Календарь

«»
Апрель 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Популярное в номере

Банкротство еврозоны

Безусловно, у нас возникают вопросы о неоправданно жестокой политике Евросоюза по отношению к Беларуси. Казалось бы, такая мощная международная структура не должна использовать в международной политике язык ультиматумов и санкций применительно к несоизмеримо меньшему, но суверенному и независимому партнеру, каким является Беларусь

Санкции ЕС в отношении Беларуси нарушают основополагающие принципы Договора о Европейском Союзе, создают барьеры для укрепления духовных, культурных и экономических связей. Весеннее обострение белорусско-европейских отношений, завершившееся выездом глав дипломатических миссий ЕС, не лежит в интересах Беларуси и Евросоюза.

Усиление мер международного давления на страну, не создающую никаких угроз безопасности и образу жизни государств Европы, свидетельствует о незаконном присвоении ЕС права определять легитимность или нелегитимность власти в других странах. Это проявилось в Ливии. Есть предпосылки к повторению силового сценария в странах Азии. Фактически подобную политику можно назвать диктатурой мирового масштаба.

Одновременно складывается впечатление, что у Евросоюза нет согласованной позиции в отношении реализуемой политики на белорусском направлении (санкции в отношении ликеро-водочного предприятия, ресторанов, горнолыжного центра, лотерей…). Это выражается в столкновении политических амбиций и бизнес-интересов, о чем свидетельствует избирательный подход при включении белорусских коммерческих структур и бизнесменов в список организаций, подпадающих под экономические санкции Евросоюза.

О причинах подобного рассуждает писатель, профессор, политолог Института INALCO Бруно Дрвески.наш эксперт —В преддверии французских выборов его мнение особенно интересно.

Ввиду того, что французская избирательная кампания характеризуется большим молчанием относительно международных и глобальных вопросов, логично, что мы не можем наблюдать больших дискуссий о Европе, Европейском Союзе, еврозоне и… европейском кризисе.

Любой наблюдатель катастрофы знает, что сложившаяся в Греции ситуация является лишь самым известным примером общего банкротства Еврозоны, затронувшего теперь уже и Италию, Испанию, Португалию, Ирландию… и очень скоро, конечно же, Францию.

Если мы говорим о Греции, мы также должны говорить о всей системе, созданной с «помощью» Goldman Sachs банка, который «помог» Греции сфальсифицировать доклады в ЕС для принятия Греции в еврозону и позволить греческим государственным коррумпированным лидерам обеих ведущих партий заказать бесполезные для греческой нации немецкие боевые машины — такие как подводные лодки.

Если мы говорим о разрушенных европейских странах, мы должны также говорить и об Исландии, единственной европейской стране с огромными долгами, которые в настоящее время восстанавливаются там мирным путем. Сама политическая элита ответственна за бывшие катастрофы, блокирование выплат долгов, реконструкцию государственного протекционизма и возобновление переговоров с мировыми банкирами. В результате теперь Исландия является страной с восстановленным экономическим здоровьем, в то же время ситуация у греков ухудшается.

Мы должны посмотреть на другие европейские государства, которые сталкивались с экономическими проблемами прошлого, но им удалось выжить по-человечески и в просоциальных условиях, нежели Греция или другие страны Южной или Центральной Европы. Разница есть: Исландия, как Беларусь, не входит в состав Европейского Союза, важные решения принимают на национальном уровне. И национальный интерес на этом уровне сильнее, чем интересы нескольких счастливчиков, которые управляют на уровне мировых банков, финансовых потоков и спекулятивной деятельности. И то, что европейские лидеры не могут контролировать, они пытаются уничтожить блокадой, остракизмом, угрозами.

К счастью для исландцев, их страну поддерживает скандинавская солидарность (Норвегия также не является членом ЕС).

К счастью для белорусов, они имеют друзей по всему миру, не только ближайших соседей.

В ситуации, когда во Франции три четверти всех законов приняты парламентом, происходящим не из Франции, а из Европейского Союза, французские политики потеряли возможность спорить о стратегических вопросах (экономическая политика, социальная политика, таможенная политика, политика в области здравоохранения, продовольственная политика, политика в области культуры…), потому как все они зависят от финансовой политики, которую «независимо» определяют во… Франкфурте-на-Майне. Они имеют право обсуждать второстепенные вопросы — такие как вопросы «самоопределения». Вопрос в том, что страна больше не имеет национального суверенитета, национальной экономики, нацио­нального рынка.

Пару недель назад лагерь Саркози заявил о том, что страна насытилась нефранцузским макдоналдским стилем быстрого питания, и с помощью Марин Ле Пен заявил о законности исламского мяса.

А несколько дней спустя в этой искусственно созданной атмосфере ненависти мусульман произошли выстрелы в Тулузе.

Пока еще слишком рано знать о реальной причине этой трагедии, но мы уже сегодня очень удивлены некоторыми фактами.

Почему это произошло в середине избирательной кампании? Поскольку ни одного террористического акта не произошло во Франции в течение многих лет…

Почему потребовалось более одной недели после убийства трех воинов (арабского происхождения!), а также травмы четвертого (черного происхождения!), чтобы локализовать убийцу (который в это время убил четырех евреев, среди которых трое детей)?

Почему этот убийца был убит? Казалось, логически его легко взять живым, хотя бы когда он заснет (любой человек должен заснуть рано или поздно). Почему в его теле нашли около 20 пуль?

И последний, но не менее важный вопрос.

Почему этот человек, который был официально исследован французской секретной полицией в течение многих лет из-за его поездок в Афганистан и Пакистан, а некоторые журналисты упоминали также Иорданию, Египет и Израиль (по его паспорту), не был обследован в течение недели между убийствами солдат и убийствами в еврейской школе? Почему? Ответы на эти вопросы французское общество должно получить до выборов.

Но, скорее всего, ответ придет после, если придет вообще!

Теперь крупные СМИ в основном говорят об этом убийстве, президент занимает все экраны ТВ…

И впервые с начала избирательной кампании, в атмосфере трагедии и необходимости усиления государственной власти, опросы предрекают Саркози дополнительные проценты в его наступлении на контр-кандидата…

 Материал подготовлен при содействии аналитического центра «Есоом»

4.04.2012

Материалы номера