Мегаполис

Пять «о…» Станислава Садальского

Накануне Дня смеха известный актер приехал в наш город со спектаклем «Декоратор любви». А заодно продемонстрировал публике свой новый образ — лысого еврейского бизнесмена в национальной украинской рубахе

О славе Скандальского

Руководствуюсь одним простым принципом: все публикации с упоминанием моей фамилии хороши, кроме некрологов. «Скандальским» я стал в лихие 1990-е — 

увлекся журналистикой и вел руб­рику светских скандалов в одной из бульварных газет. С тех пор и несу этот крест. Наверное, слишком часто даю поводы. Не могу молчать. В последнее время стал активнее вести блог в Интернете. Из-за публикаций в нем на меня несколько раз подавали в суд. Отношусь к этому спокойно. В сложных ситуациях всегда вспоминаю любимую фразу знаменитой актрисы Людмилы Целиковской: «Если тебя давно не ругают — есть повод для беспокойства. Теряешь популярность…»

О прическе

В Киеве снимаюсь в фильме режиссера Галины Шигаевой «Страшная красавица». Играю еврейского бизнесмена. Работу над ролью, как правило, начинаю по одному из двух актерских принципов. Первый заключается в постепенных переменах в характере и смене образа жизни. Второй — в мгновенном преображении внешности, при котором изменения идут от внешнего к внутреннему. В данном случае воспользовался последним вариантом. Это никакая не смена имиджа, как любят говорить попсовики. Просто постригся.

О сиквеле «Белых рос»

Леша Дударев — замечательный драматург. Я очень люблю первую картину, хотя не зацикливаюсь на ней: снялся там и снялся. В продолжение меня пока никто не приглашал. Актеры — люди во многом зависимые. Не мы выбираем себе фильмы, а нас выбирают режиссеры. «Белые росы» — это давно обмытые камни. Многих актеров уже нет в живых, несчастье случилось с Колей Караченцовым. Не знаю, как можно снимать фильм без него. И потом, продолжение, к большому сожалению, чаще всего хуже оригинала.

О поджоге и провокациях

Да, у меня шикарная квартира. Говорю об этом откровенно. Золотые росписи, картины известных художников, бронированная дверь. Эдакий имперский стиль. Все от нищеты. Я ведь детдомовский, долго жил в бедности. И хоть под старость хочется не­много пожить по-человечески. На квартиру неоднократно покушались. Один раз даже облили бензином и подожгли. К счастью, дом­работница быстро все потушила. А год назад два юнца пытались сорвать мой спектакль «Развод по-московски». Во время действия они ворвались на сцену с нарисованным на ватмане грузинским флагом и, имитируя кровь, облили все вокруг себя кетчупом, про­орав какой-то националистический лозунг. Но мы с актерами так все обыграли, что в зале никто ничего не заметил.

О ролях

Поначалу я, конечно, обижался, когда мне предлагали роли каких-то полудурков. Но потом понял: это истинное счастье! Не каждому дано веселить людей. Я люблю, когда надо мной смеются. Внешняя придурковатость может быть полезной. Дурака не боятся — ему все рассказывают, показывают, объясняют. Рядом с ним чужой ум крепнет и кажется убедительным.