Армия моя

Камерный роман

Гауптвахта во все времена считалась действенным рычагом дисциплинарного воспитания. Попасть на губу люди в погонах боялись и при советской власти, и сейчас

Гауптвахта (в переводе с немецкого «главный караул») появилась в России в 1707 году при Петре I. Это было специальное помещение, предназначенное для содержания под арестом военнослужащих. До 1904 года сюда сажали только офицеров, поскольку солдат наказывали розгами. В советской армии гауптвахты были гарнизонные и войсковые. Направляли туда военнослужащих, арестованных в дисциплинарном порядке, арестованных следственными органами, осужденных военным трибуналом к содержанию на гауптвахте, а также осужденных трибуналом к другим мерам наказания до вступления приговора в законную силу.

Эти заведения всегда были оби­таемыми. В 70-80-е годы прошлого столетия в каждом военном округе и на флоте ежегодно за колючкой отсиживались в среднем от 5 тысяч до 10 тысяч служивых. У военных в ходу была поговорка: «Кто не сидел на гауптвахте, тот не служил в армии». А по ком она плачет в белорусской армии? В этом разбирался наш корреспондент.

Арестанты читают не только детективы, но и отечественную и зарубежную классику.

Единственная в стране гауптвахта прописалась в столице на улице Рогачевской, 20. По соседству разместились Военная комендатура Вооруженных Сил, Минский межгарнизонный военный суд и Минская межгарнизонная военная прокуратура. В военный городок в Уручье с улицы Кирилла и Мефодия она переехала пять лет назад. С 2002 года здесь проходит службу старший прапорщик Александр Юнин. В должности начальника гауптвахты Военной комендатуры Вооруженных Сил Александр Александрович с января 2012-го.

— Здание оборудовано системой видео­наблюдения, охранной сигнализацией, тревожными кнопками, — рассказывает Александр Юнин. — Ежедневно в караул заступают военнослужащие роты караульной службы комендантского батальона военной комендатуры. На первом этаже есть комнаты, предназначенные для допроса, свиданий, подогрева и выдачи пищи, содержания временно задержанных. Двери в камерах оборудованы электрозам­ками и открываются лишь по команде начальника караула или его помощника. У часовых таких полномочий нет.

По своей сути гауптвахта — это внутренняя армейская тюрьма. Кто хоть раз сидел на гауптвахте знает, что это место, где есть время задуматься о содеянном и почувствовать себя арестантом. Сюда в основном попадают за дисциплинарные проступки: нарушение распорядка дня, самовольную отлучку из части, упот­ребление на службе спиртных напитков, другие нарушения воинской дисциплины. В отдельных «апартаментах» находятся подозреваемые в совершении преступления, заключенные под стражу по постановлению военного прокурора или суда. В числе постояльцев и приговоренные военными и гражданскими судами к аресту сроком до шести месяцев за неуставные взаимоотношения, кражу, хулиганство и другие преступления.

За год на гауптвахте отбывают наказание около 1.100 человек. Проштрафившихся солдат и сержантов срочной службы, контрактников и прапорщиков здесь принимают из всех уголков страны по записке об аресте — документу, заверенному подписью должностного лица и гербовой печатью. Командир воинской части имеет право определить наказание подчиненному до 10 суток ареста, командир батальона — до семи, командир роты — до пяти, командир взвода — до трех суток. По решению военного коменданта дополнительные сутки может схлопотать военнослужащий, совершивший проступок, будучи под арестом. Однако непрерывный срок содержания на гаупт­вахте для дисциплинарно арестованных не должен превышать 20 суток.

— Арестованных у нас сегодня 19 человек, в основном солдаты срочной службы, — отмечает начальник гауптвахты. — Накануне из воинской части доставили старшего электрика-оператора. Как указано в записке об аресте, за обман старшего начальника рядовому назначили пять суток ареста с отбыванием наказания в общей камере. В документе есть и заключение врача о том, что солдат здоров. К слову, каждый, кто поступает на гауптвахту, подлежит обязательному медицинскому осмотру.

Военнослужащие, содержащиеся под стражей, могут размещаться в общих, рассчитанных на шесть человек, и в одиночных камерах. Обитателям гауптвахты предоставляют спальные места, постельные принадлежности им выдают на время сна. Горячую пищу арестованным доставляют из соседней воинской части, так что с трехразовым питанием проблем нет. Раз в неделю заключенные моются в душе, прогулки организованы в охраняемом дворике.

Вчерашние казарменные хулиганы ежедневно штудируют воинские уставы и упорно занимаются строевой подготовкой.

Гауптвахта — не место для отдыха от воинской службы. И развлечений здесь нет. Распорядок дня строгий — подъем и отбой точно по расписанию, как и в армии. Арестованные солдаты, сержанты, контрактники и прапорщики в соответствии с Уставом гарнизонной и караульной служб постоянно находятся под конвоем и лишены права свободного передвижения, привлекаются на работы по 10 часов в сутки. Военнослужащие, арестованные в дисциплинарном порядке, обязаны проводить уборку камер и других помещений. Вчерашние казарменные хулиганы ежедневно штудируют воинские уставы и упорно занимаются строевой подготовкой. Таковы особенности пребывания на гауптвахте.

— Встречаются и такие, кому «романтическое» времяпрепровождение в четырех стенах приходится по вкусу, — отмечает Александр Юнин. — Один солдат успел дважды в этом году за самовольную отлучку из части побывать у нас. И каждый раз отбывал наказание в одиночной камере. А в одиночке свои правила содержания: к работам и строевым занятиям самовольщики не привлекаются, дабы не было желания совершить побег. Они лишь изучают уставы и отвечают за наведение порядка в своей камере. Прогулки для них организованы в течение 50 минут.

По словам Александра Юнина, многие заключенные начинают усердно читать книги, причем не только детективы, но и отечественную и зарубежную классику. Роман Льва Толстого «Война и мир», который и в школе-то не каждый открывал, здесь прочитывается на одном дыхании. Так что гауптвахта положительно воздействует на сознание человека, и у большинства арестантов напрочь отпадает желание вновь оказаться здесь. Некоторые, отбыв наказание, так и говорят: «Теперь до окончания срока службы буду вести себя, как подобает дисциплинированному солдату. Когда есть с чем сравнивать, то знаешь, что выбрать. Я выбираю службу в части без гауптвахты».

По своей сути гауптвахта — это внутренняя армейская тюрьма, где в основном отбывают наказание за дисциплинарные проступки. За год через нее проходит около 1.100 человек.