того, следствие установило, что аферистка подделала свою справку о зарплате для получения кредита на строительство второй квартиры. За мошенничество и изготовление фиктивных документов суд приговорил ее к двум годам ограничения свободы.

Вакцина от лжи

Случай Анжелы — далеко не единственный в Минске. Лучше всех об этом знают в благотворительных фондах.

— Раньше в белорусских банках для открытия счета на лечение требовалась рекомендация от Министерства здравоохранения, — рассказала директор благотворительного фонда «Шанс» Наталья Маханько. — Прежде чем получить ее, нужно было пройти медицинскую комиссию опытных врачей. Теперь же открыть счет можно, имея лишь паспорт и свидетельство о группе инвалидности. Мы сталкивались со случаями, когда люди брали для этого документы своих больных бабушек, а затем размещали в Интернете просьбы помочь их детям. Малыши или заболевания были выдуманными, а вот деньги на счет хитроумных аферистов благодетели переводили вполне реальные.

К слову, найти мошенников, специализирующихся на благотворительности, непросто. Во многом потому, что обманутые спонсоры не спешат с заявлением в милицию. А если нет заявления, нет и основания возбуждать уголовное дело против профи в игре на сострадании. Именно поэтому, уверяет пресс-офицер Центрального РУВД Минска Светлана Кабкова, подобных аферистов сложно привлечь к уголовной ответственности. 

Как не попасться на удочку мошенников?

Директор благотворительного фонда «Шанс» Наталья Маханько советует:

— спрашивать у автора объявления медицинскую выписку с диагнозом больного. Потом обратиться за подтверждением в учреждение здравоохранения, выдавшее этот документ;

— перед тем как пожертвовать бедствующим, сделайте звонок в управление по труду, занятости и социальной защите мест­ного исполкома. Расскажите о прочитанном или услышанном, поинтересуйтесь, почему специалисты не оказывают поддержку страждущему и необходима ли ему помощь;

— самый безопасный способ протянуть руку нуждающимся — обратиться в благотворительный фонд. Он должен работать на условиях отчетности по расходованию денежных средств и предоставлять по требованию документы о том, куда потрачены пожертвованные деньги.

* Иногда в Интернете встречаются подобные сообщения: «Ребенку нужен донор, 3-я отрицательная группа (редкая). Тел.: 8**********(Марина). Умирает ребенок!!!» Сердобольные люди публикуют этот крик о помощи у себя в статусе в социальных сетях, блогах и «Живом Журнале», не зная, что это тоже уловка мошенников. Стоит позвонить по указанному номеру российского оператора, как со счета мобильного сразу снимается определенная сумма.