Фотоальбом Евгения Коктыша

Владимир Товстик: чтобы помнили

Уже более 40 лет он детально отражает в своих картинах события и людей, которых мы уже никогда не увидим

Это сейчас Товстик — заслуженный деятель искусств Беларуси, лауреат Госпремии и член союза художников, полотна которого выставляют европейские музеи и галереи и с удовольствием покупают частные коллекционеры. А когда-то он слыл бунтарем и человеком, чьи работы не пропускала советская цензура. В творческой среде устроивших в 1985-м рисковую выставку на двух этажах в НИИ на проспекте Машерова Виктора Альшевского, Феликса Янушкевича, Владимира Савича, Владимира Товстика, Николая Селещука, Валерия Славука и Александра Ксендзова называли «машеровцами». Затея показать минчанам полотна, не одобренные Союзом художников, изначально претендовала на скандальность. Может быть, поэтому посмотреть выставку стремился весь город. К слову, скандалом она и закончилась: 100 экземпляров черно-белого каталога, которые не успели разойтись по рукам, были пущены под нож по велению представителей власти. Спас ситуацию только визит первого секретаря КПБ Николая Слюнькова, который посмот­рел экспозицию и… похвалил.

С тех пор свои воспоминания и чужие Владимир Антонович старательно консервирует в картинах, сохраняя для нас те кадры из жизни Минска и его жителей, которые теперь можно увидеть разве что в старом кино да на чудом уцелевших семейных фото, не по моде последнего полувека одетых в картонные тисненые рамочки. Среди них, например, «В городском саду играет духовой оркестр…». На этой картине художник в деталях отразил то, что запомнил еще мальчиком. Владимир Товстик, родившийся в 1949 году, жил с родителями в коммуналке, в доме, построенном немцами, напротив парка Челюскинцев — тогда это была окраина города. По выходным в парке играл духовой оркестр, который маленький Володя приходил послушать, а заодно поглазеть на вальсирующих на танцплощадке. Все это Товстик через почти 30 лет после увиденного и отобразил на полотне «В городском саду играет духовой оркестр…».

Многие работы Владимира Товстика состоят из воспоминаний. Причем не всегда личных. Иногда в картинах отражается то, что памятно для многих. Например, на одном из полотен — изображение человека, об известном роде которого, знаковом для белорусов, не забывают многие. К написанию портрета Николая Радзивилла Сиротки художника подтолкнул один из давних рассказов бабушки. Она уверяла, что в 1939 году видела, как через Минск из Несвижа в опломбированных вагонах везли Радзивиллов. Поскольку бабушка с супругом жили возле вокзала, а дед художника к тому же работал железнодорожником, у нее была возможность своими глазами увидеть потомков белорусских магнатов. Особо запомнила она одного из них — невероятно толстого мужчину, который сам не мог даже встать, поэтому при необходимости передвижения его носили. Конечно, это не был нарисованный уже в 2006 году Товстиком Николай Радзивилл Сиротка — тот умер больше чем за 300 лет до начала Великой Отечественной войны. Но художник для своего полотна выбрал не тучного мужчину, о котором говорила бабушка, хотя тот, по воспоминаниям современников, и был чрезвычайно добрым человеком, а наиболее близкого к людям искусства представителя рода — именно Сиротка стал основателем знаменитой портретной галереи Радзивиллов в Несвижском замке да и в общем снискал славу мецената. Товстик выбрал человека достойного того, чтобы его помнили.

Читайте также:  Маэстро музыки

Владимир Товстик окончил отделение станковой живописи Белорусской государственной академии искусств и Творческие мастерские академии художеств СССР в Баку. Заслуженный деятель искусств Республики Беларусь, лауреат Государственной премии Беларуси, член Белорусского союза художников с 1978 года. Профессор академии искусств.

Произведения находятся в Национальном художественном музее Республики Беларусь, Музее современного изобразительного искусства Беларуси, в коллекции Белорусского союза художников, в Бакинском художественном музее имени Мустафаева (Азербайджан), галерее «Питер Брейгель» в Амстердаме (Голландия), в галерее «Марко Датрино» в Италии, в Музее русского искусства в Нью-Джерси (США), в музее цивилизации Европы и регионов Средиземноморья (Париж, Франция), China International Egansy (Пекин, Китай), а также в частных коллекциях в Германии, Греции, Польше, России, Израиле, Беларуси.