Испытано на себе

Скорые на помощь

Падения с высоты, ДТП, ножевые ранения, отошедшие воды… 310-я бригада интенсивной терапии 3-й подстанции скорой помощи готова прибыть по любому вызову. Одну ночную смену вместе с ней отработала наш корреспондент

Вызов 1

Дверь открывает женщина с очень недовольным лицом:

— А еще дольше нельзя было ехать?

Упрек в этом случае был незаслуженным, но мы возражать не стали и спокойно прошли в квартиру. На кушетке лежит полная пациентка и стонет, держась за грудь. Снимаем кардиограмму и делаем «горячий» укол.

— Ой, печет мне, печет, — плачет больная по мере того, как жар разливается по телу.

— Так и должно быть, — ласково успокаивает фельдшер Светлана.

Дочь пациентки почти кричит:

— Хватит ее колоть. Везите в больницу.

Следующие 15 минут 24-летняя врач Инна пытается объяснить женщине, что надо подождать: при таком давлении везти бабушку куда бы то ни было опасно.

— Везите! А то я на вас управу найду!

Дождавшись снижения давления, мы уложили пенсионерку на носилки, чтобы доставить в больницу.

В Минске действуют 9 подстанций скорой помощи, на которых работают

150 бригад. 29 из них — бригады интенсивной терапии. Каждые сутки в столице около 1.800 человек набирают номер телефона 103.

Вызов 2

— Девушка, 20 лет, теряет сознание, — сообщает диспетчер. Мотор «Газели» ревет, мы мчимся по указанному адресу. Потеря сознания — это всегда опасно.

Девушка сидит на лавочке у подъезда. Рядом на земле — пустые пивные и водочные бутылки. Видно, весь вечер здесь заседала «маленькая такая компания». На самом деле барышня сознание не теряет, просто ей до смерти хочется спать. Однако уснуть не дают частые позывы к рвоте.

Врач дает девушке выпить воды. Она делает несколько глотков, и уже через секунду ее организм извергает наружу, наверное, литр жидкости. Прямо под ноги врачам и сотрудникам милиции, вызвавшим бригаду.

— Ребята, все классно. Честное слово, — шевелит губами юное создание. — Я домой пойду.

Девушку оставляем на попечение сотрудников милиции — это их клиент.

В ночную смену бригада совершает около 6-8 визитов. Каждый продолжительностью в среднем 40 минут.

Вызов 3

— 310-я свободна, — говорит Инна в мобильный и, вздыхая, берет ручку — записать следующий адрес.

На лестничной клетке нас уже ждет перепуганная родня нашего нового пациента. Праздновали день рождения, и вдруг папе стало плохо… Тучный бледный мужчина, больной сахарным диабетом, лежит на кровати. Его прошибает холодный пот, у него кружится голова.

— Он уже синий был, — сообщает жена. — Это инфаркт, точно инфаркт!

Молоденькая врач внимательно изучает состояние больного.

— Проблемы не с сердцем, — наконец говорит она, и все облегченно вздыхают. — Но состояние тревожное. Увозим.

Вызов 4

Очередной клиент ждет нас в отделении милиции. После мелкой кражи в магазине у 46-летнего бомжа болит сердце. Худой человек дрожит, как в лихорадке, жалостливо поглядывая на врача.

Выясняем, что он две недели пил не просыхая, а теперь резко бросил.

— Абстинентный синдром, — разъясняет мне ситуацию врач Инна.

На расстоянии метра от пациента в лицо ударяет сложная смесь неприятных запахов. Пока фельдшер, стиснув зубы, снимает кардиограмму, я усердно дышу в форточку.

— Заберите его, ради всех святых, — просит человек в форме.

Кардиограмма у воришки плохая. В салоне машины мы с санитаром Мишей жмемся от этого пациента к стеночке.

— А если ребенка здесь повезем?! — в сердцах говорит с переднего сиденья Инна.

— Простите, ребятки, — скулит бомж. Миша отворачивается и смотрит в окно — подобные пациенты уже давно не вызывают у него жалости.

Вызов 5

Не успев проветрить машину, едем на следующий вызов. По словам диспетчера, у 62-летней пациентки «болит все». Услышав адрес, Инна успокаивается — звонит постоянный клиент.

— Понимаешь, есть такая категория людей, которые словно живут по расписанию: встал — потянулся — вызвал скорую, — объясняет мне врач. — Мы можем ездить к ним каждый день, делать кардиограмму и укол, но ровно через 12 часов после нашего предыдущего визита они снова звонят: «Ой, тяжко мне что-то». И мы мчимся к ним вновь. Почему бабушке не спится в начале пятого утра? Причины бывают разные и их много. Может, у нее закончились таблетки. Но не исключено, что она перестала доверять таблеткам, зато убеждена, что теперь ей помогают только внутривенные инъекции. А может, ей просто одиноко, и она целыми днями прислушивается к своим сердечным ритмам.

Читайте также:  В полной отключке

Бабушка встречает неласково:

— Сдохнуть можно, пока вас дождешься!

Врач методично заполняет карточку, выслушивает жалобы, делает назначения.

— Завтра она снова вызовет скорую, — уже выходя из подъезда, поясняет Инна. — К ней приедут, померяют давление на сон грядущий, кардиограмму снимут. Ей так спокойнее. И она совсем не хочет слышать о том, что отеки ног у нее из-за постоянного лежания на диване перед телевизором. А если бы она так не переживала за свое здоровье, то и давление было бы не такое высокое.

Редакция выражает благодарность работникам 3-й подстанции скорой помощи за содействие в подготовке материала.

Исповедь молодого врача

— Некоторые люди обвиняют нас в равнодушии, даже цинизме. Но нередко сами же они и прививают столь неприятные качества молодым врачам. Прививают своей грубостью, хамством. Признаюсь, на работе иногда устаю от людей. На нас могут наорать, нам угрожают расправой, были случаи, когда нас пытались покалечить. Могут требовать сделать такой укол, которого просто не существует, а потом жалуются начальству на непрофессионализм врача: дескать, не смог объяснить, что такого укола нет.

Не могу понять людей, которые дергают нас по пустякам. Знали бы они, сколько жизней они подвергают опасности, пока мы возимся с их капризами! Кажется, все наслышаны о небольших зарплатах врачей скорой помощи, о вреде бессонных ночей и нерегулярного питания, о той психоэмоциональной нагрузке, которую мы испытываем, а открываешь дверь — и тебя встречают словами: «Я вас, гадов, уже пять раз вызывал!» Кстати, работу я свою люблю, так и напишите. И не собираюсь ее бросать.

 Говорят, что…

• К старикам едут в последнюю очередь.

Неправда. Существует три категории вызовов: экстренные, срочные и неотложные. В зависимости от категории варьируется и максимальное время приезда по вызову. Срочность определяется по информации, которую сообщил человек, набравший номер 103. К потерявшему сознание 80-летнему пенсионеру врачи приедут так же быстро, как и к оказавшемуся в таком же состоянии 20-летнему парню.

• Скорая едет так долго, потому что врачи в рабочее время едят, спят, играют в карты.

Если врачи едут долго, значит, не было свободной бригады, которая смогла бы обслужить вызов. Не секрет, что врачей, фельдшеров и санитаров на подстанциях не хватает. Тормозят движение заветной «Газели» и легковушки, не пропускающие машину скорой, даже если та едет «с мигалками». И еще на рабочее время врачей слишком уж часто покушаются граждане, которые набирают 103 по любому поводу: и если палец порезали, и если «тянущие боли в ноге длятся уже месяц».

• Врачи приезжают с разряженным кардиографом, потому что совсем совесть потеряли.

Кардиограф, как и другая аппаратура, разряжается довольно быстро. Особенно в холодную погоду. Проблемы в этом нет, ведь в каждой квартире имеется элект­рическая розетка.

Большая просьба от врачей: до приезда бригады заприте собаку, если она у вас есть. Приготовьте чистое полотенце и табуретки для врача и фельдшера. Подумайте о том, где врач будет делать свои записи. Очень не­удобно писать на коленках!