Персоны

Игры разума

 

 Вся жизнь Алеся Мухина — постоянная интеллектуальная игра. Нашему корреспонденту капитан команды элитарного клуба «Что? Где? Когда?» и ведущий белорусской версии телепрограммы рассказал, ЧТО заставляет его садиться за игровой стол,  ГДЕ и от кого набрался ума и КОГДА увлечение становится работой

 

— В кого вы такой умный?

 

 — Хм… (Улыбается.) Думаю, в родителей-инженеров. Отец — украинец, окончил Одесский политехнический институт, мама — коренная минчанка, училась в аналогичном белорусском вузе. Познакомились на практике в Казахстане и всю жизнь провели вместе. К сожалению, их уже нет с нами… Я был поздним ребенком в семье. Говорят, такие дети умные. Правда это или нет…

 

— Коль слывете знатоком, то, наверное, правда. Кроме ума, какие еще условия приема в клуб «Что? Где? Когда?»?

 

— Здесь важен не столько ум, сколько живость ума, интеллект. На большинство вопросов знатоки не знают прямого ответа, но в результате коллективной игры разума, ассоциаций, сведений и догадок находят ответ.

 

— Наличие высшего образования важно?

 

— В анкеты никто не всматривается. Вопрос в том, найдется ли такой самородок, который, проживая в отдаленном селе, самообразовался бы до уровня магистра? Игроки из московского клуба, как правило, — выпускники элитных российских вузов. Вот и нашему БГПУ им. Максима Танка удалось кого-то подготовить. (Улыбается и указывает на себя.) «Что? Где? Когда?» — это компиляция успешных людей. Чтобы попасть в мир умных, необходимо хорошее образование.

 

— Представляю армию отсеявшихся…

 

— Конечно, желающих много. В белорусской версии «Что? Где? Когда?» играют всего 6 команд по 6 человек. На творческую группу программы обрушился шквал писем от претендентов. Поэтому мы запустили еще одну интеллектуальную игру «Брейн-ринг», которая была популярна в России в 1990-х годах. Можно создать команду в любом городе, пройти предварительный отбор и попасть в студию.

 

— В белорусских телепередачах, как мне кажется, всегда присутствует некая местечковость, а эти проекты выгодно отличаются.

 

— Мы взяли лучшее из 30-летней истории «Что? Где? Когда?» и 10-летней «Брейн-ринга» и адаптировали к белорусскому менталитету. Программы, естественно, затратные, но качество продукта отменное. У нас лучшие режиссеры, отличная техника, свет… Ведущий «Брейн-ринга» Леонид Купридо, известный кавээнщик, отлично вписался в формат программы. Передо мной же стояла задача быть собой, а не копировать Бориса Крюка. Ведущий из меня получился более мягкий, «разважлiвы», как у нас говорят.

 

— Теперь у нас есть своя игра, а вы продолжаете ездить в Москву. Что это вам дает?

 

— Ощущение жизни. 10 лет в телеклубе, до этого семь в «Брейн-ринге» невозможно перечеркнуть одним махом. Потом, удовлетворение амбиций. Человеку всегда хочется жить и побеждать, игра как раз предоставляет такую возможность.

 

— Не устаете?

 

 — Бывает, конечно. Но так же, как плотник, соорудив хорошую баню и вытирая пот с лица, с гордостью смотрит на свое произведение, так и я радуюсь, когда мы удачно сыграем или запишем новую серию.

 

— В московском клубе вы с 2001 года. До вас белорусов не было лет 10, но в последнее время земляки заметно активизировались. Мы стали умнее?

 

— Появление на экране молодых ребят связано с успешной работой белорусского проекта. Коллегам из России легче пригласить на съемки людей, которых они уже видели. Скажу больше: на карандаше у них много белорусов. Интеллектуальное движение в нашей стране за последние 10 лет действительно значительно прибавило. «Что? Где? Когда?» — народное увлечение. Во многих организациях, учебных учреждениях созданы свои спортивные команды. Считаю, это хорошая альтернатива улице, пиву и Интернету.

 

— Интересно, программу снимают в определенном месте или каждый раз выстраивают декорации?

 

— В Москве это Охотничий домик в Нескучном саду, взятый в долгосрочную аренду. Помещение маленькое, калориферы даже зимой не всегда включают — и так тепло. Белорусская студия до мельчайших подробностей повторяет оригинал. У телеканала нет своих больших павильонов, поэтому мы работаем в трех разных точках.

 

— Где-то прочитала, что для съемок «Что? Где? Когда?» знатокам даже выдают смокинги. Это так?

 

— Да. Кто первый возьмет, тому и с­частье будет. Если фасончик не приглянулся, голос подать можно, но не громко. Когда я пришел в московский клуб, как раз поменяли гардероб, и мне достался костюмчик с иголочки. Так как наша коман­да играла постоянно на протяжении 4 или 5 лет, то в итоге я его и сносил. Сейчас у меня личный смокинг.

 

— Первая ваша роль — капитана команды, пожалуй, самая неблагодарная: и ответственности много, и блеснуть некогда…

 

— Полностью согласен. В конце 90-х годов прошлого века в интеллектуальном клубе произошла смена поколений, появились молодые звезды, такие как Елена Кисленкова или Михаил Мун. Поначалу они немного терялись на фоне мэтров — Александра Друзя, Сергея Виватенко, Федора Двинятина, но зрителям нравились. Творческая группа пошла на эксперимент и создала команду из перспективных ребят. Провели дополнительный отбор среди 10 лучших капитанов команд «Брейн-ринга» и решили, что я на эту должность подхожу лучше остальных.

 

— Объясните, Алесь, как вам удается играть вторую роль — ведущего — отстаивать интересы телезрителей, когда сами бываете в кресле знатока?

 

— Сложно было первые серии игр, а сейчас мне даже легче, чем Борису Александровичу, потому как я хорошо знаю ту сторону баррикад и отлично понимаю, когда бойцы увиливают от ответов.

 

Меня как женщину всегда волновало: почему в интеллектуальном клубе так мало дам? Неужели мы действительно уступаем мужчинам в умственных способностях?

— Точно нет. В Беларуси есть команда Елены Полышевой, в которой играют исключительно девушки. В первый год съемок они забрали главный приз, да и в этом году лидируют. Московская теле­группа утверждала, что женские команды быстро распадаются из-за междоусобиц. Но у нас все обошлось.

 

— Так кто же все-таки умнее: блондинки или брюнетки?

 

— Миф про блондинок появился в 9­0-х
годах, когда темноволосые завистницы не имели денег на дефицитный пергид­роль. Хоть у меня жена брюнетка, и если говорить откровенно, брюнетки мне более симпатичны, но байки про белокурых дурочек слушать крайне неприятно. Ум точно не зависит от цвета волос.

 

— А вот Фаина Раневская с вами не согласилась бы. Когда актрисе задали этот же вопрос, она ответила…

 

— (В один голос.) Седые!

 

— На размышление знатокам отводится 60 секунд. Это как-то сказывается на обычной жизни? Допус­тим, заходит к вам подчиненный, а вы ему — у тебя минута!

 

— (Улыбается.) Как капитан я научился одновременно слушать сразу нескольких человек, что мне помогает в бизнесе. Я привык управлять людьми, наверное, поэтому и стал гендиректором крупнейшей чайно-кофейной компании нашей страны. Совещания идут нон-стоп, решения принимаю быстро.

 

— Делец из вас вышел успешный, а ведь когда-то хотели стать педагогом.

 

— Между тем, что мне нравится, и тем, что способно обеспечить мою будущую семью, в 21 год я выбрал последнее. Преподавание стало хобби. Иногда меня приглашают на бизнес-курсы поделиться опытом, охотно соглашаюсь.

 

— С супругой вы познакомились в студенчестве, растите двоих детей, а сейчас вместе делаете белорусскую версию телеигры…

 

— Таня — моя правая рука. Она работает со знатоками, можно сказать, творческая мама, решает ряд важных административных вопросов. Конечно, вместе работать нелегко, но она обладает огромным запасом терпения, и я это ценю.

 

— В семье наверняка царит культ интеллекта?

 

— Мы с женой его всячески прививаем детям.