Культура

Ветер в паруса

Сегодня народный артист Беларуси Владимир Иванов празднует 60-летие

Он родился в Минске, учился здесь, два десятка лет танцевал в Большом театре оперы и балета, потом преподавал. В 2010-м возглавил балетную труппу Белорусского государственного академического музыкального театра.

— Владимир Владимирович, с юбилеем! У вас такой загадочный вид…

— Скорее смущенный: не люблю юбилеи. Не могу поверить в эту «пузатую» цифру.

— Ваша жизнь связана только с Минском и только с балетом. Вы не устали от того и другого?

— Никоим образом. Все было замечательно, я танцевал Тиля, Ромео и Тибальда, Спартака и Красса… Когда сыновья подросли и решили учиться танцу, ушел в педагоги. Хотел быть рядом с сыновьями, поддерживать их, направлять. Так и получилось: много лет воспитывал детей — своих и чужих (которые становились своими). Один сын теперь танцует в Брно (Чехия), второй — в Санкт-Петербурге. Когда они приезжают в Минск со своими спутницами жизни — балеринами, то все мы (моя жена — тоже в прошлом балерина) представляем балетную труппу в миниатюре.

— Музыкальным театром нам обещан новый балет — «Под парусами мечты» на музыку белорусского композитора Владимира Савчика. Это ваш проект. Расскажите о нем.

— Спектакль рождается в творческих преодолениях, плотно работаем с композитором, дирижером, танцовщиками. Это будет вариация на тему «Алых парусов» Александ­ра Грина. В первой части покажем мир молодой женщины, ее фантазии. Во второй по­явится Грэй и вместе с ним тема — как взрослеют юноши. Грэй мне интереснее, чем Ассоль, ведь она только грезит, а он действует. Третьим главным персонажем выступит Сказочник, этакий «бог из машины», который придумал, как соединить серд­ца. Кордебалет будет танцевать пиратов, русалок…

— Не хочется ли поменять название? Оно как из газеты сорокалетней давности…

— Согласен. Может, остановимся на «Ассоль». Наша Ассоль — шаловливая, жизнелюбивая. Больше похожа на тех девушек, что ходят по Минску. Меняется и пластика танца. Если в моей предыдущей работе — сценической версии балета «Щелкунчик» — вы видели классику, то здесь хореография будет более современной, хотя, как и там, проникнутой романтизмом.

— А сами вы человек романтичный?

— Да. И в искусстве предпочитаю истории с переживаниями.

— Каково балетмейстеру среди оперетт и мюзиклов?

— Нормально. Нужно много работать, чтобы доказать и показать: балет в Музыкальном театре — не придаток оперетты. Надеюсь, что смогу обновить труппу, набрать репертуар.

— Танцовщик, даже если он уходит в хореографы, остается танцовщиком. Часто ли вы становитесь к станку?

— Нет. И даже зарядку не всегда делаю.

В нашей семье полноправным ее членом живет питбуль, ученики подарили. Выгуливаю его ежедневно, по два-три часа. Собаке моей уже девять лет, мы с ней идем по улице — оба седые. Прохожие смотрят вслед… Такие прогулки — и отдых, и лекарство, и тренинг…