Фотоальбом Евгения Коктыша

Геннадий Гарбук: вечный ученик

Рецепт хорошей игры от одного из самых известных белорусских актеров: забыть, что знаешь, признаться, что ничего не умеешь, и учиться заново

Легенда Национального академического театра имени Янки Купалы народный артист БССР Геннадий Гарбук уверяет, что хотел блистать на сцене с самого детства. И к своей мечте шел целенаправленно с 10 лет! В этом возрасте будущий актер пошел в первый класс — как только закончилась Великая Отечественная война — и сразу же влился в самодеятельность.

— Первая учительница уговорила танцевать в школьном ансамбле, где я был единственным мальчишкой. Потом декламировал басни. Это и был первый актерский опыт, — вспоминает Геннадий Михайлович. — Потом участвовал в школьных постановках, а с 8-го класса сам заправлял самодеятельностью, в том числе хором. Два спектакля поставил как режиссер и сыграл в них главные роли. С пос­тановкой «Русские люди» по пьесе Симонова ездили по деревням. Военкомат предоставил нам военную форму, настоящее оружие.

Сразу после школы Гарбук по­ехал в столицу покорять приемную комиссию Белорусского государственного театрально-художественного института (ныне Белорусская государственная академия искусств. — Прим. авт.) — обрывок газеты с объявлением о наборе в этот вуз будущей звезде Купаловского театра принес одноклассник. Так и попал Геннадий в ученики не к кому-нибудь, а к Дмитрию Алексеевичу Орлову — актеру театра и кино, народному артисту БССР, человеку талантливому, опытному и мудрому.

— Дмитрий Алексеевич Орлов наставлял нас: «Деточки, чем хуже будут условия, тем собраннее и лучше надо играть, хоть два человека в зале. Для них, как для двух тысяч, играть должны». Для меня этот наказ свят.

Но главную теорию успеха Гарбук вывел сам еще по дороге из только что оконченного института в Витебск, куда Геннадия Михайловича отправили по распределению.

— Себе сказал: теперь я ничего не знаю, ничего не умею, но с каждой ролью готов учиться заново…

Такой подход к делу себя оправдал: если в институте ему расписывали исключительно героические и драматические роли, то в витебском театре имени Якуба Коласа сразу же выпало играть комедийный персонаж. Пришлось буквально ломать себя. Но оно того стоило — новичок был замечен на сцене, на него разом вдруг навалилось слишком много работы, роли посыпались одна за другой.

— В 1962 году поехали на гас­троли в Минск. Я был занят поч­ти во всех спектаклях. Нас увидели художественный руководитель Купаловского театра Борис Платонов и Зинаида Броварская, которая в то время работала парт­оргом. И меня пригласили в Купаловский, — рассказывает Гарбук. — Но когда я подал заявление об уходе, директор витебского театра спросил: «А ты знаешь, какая в Минске конкуренция?» Честно говоря, я не знал. Если бы знал, то еще бы трижды подумал. В столице действительно не все складывалось гладко. И все же как-то выплыл. С тех пор всегда стараюсь быть в состоянии творческой активности. Дмитрий Орлов говорил: «На театре, деточки, трудно первые 30 лет. Потом легко». А я «на театре» уже больше 50 лет, но, поверьте, легче не стало.

В Минске к Гарбуку пришла настоящая известность. Его стали приглашать сниматься в кино. Роль Андрея Ходаса в «Белых росах» сделала актера популярным во всем СССР. А через три года к Гарбуку пришло и куда более широкое признание. Пташук пригласил его на съемки фильма «Знак беды» по повести Василя Быкова. В советские годы в Югославии проходил коммерческий фестиваль мирового уровня, где продавали картины, и «Знак беды» забрал у «Взвода» (американского боевика, получившего «Оскара» за киноэффекты) все фестивальное «золото». Геннадий Гарбук был номинирован на первую премию за лучшую мужскую роль.

После были съемки более чем в двух десятках фильмов, не только белорусских, но и российских. Но любимой Геннадий Михайлович до сих пор называет роль Василия Дятлика в спектакле «Люди на болоте» по одноименному роману Ивана Мележа, поставленном еще в витебском театре. А еще Гарбук тоскует по выездным спектаклям.

— Ездили когда-то по деревням, где люди хоть и встают с солнышком, все равно приходят вечером на спектакль и два-три часа смотрят с упоением. Увы, сейчас такие спектакли — редкость: доходы от сборов съедают транспортные расходы. «Парфена и Александру» играли в Дзержинске, зал был битком набит. Я потом спрашиваю администратора: «Сколько заработали?» А он отвечает: «Еще 55 тысяч остались должны».

В свои почти 78 лет актер остается деятельным человеком. Форму поддерживает с помощью физкультуры и йоги. И все с таким же успехом, как и полвека назад, выходит на сцену. А перед тем как вжиться в новую роль, напоминает себе: ничего не знаю, ничего не умею, но готов учиться заново…

Геннадий Михайлович Гарбук — народный артист Беларуси, лауреат Государственной премии БССР, премии «За духовное возрождение» (2007 год), специальной премии Президента Республики Беларусь «За значительный личный вклад в развитие белорусского театрального искусства, яркие сценические образы, созданные в премьерных спектаклях театрального сезона 2005/2006 года».

Награжден медалью Франциска Скорины (1995 год). Обладатель призов и дипломов многочисленных кино- и театральных конкурсов и фестивалей. Снялся в 36 фильмах. Портрет Гарбука находится в Лондонской киноакадемии.