Далекое-близкое

Почему город озверел?

В начале ХХ века в морозные зимы в Минск забредали дикие звери. Горожане, которые жили на окраинах, могли встретить и зайца, и лося, и волка

 Зимы вековой давности не сравнить с современными. На три морозных месяца город практически замирал. Ночью сверкала огнями и наполнялась шумом лишь центральная часть. Окраины, где жили бедняки, погружались в тишину, которую лишь изредка нарушали загулявшие в кабаках работяги. Кошки, гулявшие сами по себе, и те искали теплое местечко, чтобы скрыться от мороза.

 

Диким животным с каждым днем все труднее становилось добывать пропитание. Поэтому они совершали набеги на огороды и сады минчан. Особенно страдали от непрошеных гостей хозяйства, расположенные вблизи леса, откуда в поисках сочных озимых выходили кабаны, косули, лоси. Иногда они забредали на темные минские улицы, пугая запоздалых прохожих.

Куда чаще других диких животных в гости к минчанам наведывались зайцы. Ушастые разбойники наносили немало вреда плодовым деревьям. Рачительные хозяева обвязывали стволы еловыми и можжевеловыми лапами. А то летом придется покупать яблоки и груши у торговцев на базаре.

 

Ежедневно жители как окраин, так и центра осматривали и пересчитывали домашнюю птицу. Если хоть одна курица пропала — пора бить тревогу: путь в курятник нашла куница или хорек. Дорогу к легкой пище они уже не забудут и станут регулярно наведываться в облюбованный птичник. Против таких вредителей использовали капканы, петли. Иногда приходилось призывать на помощь бывалых охотников.

 

Минчане и жители близлежащих деревень глубокой осенью и зимой старались вернуться в населенный пункт до наступления темноты. Никому не хотелось встретить на дороге голодного волка. О своем невидимом присутствии они напоминали протяжным воем. А в 1910 году произошел курьезный случай. На Заславской улице (ныне улица Короля) находился дом с приусадебными постройками извозчика Шолковского. На участке была вырыта картофельная яма. Все знали ее месторас­положение и, чтобы не упасть в потемках, обходили стороной. Утром хозяин подошел к яме и увидел в ней волка. Серый разбойник спокойно сидел на дне. Хозяева дома опешили, но после недолгого совещания накинули на шею хищника веревочную петлю и достали из ловушки. Не зная, что делать с пленником дальше, Шолковский доставил его в полицейский участок. Стражи порядка выслушали извозчика и попросили подержать хищника у себя во дворе на привязи. Предположили, что, скорее всего, это ручной волк, сбежавший от гастролирующих циркачей. Мол, вскоре они обратятся с жалобой в полицию и заберут своего питомца. Держать волка в участке не позволяли правила распорядка, а отправить его на пожарный двор к домашним животным невозможно. Последние, учуяв запах лесного разбойника, взволнуются и наделают немало шума. 

Извозчик отконвоировал волка на свой участок и привязал у сарая. Ночью, когда все спали, серый разбойник перегрыз веревку и убежал в лес. «Чтоб неповадно было волкам лазить в город, следовало бы осветить Заславскую и Загородную улицы», — отреа­гировала на происшествие газета «Минский голос».

В зимние месяцы поближе к людям переселялись и грызуны. Мыши с окрестных полей устремлялись в сараи и амбары. Да и крысы покидали продовольственные рынки и направлялись туда же. Не стесняясь, забирались как в хибары, так и в особняки. В 1900 году эти грызуны доставили немало хлопот зрителям и сотрудникам Городского театра. Во время показа украинской пьесы «Жыдивка-выхрестка» две крысы устроили драку в ложе. За неделю до этого артистка Чарновская, читавшая со сцены драматический монолог, попала в «очень неловкое положение», когда позади нее пробежала хвостатая.