Культура

Ведите себя прилично!

А что, если бы артисты во время спектаклей стали отвечать на телефонные звонки или хрустеть чипсами? Может быть, тогда до зрителей, которые поступают так регулярно, наконец дошло бы: такое поведение не имеет ничего общего с культурным времяпрепровождением.

Поцелуи отменяются?

Чтобы зайцы не проскакивали мимо билетеров, в 12 столичных кинотеатрах установили инфракрасные камеры видеонаблюдения

— Работаем в системе мирового проката, а он диктует свои правила, — говорит генеральный директор УП «Киновидео­прокат» Василий Коктыш. — Получаем фильмы бесплатно. Расчет производится по факту — 50 процентов кассовых сборов идет правообладателям. А они не хотят терять ни рубля.

Теперь дистрибьютор может в режиме реального времени проверить информацию о наполняемости залов, в буквальном смысле пересчитав зрителей. Он получает доступ к картинке с камер видеонаблюдения, установленных в основных минских кинотеатрах. Поэтому даже бабушка, работающая билетером, не сможет провести внука на сеанс бесплатно. Хотя, казалось бы, что здесь такого, если не аншлаг?

— Когда правообладатель видит, что неоплаченные места в зале заняты, он может предъявить претензии и отозвать копию фильма. А если речь идет о цифровых кинозалах — даже приостановить сеанс автономно, — поясняет Василий Петрович. — Видеокамеры — это одно из требований рынка.

Они могут быть полезны и при разрешении спорных ситуаций.

— Бывают такие случаи, когда во время сеанса зритель прикладывается к бутылочке пива или другого спиртного. Администраторы зала, конечно, делают замечания, выдворяют нарушителей. Но некоторые, представьте, не стесняются требовать, чтобы вернули деньги за билет, — рассказывает Василий Коктыш.

И все бы хорошо, вот только целоваться в кино теперь будет неловко. Инфракрасные камеры наблюдения видят и в темноте.

 

Абонент всегда доступен

Как российский актер Евгений Гришковец преподал зрителям урок вежливости

Перед каждым спектаклем в театрах крутят аудиозапись: «Будьте добры, отключите звук мобильных телефонов». И каждый раз находятся зрители, которые игнорируют эту просьбу.

В живом журнале одной поклонницы театра прочла об уроке вежливости, который преподнес публике актер Евгений Гришковец. В свойственной ему ироничной манере он обратился к залу: «Выключите, пожалуйста, мобильные телефоны». И добавил: «Точно все выключили? А то ведь бывает, как с ширинкой: думаешь, что застегнул, а оказывается, нет».

 

Отдых по рангу

В дореволюционном Минске в театр ходила элита, а низшие служащие и рабочие предпочитали цирк и кинематограф

Для посещения сеанса в кино не нужно было одеваться в вечерний наряд. Прямо по дороге домой за 10 копеек можно было посмотреть документальную ленту о том, как русские санитары боролись с чумой в городе Харбин и его окрестностях, или посмеяться во время комедии «Первая кража Свистулькина», увидеть экранизацию библейского сюжета «Рождение, жизнь и смерть Моисея и евреи в Египте». Соседи не прятали возмущенно носик в платок от запаха рюмочки водочки, выпитой для сугреву. В кино можно было наслаждаться действием, разворачивающимся на экране, затягиваясь папироской. Никто не упрекал за громкие разговоры, надрывный смех, свист и топанье. Конечно, очень пьяные на сеанс не допускались, а особо буйных выводили из зала. Кинематограф был развлечением для простого человека, в отличие от театров, посещение которых стало правилом хорошего тона, принятым в высших слоях общества.

На премьеры собиралась почтенная публика: мужчины во фраках, с тростью и пенсне, а дамы в самых прекрасных вечерних нарядах. Все обращались друг к другу исключительно уважительно: сударь, господин, прекрасная леди. Даме открывали дверь, помогали занять место в зрительном зале.

Во время антракта зрители успевали обсудить всевозможные вопросы: от игры актеров до последних новостей из Европы. Окончание спектак­ля сопровождалось бурными аплодисментами. В очереди за верхней одеждой не было толкотни. Первыми брали шубы и пальто высокие начальники и самые уважаемые и богатые горожане. Их вежливо пропускали вперед все, кто был ниже по рангу.

После революции курение в залах театров и кинотеатров стало нормой. Но уже в 1923 году за курение был введен штраф.

 

Не в чипсах счастье

«Культурные люди читают роман «Война и мир», а цивилизованные — смотрят фильм по мотивам романа». Есть ли в этом высказывании доля истины?

Неоднократно был свидетелем бурных застолий (вернее, «закреслий») в темноте кинозала с распитием напитков и поеданием всего, что только можно съесть. А сколько телефонных разговоров мною услышано! Одного парня прямо во время продолжительной и эмоциональной беседы по телефону бросила подруга. А молодая мамаша, также посредством мобильника, несколько минут объясняла дочке, в каком месте холодильника искать йогурт. И это в то время, когда на экране главного героя вот-вот должна была испепелить беспощадная инопланетная тварь…

Но давайте взглянем на проблему с другой стороны. Что нынче в большинстве показывают кинотеатры? Даже беглого взгляда на репертуар достаточно, чтобы понять: в основном продукцию Голливуда. Ну и российские комедии из категории «чем выше любовь, тем ниже поцелуи». Все реже сквозь рыночную конъюнктуру просачиваются фильмы авторские — вдумчивые, а оттого малозрелищные. И ведь прокатчиков можно понять. Им жить на что-то надо, а на фильмах Александра Сокурова или Джима Джармуша даже у самых убежденных чипсожуев перестанет вырабатываться желудочный сок. И они ретируются из зала, неуклюже шебурша пакетиком с излюбленным лакомством. А в следующий раз обойдут кинотеатр, испортивший им аппетит, десятой дорогой. И что тогда? Терпеть убытки или все-таки сделать ставку на более кассовые фильмы? Ответ очевиден. И вроде бы винить кинотеатральную сеть особых оснований нет: система мирового проката, внутри которой Минск существует последние годы, сурова. Отказаться от показа многих картин порой невозможно. Иначе потом ничего не дадут. Или попотчуют второсортной осетриной. А что представляет из себя даже самый качественный блокбастер? Дорогущий киноаттракцион со сложными спец­эффектами, приключенческим сюжетом и сексуальными барышнями в главных (и не очень) ролях. Как тут колы не хлебнуть?

Впрочем, проблему личной культуры и здесь никто не отменял. В годы советского детства отец, разворачивая мне конфетку в кинотеатре, старался сделать это максимально тихо, чтобы не потревожить соседей, со­средоточенно вкушающих плоды кинотворчества. И ведь он был отнюдь не одинок в своей осторожности. Значит, потеряли мы что-то не только в погоне за зрелищностью. Недоглядели еще и там, где цивилизованность перестает соприкасаться с культурностью и отправляется в опасное одиночное плавание. Выход тут единственный: если родители не озаботились тренировкой внутренней культуры своих чад, это бремя придется взвалить на себя кинотеатрам. Сначала нужно попытаться повлиять на зрителей хорошими фильмами, красивыми уютными залами, вежливым персоналом, а затем (если по-хорошему не получилось) — запретами и штрафами. Вплоть до размещения фотоснимков наиболее отличившихся на съестном поприще товарищей прямо у входа в кинозалы. Анфас и в профиль. С надписью крупными буквами: «Их разыскивает совесть».