Территория закона

Обучение за преступление

  Почему несовершеннолетние преступники просят продлить срок их пребывания в воспитательном учреждении и чем для ребенка могут закончиться прогулы школьных занятий, узнал наш корреспондент в могилевском СПТУ закрытого типа

  Осколки старого

С первых минут пребывания за высоченным забором специального профессионально-технического училища показалось, будто очутился в колонии. Как и на зоне, здесь контрольно-пропускной пункт, аналогичная планировка зданий, разделение территории на жилую зону с общежитиями и промышленную с учебным корпусом. Есть и штрафной изолятор (отделение для нарушителей с камерами 2 метра в длину и 1,5 мет­ра в ширину). Позже выяснилось, что до 1964 года СПТУ действительно было детской колонией, отсюда и такое наследство.

Однако пережитки прошлого постепенно уходят. К примеру, во время моего визита комнаты для нарушителей пустовали.

— Последний раз приходилось пользоваться ими несколько лет назад, — вспоминает заместитель директора по режиму Могилевского государственного специального ПТУ закрытого типа № 2 деревообработки Валерий Боровиков. — Подросток оказался там за побег…

Сейчас подобный метод наказания не приветствуется, а воспитание происходит по специальной системе оценки знаний и поведения. За прилежное отношение к учебе присваивают баллы, а за проступки лишают их. Если по итогам недели школяр не набирает 20 баллов, то ему запрещен выход за территорию СПТУ. По субботам и воскресеньям ребятне устраивают экскурсию по Могилеву, водят в городской бассейн, музеи, на гандбольные игры.

Первое впечатление об этом учреждении образования как о колонии оказалось обманчивым. Хоть здесь и существует пропускная система, юноши ходят строем и соблюдают строгий распорядок дня, но в жилых зданиях нет и намека на решетки. Нет и криминальной иерархии. Даже при желании подростков установить какие-либо свои внутренние правила жизни, осуществить эту задумку было бы достаточно сложно: за ними постоянно присмат­ривают воспитатели и сотрудники по режиму. Даже ночью в жилом корпусе дежурят взрослые; в комнатах, где спят юноши, отсутствуют двери, так что все происходящее внутри хорошо просматривается и прослушивается. К слову, сами подростки привыкли жить одной семьей и вопросу о «блатных понятиях» попросту удивляются.

Где действительно можно поднять свой авторитет, так это в различных спортивных секциях. Здешним условиям для физической подготовки могут позавидовать многие столичные школы. Помимо просторного зала в распоряжении воспитанников интерната четыре стола для настольного тенниса, бильярдная комната и многочисленные тяжелоатлетические тренажеры. К чему нужно стремиться на занятиях спортом, парни знают не понаслышке, ведь каждый год к ним приезжают олимпийские чемпионы и призеры мировых первенств. Здесь побывали гимнастка Светлана Баитова и легкоатлетка Оксана Менькова, штангист Андрей Рыбаков. Знакомство со знаменитостями и занятия в секциях помогают многим ребятам справиться с вредными привычками. Несмотря на юный возраст, у некоторых правонарушителей достаточно внушительный стаж курильщика — 7-10 лет.

Попался, который бросался

До посещения могилевского учреждения образования закрытого типа полагал, что это заведение — молодежный вариант взрослой зоны, куда попадают юные рецидивисты. А оказалось, некоторых воспитанников спецПТУ даже сложно назвать преступниками. К примеру, четырнадцатилетний минчанин Михаил оказался здесь из-за многочисленных прогулов школьных занятий и хулиганской выходки: вместе с братом он сбросил с крыши многоэтажного здания пластиковую бутылку с водой на стекло иномарки.

В СПТУ в основном попадают за незначительные преступления: мелкая кража, хулиганство, мелкое мошенничество. Бывают и исключения. К примеру, сейчас среди учащихся есть шестнадцатилетний парень, который убил отчима, защищая мать от побоев.

Основная причина конфликта подростков с законом — дисгармония в семье.

Как рассказала директор по воспитательной работе СПТУ Нелли Махоркина, события часто развиваются по одному и тому же сценарию. Занятые своей карьерой, проблемами в личной жизни или же просто злоупотребляющие алкоголем родители не уделяют достаточно времени ребенку. В результате он начинает прогуливать занятия, отставать в учебе. Затем, боясь контрольных работ, различных тестов, строгого учителя, несовершеннолетний вообще перестает ходить в школу. А там и до преступления недалеко.

Срок не впрок

Предметы, которые изучают воспитанники СПТУ, — как в обыч­ной школе. Вот только уроки на дом здесь не задают — все упражнения и параграфы разбираются в классе. Подобная система образования даже из заядлых прогульщиков со временем способна сделать отличников. Что подтверж­дают и цифры: в прошлом году из 77 выпускников училища 1 поступил в высшее учебное заведение, 15 — в лицеи и колледжи. Остальные либо устроились на работу (в училище можно получить специальности столяра и станочника деревообрабатывающих станков), либо вернулись в бывшую школу, так как подошел к концу их срок пребывания здесь. Удивительно, но факт: некоторые подростки не желают возвращаться на прежнее место учебы.

— Бывает, что срок нахождения подростка в СПТУ истекает за пару месяцев до централизованного тестирования, — поясняет главный инспектор отдела социально-педагогической работы и охраны детства Управления социальной и воспитательной работы Министерства образования Алексей Ананенко. — В такой момент ребенку крайне неудобно менять место учебы… На мой взгляд, необходимо подкорректировать систему наказания несовершеннолетних, чтобы не судья, а дирекция учреждения образования закрытого типа решала, на какой срок затянется воспитательная программа для ребенка. Ведь если парень исправился за 6 месяцев, зачем держать его взаперти еще год? А если он хочет получить аттестат здесь, к чему лишать его такой возможности?

Сейчас Министерство образования на законодательном уровне рассматривает вопрос об отмене срока пребывания юных правонарушителей в подобных воспитательных учреждениях. Возможно, после принятия такого решения белорусские учебные заведения закрытого типа перестанут отождествляться в сознании родителей с детскими колониями.