Персоны

Тот самый Жбанов

Сегодня девять дней, как ушел из жизни известный минский скульптор Владимир Жбанов. Каким мы его запомним?

В память о себе Мастер оставил десятки скульптур. Без них сегодня трудно представить столицу. Его работы украсили также Могилев и Лиду, украинский Павлоград и другие города. Они удачно вписались в городскую среду: рядом с ними охотно фотографируются, возле них назначают свидания…

Жбанов не обижался, когда его называли столичным придворным скульптором: «Просто я попал в струю. Городу тогда нужны были жанровые вещи — с юмором, с какой-то интересной историей. Ведь каждая скульптура — это свое­образный рассказ».

Владимир Иванович был веселым и отзывчивым человеком и в то же время требовательным к себе и другим.

Он много работал, мог сутками пропадать в мастерской. Был недоволен некоторыми своими работами: «Самое страшное, когда они уже стоят в бронзе. А жена еще масла в огонь подливает: «Я же тебе говорила!» Она строгий цензор. Не льстит мне. Но если говорит «хорошо», значит, скульптура действительно удалась».

Мой первый и последний критик

Так называл Жбанов жену. Она была для скульптора незаменимым помощником, его вторым «я».

— Еще не осознаю до конца, что Володи нет с нами, — вздыхает Жанна Владимировна. — Кажется, он просто куда-то уехал… Первые три дня, на похоронах постоянно ощущала его присутствие. Мне казалось, я смотрю на все его глазами.

Муж не раз говорил ей, что она знает его лучше, чем он сам себя. Жбанов многое хотел успеть, тихая размеренная жизнь была не для него. «Лучше я три года, как орел, пролечу, чем буду 300 лет, как ворон, падалью питаться», — улыбался он.

— У Володи была особенность: он мог вдохнуть душу в каждую свою скульптуру, и она оживала, — продолжает Жанна Владимировна. — Осталось много незавершенных работ. Например, композиция «Прекрасная наездница» для Лошицкого парка. Муж ее все время переделывал, пытаясь добиться совершенства… Было и немало проектов, которые публично озвучивались, он делал эскиз, даже подписывал договор, но потом заказы по разным причинам не состоялись.

По словам супруги, у Жбанова были проблемы с печенью, сказался скрытый гепатит, перенесенный еще в Афгане, погрешности в питании, вредные привычки… Все это привело к серьезному кризису, стало причиной острого панкреатита. Врачи самоотверженно боролись за его жизнь, но…

— Я хочу выразить искреннюю благодарность медицинским работникам В.В. Кирковскому, Е.О. Сантоцкому, С.В. Короткову, Ф.И. Казакову и Е.А. Мельниковой, а также всему персоналу 9-й клинической больницы и хирургической реанимации Республиканского центра трансплантации органов, которые были рядом с моим мужем в эти часы и пытались его спасти, — сказала Жанна Владимировна.

2 января 2012 года Жбановы отметили 30-летие семейной жизни, а через две недели Владимира Ивановича не стало. 26 января ему исполнилось бы 58 лет…

Бронзовая музыка

Архитектор Марат Гродников реализовал со Жбановым несколько проектов, в их числе и скульптурная композиция «Покупатели», установленная у ЦУМа прошлым летом.

— Такие люди, как Жбанов, рождаются раз в сто лет, — отмечает Марат Никитич. — Я ни в коем случае не умаляю до­стоинств других белорусских скульп­торов, но это был уникальный человек. Он создал практически новое направление — ландшафтно-парковую и жанровую скульптуру. В этом ему нет равных. У Владимира Ивановича осталось немало талант­ливых учеников. Несколько лет Жбанов работал в тандеме с молодым коллегой Ярославом Филипповичем. Вместе они создали герб города Лиды — «Лев с ключами» и другие скульптуры.

— А над чем вы со Жбановым работали в последнее время?

— В конце нынешнего года будет отмечаться 95-летие со дня образования органов государственной безопасности. К этой дате мы готовили мемориальный знак, который планируется разместить на одном из торцов здания Института национальной безопасности Рес­публики Беларусь, что на улице Змитрока Бядули. Это будет бронзовый щит, на котором отражены основные вехи истории и символика национальной безопасности, исторические лица, например Дзержинский. «Долг, честь, Отечество» — таков лейтмотив этого мемориала. Сейчас выполняется эскиз памятника в натуральную величину. Его высота составит 3,5 метра, ширина — 2 метра.

Среди незавершенных работ Жбанова — скульптура «Дирижер». Композитор в одежде XVIII века застыл со смычком в руках…

— Смотришь на эту скульптуру — и действительно слышишь музыку, — говорит Марат Гродников.

Было определено и место: в историческом центре, в районе площади Свободы, рядом с музыкальной школой и детской филармонией. Руководство «Минской спадчины» одобрило эскиз. Жбанов успел вылепить лишь миниатюру…