День за днем

Цветы для Павлова

Сегодня печальный день для минчан: уже два года, как нет с нами Михаила Яковлевича Павлова. Его могила на Восточном кладбище покрыта цветами

При жизни Павлов стеснялся букетов и в первые годы работы в Минске пытался скрывать день рождения: уезжал на первые уроки в школы, не отвечал на звонки и не принимал поздравителей. Но, поняв, что публичная должность обязывает к определенным церемониям, смирился. Сдержанно выслушивал пожелания, принимал поздравительные адреса и букеты, благодарил. А к концу рабочего дня во многих кабинетах горисполкома раздавались звонки секретаря с просьбой зайти к председателю. Приглашались дамы, уважаемые работницы. В первый раз заходили растерянные, испуганные неожиданным вызовом, а выходили тоже растерянные, но счастливые, с роскошными охапками цветов. Тем, кто из-за стеснительности пытался выбрать букет поскромнее, мэр сам вручал особо торжественные розы, гладиолусы, хризантемы. И посетители горисполкома еще несколько дней удивлялись невиданному цветочному убранству по крайней мере двух десятков кабинетов.

Сегодня все цветы города — для него. Анютины глазки, холодным апрелем удивившие руководителей самого зеленого города Европы — Киева. Они долго говорили о проблемах городов, успехах и не­удачах, и, наконец, киевский городской голова не удержался:

— А скажи, будь ласка, Михайло Яковлевич, почему у нас, где намного теплее, клумбы еще не цветут, а у вас полным ходом?

Павлов хитро подмигнул руководителю «Минскзеленстроя»: мол, как считаешь, скажем? Секрет оказался простым — минчане высаживали растения уже цветущими.

Память о Павлове — цветы, что украшают площадь Независимости. Кажется странным, что было немало противников ее реконструкции. Уговаривали мэра оставить все как есть.

— А что есть? — глядя на унылое пространство в окно своего кабинета, спросил тогда Павлов. — Кусты обдертые? А надо, чтоб с весны до снега здесь радуга цвела…

И цветет: нежными крокусами и гиацинтами, ароматными лилиями, яркими бархатцами. Как, впрочем, все районы, кварталы, бульвары города.

Из года в год Минск покрывается миллионами цветов, проводит конкурсы на лучший цветник и балкон, двор и сквер. И столичные озеленители — желанные гости на международных выставках, семинарах, симпозиумах. Как было задумано при Павлове, как было прописано им в городских программах.

Только к одуванчикам Михаил Яковлевич был беспощаден, требовал косить их, вырезать, вырывать.

— Вы не любите их? — спросила однажды.

— Больше всего люблю, они из моего деревенского детства, — ответил Михаил Яковлевич. — Приходили с теплом. Луг золотой — ходи босиком. Но у города своя мода и стиль, и я каждый раз у этих цветов прошу прощения. И еще луговые мне нравятся. Идешь на рыбалку, на них роса, как слезы, чистая…

* * *

Он ушел в пору чистых рос, ясных рассветов, буйного цветенья земли. Светлым воспоминанием о прекрасном человеке останутся нарядные городские, скромные полевые цветы, наши букеты на Восточном кладбище. Вечная память…