Спорт

Мировые парни

Команда «МАЗа» впервые участвовала в самой престижной в мире автогонке – ралли «Дакар. Об интересных и опасных моментах соревнований рассказал руководитель и один из штурманов белорусской команды Валерий Козловский

Над пропастью

— На спецучастке в Андах возникло чувство, что путь скорее рассчитан на джип, чем на грузовик. Горная дорога была уже, чем колесная база нашей машины. С одной стороны мы ехали в сантиметре от скал, с другой колеса нависали над пропастью. Задали вопрос организаторам: «Может, вы с маршрутом чего напутали?» Те только разводили руками: «Это «Дакар!»

Пески

— В них машины приходилось откапывать вручную по нескольку раз в день. Пока две лопаты песка отбросил, столько же засыпалось назад. Иногда выгребать песок проще было руками. Плюс сорокаградусная жара. И одет не в шорты и панаму — в шлем и плотный гоночный костюм. Это обязательное требование соревнований. Организаторы могли подлететь на вертолете к экипажу и проверить наличие всех элементов экипировки. За нарушение — штраф и даже дисквалификация.

Спуск

— Заставили поволноваться отдельные барханы, высокие — 1.500 метров, с очень крутыми склонами — наклон 50-60 градусов. Обзора почти нет. На ступенчатых спусках машина начинала сильно раскачиваться, входила в резонанс, и казалось, что еще чуть-чуть — и она перевернется. Опыта по прохождению таких барханов у нас не было. А вот по высохшим руслам рек и горным перевалам передвигались гораздо увереннее, потому как подобные дороги приходилось преодолевать и в других автогонках.

Поломка

— На одном из спецучастков едва не остались без тормозов: расплавилась трубка подачи воздуха в тормозной контур. А в комплекте запчастей, как назло, такой трубки не оказалось. Да и не сталкивались мы никогда с такой проблемой. Пришлось выкручиваться с помощью подручных средств. Тут-то и пригодилась обычная лопата. Так и ехали на протяжении многих километров до следующего бивуака.

А больше на этой гонке серьезных поломок не было. Возникали текущие проблемы: ломались листы рессор, при экстренном торможении на песке согнулась рулевая тяга.

Отдых

— Это несколько часов ночью на бивуаке. Там была возможность сходить в душ, поесть и отдохнуть часика четыре. Правда, у штурмана не было и этого времени. Он изучал и мысленно прокладывал маршрут на следующий день по выданному накануне роуд­буку (дорожной книге). Причем для навигации разрешалось использовать только то оборудование, которое выдали организаторы. Оно очень сильно отличается от тех навигаторов, к которым мы привыкли. Там указана лишь скорость машины, пройденное расстояние, направление движения в градусах и порядок точек, которые нужно пройти.

Местные

— Как-то застряли в дюнах и уже приготовились к раскопкам. Тут набежала толпа зрителей, они толкнули наш грузовик, и мы выехали без труда. Еще один раз сели среди барханов. Устали так, что еле лопаты в руках держали. Местные потом помогали доносить наш рабочий инструмент до грузовиков. Особенно приятно было видеть на финише множество зрителей, которые рукоплескали прибывающим гонщикам.

Ноу-хау

— Подрессоривание кабины — оригинальная разработка наших конструкторов. Сделали ее еще перед гонками сезона 2011 года. Другие участники оценили нашу идею, в том числе и команда КамАЗа. При прохождении сложных участков пути наш экипаж выходит из машины без повреждений спины. 

Читайте также:  Прыгнули выше головы

Затраты

— Одна машина — около полумиллиона долларов. Участие в «Дакаре» обошлось нам в 600 тысяч евро. Сюда входят заявочные взносы экипажей двух грузовиков, двух техничек и джипа сопровождения, а также траты на топливо, транспортировку техники, проживание в гостинице и т. п. Конечно, завод нам оказывает помощь. Однако львиную долю расходов команды берут на себя спонсоры.

Планы

— В этом году собираемся участвовать в чемпионате России, в гонке «Шелковый путь» и, конечно, готовиться к следующему «Дакару». Планируем серьезные тренировки, возможно, в песках Африки или Средней Азии. Рассчитываем на создание как минимум еще одного полноценного спортивного грузовика для ралли.

В 1971 году в СССР на экраны вышел художественный фильм «Мировой парень». Главного героя картины — молодого специалиста Минского автозавода — отправляют на крупные международные гонки. Несмотря на козни конкурентов, ему удается продемонстрировать всему миру мощь советского автопрома. Фильм этот помнят сейчас разве что киноведы-историки. Примечателен он по двум причинам: главную роль сыграл звезда отечественного кино тех лет Николай Олялин и в ленте впервые прозвучала песня «Березовый сок», ставшая суперхитом, в исполнении «Песняров». Как бы там ни было, но кинолента оказалась в какой-то степени пророческой.

 

Из истории

Наши на ралли

Неоднократные усилия организовать на МАЗе свою команду для участия в международных автогонках до сих пор заканчивались неудачно

Попытки влиться в большой автомобильный спорт на заводе предпринимали еще в 1980-х годах. Тогда заводчане участвовали в соревнованиях по кольцевым гонкам, в 90-е прошлого века переключились на ралли-рейды, потом — на трак-триал (преодоление препятствий на грузовом автомобиле).

Но как только формировалась команда, которая начинала добиваться серьезных результатов, проекты сворачивались. Ситуация изменилась несколько лет назад с приходом нового директора. Вскоре была создана заводская команда — «МАЗ-СПОРТ­авто», которая успешно дебютировала в прошлом году на чемпионате России. Хорошим опытом для нее стали состязания «Шелковый путь» — серия «Дакар». И вот, наконец, участие в легендарных гонках.

 

Справка «МК»

Туарег его знает

Самые сложные гонки современности привлекают экстремалов со всего мира уже более 30 лет

Инициатор проведения ралли «Париж — Дакар» — французский мотогонщик Тьерри Сабин. Во время участия в ралли «Абиджан — Ницца» в 1977 году он заблудился в Ливийской пустыне. И только спустя три дня был спасен туарегами (одна из народностей Африки). Опасное приключение вдохновило Тьерри организовать через год первый ралли-марафон «Париж — Дакар». Символом гонок стало изображение туарега.

В 1980 году состязания проходили в трех категориях — мотоциклы, автомобили и грузовики. Однако в 2008-м соревнования отменили из-за угрозы террористических актов. И уже в следующем году были перенесены на территорию стран Южной Америки.

Практически ни одно ралли не проходит без происшествий: кто-то из участников получает серьезные травмы, кто-то теряется в пустынях, а то и погибает. Так, в 1982 году на шесть дней исчез экипаж Марка Тэтчера, сына премьер-министра Великобритании. После крупномасштабных поисковых операций гонщики были найдены живыми и невредимыми. В нынешнем году в первый же день гонок, 1 января, на трассе разбился аргентинский мотоциклист.