Фотоальбом Евгения Коктыша

Арнольд Помазан: стиляга на сцене

Давным-давно Арнольд Помазан со словами: «Катайтесь вы сами на ваших паровозах…» — бросил работу помощника машиниста и уехал в Москву покорять театральные вузы

Народный артист Беларуси Арнольд Помазан — член Белорусского союза кинематографистов (с 1991 года), общественного объединения «Белорусская гильдия актеров кино». В 2007-м награжден призом СТД «Хрустальная Павлинка». Сыграл в театре и кино более 100 ролей.

В художественной самодеятельности он участвовал еще в школе. Уже тогда будущий народный артист Беларуси испытал особый магнетизм сцены.

— Когда выходишь на поклон, этот миг радости не сравним ни с какими другими радостями, которых ищет человек, — говорит Арнольд Помазан.

Родители видели его представителем никак не актерской профессии — медиком или горным инженером. Но после школы Помазан поступил в железнодорожное училище. И только окончив его, начал штурмовать театральные высоты. Первой ступенькой на этом пути стала студия при Львовском академическом украинском драматическом театре имени М. Заньковецкой. В ту пору в жизнь Помазана пришли и новые друзья, среди которых был Богдан Ступка — будущий мэтр украинской сцены (к сожалению, он недавно ушел из жизни, прощаться с ним вышли тысячи киевлян). Арнольд и Богдан в 1960-е носили коки, коры — ботинки на толстой подошве, обязательно клетчатые кашемировые пиджаки — клифты, которые достать было очень сложно, и брюки-дудочки. В таком виде будущие актеры несколько раз попадались дружинникам: те сбривали Богдану и Арнольду коки и резали дудочки.

Помазан не раз говорил, что стиляжье прошлое помогло ему наполнить свою самую знаменитую роль в Национальном академическом драматическом театре имени Я. Купалы — роль пана Быковского в спектакле «Паўлiнка», которую он сыграл более тысячи раз, — особым колоритом, добавить в нее немного щегольства.

— Пан Быковский хоть и отрицательный тип, но какая палитра красок в его настроениях, характере! — восторгается Арнольд Кондратьевич. — У меня всегда было ощущение, что Янка Купала, когда писал «Паўлiнку», половину серд­ца отдал Павлинке, половину — Быковскому. В этой роли много плас­тики, танцев. А я ведь и певун смолоду был, и плясун. На гармошке играть научился еще в школе. Сколько деревень с «Паулiнкай» мы объехали, сколько трогательных моментов с ней связано! Не могу забыть одну бабульку, ее слова после спектакля: «Вось нарэшце i я паглядзела «Паўлiнку», цяпер i памерцi не страшна, а то ўсе кажуць Паўлiнка ды Паўлiнка…» На актеров в деревнях когда-то смот­рели, как на святых.

Первым номером в его битве за звание студента театрального вуза значился московский ГИТИС. Два тура Помазан одолел сразу. На третьем провалился.

— Читал монолог Павки Корчагина из романа Николая Островского «Как закалялась сталь», — вспоминает актер. — В момент, когда по сюжету мой герой решил стреляться, в приемной комиссии наступило гнетущее молчание. Мне стало страшно и захотелось плакать. В итоге сцена получилась естественной. Некоторые мэтры даже прослезились…

Мэтры прослезились, но в студенты Арнольда не зачислили. Тот не растерялся: прямиком отправился на прием к министру культуры СССР Фурцевой. Записаться заранее даже не подумал, поэтому дальше проходной министерства не попал. По счастливому стечению обстоятельств мимо проходил чиновник этого ведомства, присутствовавший на экзамене Помазана в ГИТИСе. Этот незнакомец и сыграл важную роль в судьбе будущего актера: узнал, что в Белорусском государственном театрально-художественном институте еще идет прием абитуриентов, и дал Арнольду хорошие рекомендации для поступления. Помазан приехал в Минск, но студентом так и не стал.

— На одном творческом туре кто-то из экзаменаторов попросил нас исполнить оригинальный танец. Сидевший рядом со мной парнишка растерялся. Я решил ему помочь. И начал отплясывать модный в то время чарльстон. Экзаменаторы не могли удержаться от смеха. Но в вуз зачислили моего соседа, а не меня, — рассказывает актер. — Я же год учился на подготовительном отделении, пока не стал студентом…

За свои 73 года Арнольд Помазан играл в пьесах Янки Купалы и Андрея Макаёнка, Алексея Дударева и Вильяма Шекспира, работал с режиссерами Борисом Эриным, Валерием Раевским, Александром Гарцуевым, Владимиром Савицким, Николаем Пинигиным. Годы, говорит Арнольд Кондратьевич, не ощущаются, если проводишь их в движении, в работе. А иначе жить никогда и не получалось.