Социум

Счастье вверх тормашками

Анна Гусаковская стала приемной мамой родным племянникам

Работать приемной мамой Анна не собиралась. Как все, ходила на службу. Но потом ее жизнь резко изменилась…

Елена непутевая

Сестра Анны Елена родила четверых детей от разных мужей.

— Запуталась сестричка в мужиках, — вздыхает собеседница. — Поэтому Лена к рюмке и потянулась. Пыталась я всеми силами ее спасти, оттащить от «беленькой». Не смогла…

Когда Лена вышла замуж в третий раз, у ее старшего сына Влада не сложились отношения с отчимом. Парень переехал к тете Ане. Та с согласия сестры оформила временную опеку над племянником. Дочь Вика училась и жила во вспомогательной школе-интернате, а на выходные уезжала к тете.

В третьем браке у Елены родились еще две девочки — Маргарита и Лолита. Какое-то время мать держалась, не злоупотребляла алкоголем. Когда женщина сорвалась, одной девочке было 3 года, а другой — 4. В доме начались пьянки-гулянки. Тут уж не до детей… Елену, а через два месяца и ее мужа, лишили родительских прав. Дочек отправили в социальный приют, где они провели 7 месяцев. Тетя навещала детей, забирала на выходные. Вскоре Анна оформила над девочками временное опекунство. Позже ей разрешили получить статус приемного родителя. Все-таки растить троих несовершеннолетних нелегко, и зарплата, которую в таком случае платят, совсем не лишняя.

В столице сокращается число детей-сирот и оставшихся без родительского попечения. Сегодня такой статус имеют 2.694 ребенка. Это почти на 800 меньше, чем 10 лет назад.

Мы — семья

Сейчас Виктории 16 лет, Маргарите — 9, Лолите — 8. По-прежнему с приемной мамой и сестрами живет 20-летний Влад. Парень не хочет возвращаться к родной матери.

Мы уютно разместились на диване. Младшие члены семьи прижались к маме Ане. Виктория гладит по спине очаровательного пекинеса по кличке Буржуй.

Девочки рассказывают об отношениях с одноклассниками, о том, как их школьные друзья воспринимают тот факт, что сестры растут в приемной семье.

— Главное, что сами мы не комплексуем. Вот все платят в кино по 40 тысяч рублей за сеанс, а мы ходим бесплатно, — говорит Вика.

Но рассказала она об этой «киношной» льготе с грустью в глазах.

Рита вспоминает приют с неприязнью. Лолита была младше и поэтому, наверное, перенесла разлуку с семьей не так болезненно.

Родной отец приезжал редко. Один раз привез подарок — дешевую китайскую игрушку. И хотя девочки очень привязаны к приемной маме и благодарны ей за ласку и заботу, по маме родной, непутевой, они скучают. Маргарита, смущаясь, признается, что все равно любит родителей.

— Как-то пришла домой, двери настежь, ковер свернут, дома все вверх тормашками, — вспоминает Анна. — Оказалось, что к нам приходила одноклассница Лолиты, и девчонки катались здесь на роликах! Словом, у нас весело.

По выходным в семье пекут яблочные пироги и лепят пельмени.

— Лолита большая любительница конфет и макарон, — выдает секрет Рита. — А еще мы любим ходить в кино!

Код надежды

А где родная мама — Лена? Она по-прежнему живет с третьим мужем, вместе они уже 15 лет. Родила пятого ребенка. Девочку назвала Миленой, ей год и девять месяцев.

— Я настояла, чтобы сестра закодировалась от пьянства, когда малышке был годик, — говорит Анна. — Пока на пять лет, а там видно будет…

Биологическая мама может вернуть себе детей, если докажет суду, что твердо встала на путь исправления. Но Елена не спешит восстанавливать семью. Как-то Анна поинтересовалась у сестры: не заберет ли она к себе девчат? Но та отвела взгляд и сказала: «Что толку гонять их из одной квартиры в другую?»

— Я бы всех девчонок удочерила, — рассуждает наша героиня. — Я их очень-очень люблю. Но боюсь, что такой поступок будет морально угнетать сестру. Она и так обижается, что дети меня мамой называют…

Все смогу сама

Во время беседы я просила Анну рассказать о трудностях, с которыми она сталкивается, но женщина уходила от ответа:

— Я обычная мама, воспитывающая детей. При этом получаю зарплату в управлении образования и пособия на ребят, подрабатываю переплетчицей. В сумме выходит четыре миллиона рублей с хвостиком. Выкручиваемся. К тому же нам положены льготы на оплату коммунальных услуг.

Младшие девчонки ходят в продленку, не жалуются. Понимают, что маме нужно работать. Вика и Влад помогают Анне воспитывать младших. У каждого свои обязанности по дому.

— Я тоже помогаю! — перебивает нас Маргарита. — Люблю убирать!

— Она у нас золотой ребенок, — улыбается мама. — Правда, после нее нужно тоже порядок наводить.

Анна никогда не сомневалась в правильности своих действий.

— У всех нас есть семья, — говорит она. — И неважно, что спать мне приходится не больше 6 часов в сутки.

Ей всего 35, но она давно махнула рукой на личную жизнь. На предложения о помощи отвечает:

— Заработаю сама. Не привыкла просить. Не имею права быть слабой. Когда видишь рядом эти счастливые глаза, слышишь «мама», откуда-то появляются силы…

Вместо эпилога

Конечно, некоторые могут с сомнением покачать головой: разве можно быть мамой по профессии? Получается, можно.

Далеко не всегда приемная мама становится детям родной. Иногда ребята в конце концов возвращаются к биологическим родителям. Однако ценно то, что они растут именно в семье и учатся домашним правилам и заботам. Здесь их любят, а это гораздо больше того, что может дать интернат.