В гостях у «МК»

Два БАТЭ Анатолия Капского

Разговор с генеральным директором Борисовского завода автотракторного электрооборудования — БАТЭ и председателем правления одноименного футбольного клуба Анатолием Капским получился чисто мужским. В гостиной агентства «Минск-Новости» собрались семь журналистов: пишущие о спорте Иван Кахнович и Денис Голуб, интересующийся культурой (а в свободное время — футболом) Алексей Иванюшко, близкие к городским новостям Евгений Олейник и Эдуард Мартынюк, корреспондент «Радио-Минск» Александр Шустер и главный редактор газеты «Вечерний Минск»

Николай Атрахович. Удалось поговорить и о футболе, и о поражении от «Барселоны», и о быстрой езде по трассе Минск — Борисов.

Футбольный роман

— Анатолий Анатольевич, мнение футбольных скептиков звучит примерно так: 22 миллионера гоняют по полю мяч, а 22 миллиона зрителей смотрят на это по телевизору. Ваша точка зрения на футбол как на явление, а не вид спорта?

— Если бы не было футбола, мир бы перевернулся. Вспоминаю, как смотрел свои первые чемпионаты мира по футболу. Это сейчас между таймами развлекают зрителей рекламой и сюжетами. А раньше посмотрел первый тайм — и выбегаешь на улицу обменяться мнением с такими же болельщиками. И у всех соседей есть своя точка зрения. Кстати, часто приходилось слышать, что по полю бегают не миллионеры, а дураки. Каждый думает по-своему. Например, я не понимаю оперу, а есть люди, которые не понимают футбол. Но, согласитесь, что тех, кто не понимает оперу — гораздо больше (смеется).

— Не припомните, когда начался любовный роман Капского и футбола?

— Любовь к футболу привил дядя, когда мне было лет пять-шесть. Потом именно он впервые взял с собой на настоящий футбольный матч. Это происходило на фоне всеобщей любви к минскому «Динамо». Правда, уж признаюсь, в детстве мне больше нравился хоккей: в то время сборная Советского Союза была на высоте, мы болели за московский «Спартак». Садились с дядей и его друзьями у экрана телевизора и смотрели ледовые баталии.

— Значит, БАТЭ могло быть хоккейной командой?

— Нет! Просто хоккейные трансляции показывали гораздо чаще, к тому же чемпионат мира проходил каждый год. К сожалению, недавно дяди не стало. Он был моим крестным в футболе, привил мне любовь к спорту. Когда мы решили 15 лет назад возродить команду БАТЭ, он радовался этому, как ребенок. И вот ушел из жизни — через день после нашего матча с «Барселоной».

— Примите наши соболезнования… У нас очень любят обсуждать итоги матчей, критиковать игроков и тренеров. А есть ли люди, которые именно вам говорят спасибо за игры БАТЭ, за приезд «Барселоны»?

— Когда мы второй раз вышли в групповой раунд Лиги чемпионов в этом году, было много благодарностей. Благодарили и после матча с «Барсой», но поток критики в адрес команды растворил эти хорошие слова в общей массе комментариев произошедшего. К счастью, я живу по принципу «если произошло что-то не так, это надо проанализировать и идти вперед».

— Ажиотаж вокруг билетов, сам матч с испанской командой утомили? После игры вы наконец-то выдохнули?

— Естественно, игра с «Барселоной» — это отдельная статья, и я отчетливо понимал, что многие хотели посмотреть на игру именно этой команды. И этот ажио­таж… такого раньше никогда не было! Жил тем, чтобы мы быстрее сыграли. С другой стороны, любой опыт — хороший или плохой — всегда полезен. В этот раз получил опыт в организации матчей. Теперь точно знаю: билеты в ложу на входе должны изыматься, а на руку гостям следует надевать специальные несъемные браслеты. Также для главной ложи будем делать только именные пригласительные билеты. Квитки на «Барселону» просили лично для себя высокопоставленные люди и потом не пришли. А в некоторых ложах зрителей было больше, чем посадочных мест, потому что прошедшие на стадион потом выносили пригласительные другим. При этом в главной ложе были три очень нетрезвых человека, которых я совершенно не знаю. Кто эти люди?

БАТЭ больше, чем завод

— Хотелось бы вернуться к теме БАТЭ, но не команды, а завода. Чем живет предприятие?

— Футбольный клуб уже можно признать достаточно удачной бизнес-моделью, а что касается завода, то там непочатый край работы. Шесть лет назад, когда стал директором, ситуация на предприятии была плачевная. Извест­ный в советское время производитель стартеров почивал на лаврах прошлого, не заботясь о будущем. Но самая большая проблема была не в показателях и убыточности — на заводе не существовало того, что называется преемственностью. Там работали специалисты преклонного возраста, некоторые из них не готовы были делиться знаниями с молодежью. А молодые сотрудники в свою очередь никуда не стремились: ни стать руководителями, ни зарабатывать деньги. Пришлось принимать непопулярные меры.

— Но сегодня завод уже не убыточен?

— Последние четыре года он интенсивно развивается. Впереди два года кропотливой работы по унификации производства. Мы создадим три платформы, на которых будем производить всем понятные стартеры — раньше у нас таких платформ имелось гораздо больше. В скором будущем БАТЭ станет управляющей компанией в холдинге, в который войдут 13 предприятий по производству автокомпонентов по всей Беларуси.

— Сколько людей на предприятии?

— Чуть меньше четырех тысяч. Но считаю, что для того объема продукции, который выпускаем, это много. Поэтому ставим задачу значительно увеличить выработку на одного работающего и создаем новые производства. Чест­но скажу, это тема, на которую могу говорить бесконечно. Заводскими проблемами живу каждый день.

— Получается, что у вас два любимых ребенка: завод и футбольный клуб. Как вы распределяете между ними внимание?

— Не всегда, как вы говорите, ребенку достаются только любовь да ласка (смеется). Это два сложных процесса, и, чтобы добиться успеха в обоих, приходится иногда быть жестким. Решением футбольных вопросов, как правило, занимаюсь поздно вечером или ночью. Вопросы завода решаю в основном днем. Но порой жизнь вносит коррективы. В любом случае, как правило, раньше восьми вечера с завода не ухожу.

— Представьте, что вам звонит главный тренер БАТЭ Виктор Ганчаренко, а у вас совещание с заводским коллективом. Трубку поднимете?

— Я провожу совещания в зале и оставляю телефон в кабинете. Да и он знает, когда звонить, чтобы не отвлекать... У меня есть привычка: я всегда перезваниваю на неотвеченные вызовы. Исключение сделал только перед игрой с «Барселоной». На знакомые телефоны, конечно, перезванивал, а незнакомых было столько, вы даже представить себе не можете. Звонили и в шесть утра, и в двенадцать ночи. И все разговоры про билеты на футбол.

Закулисные игры

— Говорят, Ганчаренко — один из немногих, кто может заставить вас сдаться в его пользу при решении клубных вопросов. Правда ли?

— Виктор — очень сильный переговорщик. Когда что-то просишь для команды, для футболистов, очень важно это правильно сформулировать и обосновать. А получив, эффективно потратить. У Вити это получается. У нас очень хорошие, современно выстроенные отношения. С другими тренерами было больше эмоций… Может, помогает разница в возрасте, но мне с Ганчаренко работать легко.

— Часто ли вы с футболистами общаетесь неформально?

— Вот после победы над австрийским «Штурмом» в Граце с ребятами общались очень неформально (смеется). Но и повод-то был — проход в групповую стадию Лиги чемпионов! Нравится контактировать с молодежью: говоришь с ними — становишься моложе сам. А я не хочу стареть. Тем более в жизни не сухарь, мне все интересно. Кстати, недавно у нашего футболиста Игоря Шитова (сейчас он играет за московское «Динамо») родилась дочка, так он мне тут же прислал SMS. Я за него искренне порадовался.

— Большой футбол, большие деньги… Часто бывают конфликты в команде из-за финансов?

— Любое подписание контракта с футболистом — это микроконфликт. Очень мало тех, кто сразу соглашается на предложенные условия. В последнее время говорю ребятам: сами назовите свои пожелания, а мы решим, сможем потянуть или нет. При этом и они, и я понимаем, что вместе делаем большое дело.

Блиц-опрос

— Часто ли вас обижали журналисты — материалами, высказываниями?

— Иногда обижаюсь на, казалось бы, безобидные вещи. Меня возмущает непрофессионализм или, наоборот, профессиональный перебор. Вот, например, слабо сыграли с «Барселоной», мы и сами это знаем. Тем более надо понимать, что это — «Барса», лучший клуб мира. Но такое количество повторяющейся критики, которое последовало за нашим поражением, очень задело. Не столько меня, сколько тренеров и футболистов. Считаю: критикуя, нужно отдавать себе отчет, имеешь ли ты право так поступать, если не умеешь качественно делать свою работу.

— Вы любите автомобили и быструю езду?

— Для меня машина — средство передвижения. Это в молодости я часто менял авто. Сейчас важно, чтобы машина хорошо держала дорогу. А что касается скорости, то в 1990-е я поставил личный рекорд на трассе Минск — Борисов. Сейчас мне за эту глупость стыдно, но тогда доехал до столицы за… 20 минут. От поста до поста ГАИ. Да, я люблю быструю езду и умею быстро передвигаться, но стараюсь не нарушать Правила дорожного движения. С возрастом делать это стало легче.

— Анатолий Анатольевич, и вы, и Виктор Ганчаренко, да и все футболисты живете в Минске. Может, пора стать минской командой?

— Мы будем борисовской командой. Из Борисова до Минска добраться можно быстрее, чем из одного района Москвы в другой. И, кажется, скоро так будет и с нашей столицей. Тем более Смолевичи уже объявлены городом-спутником Минска, а это от нас совсем недалеко.

— Как вы относитесь к болельщикам клуба?

— Они — часть команды. И у меня, естественно, к ним доброе отношение. Но это касается только настоящих болельщиков, а не конъюнктурщиков.

— Кому вы благодарны и был ли в вашей жизни момент, может, переломный, когда вы стали воспринимать мир по-новому?

— Очень благодарен родителям. Если бы они не воспитывали меня с сестрой в любви, то, наверное, сегодня в моей жизни не было бы ни БАТЭ, ни футбола. Также благодарен дяде. Что касается моего взгляда на жизнь, то мне ничего просто так не давалось. Судьба проверяла меня на излом много раз. Я всегда старался доказать себе и окружающим, что выдержу. В детстве почти два года лежал на вытяжке, ни разу не встав с кровати... Уверен, в жизни очень важно уметь терпеть и при этом не обозлиться.

— Что больше всего вы не любите делать?

— Сидеть на месте. А еще писать письма. Потому что я люблю жить здесь и сейчас. Письмо же пока дойдет, пока его прочтут, все мысли уже о другом.

— Результат поединка БАТЭ и «Барселоны» — результат реальной готовности команд?

— Любой результат — реальный. Да, можно рассуждать, что два с половиной гола мы забили себе сами. На мой взгляд, если «Барса» не забивает первые полчаса — они начинают волноваться и нервничать, иногда принимать неправильные решения. И у нас был бы, на мой взгляд, шанс сыграть по-другому. Но этого не случилась. Поэтому счет справедлив.

Из таких неудач необходимо делать выводы и двигаться вперед, стремиться к большему. Нужно уметь подняться после поражения.