Круглый стол в агентстве «Минск-Новости» Новость дня

Заслуженный труд

Годы после ухода на пенсию называют заслуженным отдыхом. Но многие ветераны отдают предпочтение не отдыху, а труду

Президентский Указ № 136 от 18 марта 2012 года «О мерах по совершенствованию пенсионного обеспечения граждан» меня вроде и не касается: после пятнадцати лет пенсии отказываться от нее во имя надбавок как-то не с руки. И все-таки некоторые нюансы захотелось обсудить с такими же вечными тружениками.

Сергей Борисович Сорокин — главный врач самой большой в столице по охвату населения 17-й поликлиники на встречу согласился охотно, пригласив для участия в беседе Анну Егоровну Шишко, своего первого заместителя, тоже несколько лет имеющую в кармане пенсионное удостоверение.

Сергей Борисович Сорокин, 64 года. После учебы в Минском медицинском институте 21 год прослужил в армии, полковник. Во время аварии на Чернобыльской АЭС возглавлял штаб по устранению ее последствий в Могилевской области. С 2006 года — главный врач 17-й городской поликлиники в Заводском районе.

Корр.: Мне указ кажется многогранным, выходящим за рамки обычных цифр и расчетов. За его строкой можно увидеть уважение к ветеранам, потребность общества и государства в их опыте, умении. Документ несет пенсионеру чувство равноправия, избавляет от ущербности, роли просителя. Ведь как ни крути, а при подписании очередного контракта многие чувствуют себя обязанными: вот, мол, сделали ему одолжение, дозволили, не побрезговали…

Шишко: В медицине такого нет. У нас дефицит кадров, и мы упрашиваем врачей-пенсионеров не уходить, поработать еще немножко. В роли просителя, скорее, пребывает руководство.

Сорокин: Разве я могу отпустить, например, Анну Егоровну, нашего лучшего лечебника, опытнейшего врача? У меня такая позиция: считаю себя не старым, а состоявшимся человеком, но делаю ставку на молодежь. Мы должны выдвигать молодых, они обладают другими знаниями и умениями, но надо вести взвешенную политику, соблюдать кадровый баланс опытных и молодых. Если человек достиг пенсионного возраста, мы не ставим вопрос об увольнении. Бережем старших в полном смысле этого слова и нагружаем их еще и ролями наставников.

По примеру Тэтчер

Корр.: Я знаю опытнейшего инженера, руководителя отдела, рационализатора, светлую голову, которого в 60 лет перевели в грузчики. Правда, грузчиком он числится номинально, выполняя прежнюю работу. Но иногда считается недопустимым держать пенсионера на руководящей должности. В таких случаях мне вспоминаются Голда Меир, Мадлен Олбрайт и Маргарет Тэтчер. Ведущие страны не стеснялись видеть старушек на высоких государственных постах… Вы при подписании контрактов тоже понижаете работников в должностях?

Сорокин: Наоборот, у нас опыт играет громадное значение в карьере. Молодым врачам после семи лет учебы надо еще много работать, чтобы постигнуть профессию, а значит, и расти в должности. Они учатся у старших, и главное — хотят учиться. Анна Егоровна на полгода вперед составила расписание — каждую среду у нас читают лекции по самым актуальным аспектам медицины опытные врачи, профессора. Когда я нанимаю врача, говорю ему, что наша позиция — учить, давать знания.

Анна Егоровна Шишко, врач-терапевт с 36-летним стажем. Заместитель главного врача по медицинской части.

Шишко: Сейчас на сайтах много высказываний о нас. Пациенты очень четко видят и несостоятельность, и достоинства врачей. Потому постоянно работать над собой надо и старым, и молодым. Тем более что неоправданные амбиции такая работа быстро сотрет. Приходят к нам специалисты и с капризами, и с самомнением, и с истериками. Учим работать. И жить тоже.

Читайте также:  Drug – не друг!

Тренировка для мозга

Корр.: Я задумываюсь иногда: для чего продолжаю работать? Нарядов много не надо, заморские курорты с жарким солнцем противопоказаны, в славе не нуждаюсь… Уровень жизни сохранить? Для детей, внуков стараюсь? Или для себя? Может, лучше дольше поспать, неспешно погулять?..

Шишко: Я не знаю, какой будет прибавка к пенсии, но то, что работа удлиняет человеку жизнь, несомненно. Ведь у пожилых людей, как только они перестают работать, развивается слабоумие. Нужно все время тренировать мозг. Иначе угнетается личность. К рекомендациям изучать языки, решать кроссворды я бы добавила компьютеры, в том числе игры. Они концентрируют внимание, заставляют мыслить, координировать движения. Это прекрасно, когда старики покупают компьютеры и играют. Польза от этого многократно превышает вред излучения экрана. Чем больше ситуаций заставляют вас нервничать, принимать решения, тем лучше для здоровья.

Сорокин: Когда вы работаете пальцами, активизируется кора головного мозга, человек дольше будет здоровым.

Можно и нужно нагружать мозг в разумных пределах. В этом смысле работа заставит двигаться, соблюдать режим, не опускаться и, конечно, овладеть компьютером.

Что касается меня, то я пришел на эту должность незадолго до шестидесяти. У города еще в 1999 году был замысел построить поликлинику. Но время шло, стройка не начиналась. И когда четыре года назад мы начали возведение нового корпуса, проект пришлось адаптировать под новую медицину, новое оборудование. Мы закладывали все самое передовое в современную пятиэтажную пристройку, переоснащали старое здание. Ставил строителям задачи, сам освоил разные знания.

Польза общения

Шишко: Смена занятий полезна. И физический труд нужен. Дача — то, что надо. Посадил — и уже не можешь не полить, не прополоть, она втискивает человека в ритм, в график.

Правда, из некоторых профессий надо уходить вовремя. Например, если происходит выгорание эмоциональное. Мало кто выдерживает десятилетия учительской работы без ущерба для здоровья.

Корр.: И ваша не лучше: негативные эмоции постоянно…

Сорокин: У нас тоже может быть выгорание, но нас учат, а мы, в свою очередь, — молодых, как работать с пациентом, чтобы и свой эмоциональный статус сохранить, и больному помочь. Как разговаривать, чтобы беседы врача было достаточно для выздоровления. Современные технологии даже вредят этой врачебной позиции, когда за исследованиями не остается добрых слов. Это издержки нашей интенсивной жизни.

Корр.: Кстати, я с большим сомнением отношусь к предложению установить плату за посещение поликлиники…

Сорокин: Мы находимся в спальном районе. Здесь производства нет, есть магазины и поликлиника. Люди не только к врачу идут, а чтобы увидеть таких, как сами, перемолвиться словом, получить поддержку, обсудить что-то. Когда мы делали реконструкцию и ломали старое крыльцо, пожилые люди упрекали, потому что собирались на нем. Взамен построили холл: общайтесь, ради бога. Поликлиника — это еще и учреждение идеологической направленности, и место психологической разгрузки, и даже своеобразный клуб. Три с половиной сотни номерков в гардеробе. Бывают часы, когда их не хватает, люди ждут, чтобы освободилась вешалка. Представляете — 350 человек каждую минуту находятся в здании! Они хотят жить, общаться, приносить пользу. А вы говорите о пенсионном спокойствии — побольше поспать да понежиться…

Корр.: Получается, рановато.

Шишко: Придется еще поработать…