Культура

Главное — лапти не доставать

Можно ли продать «памяркоўнасць» и зачем снимать чушь, «МК» рассказал руководитель медиахолдинга «Карамболь», продюсер, телепродюсер Владимир Максимков — один из приглашенных экспертов комиссии, которая оценивала конкурсные кинопроекты

— Вы разделяете надежды на то, что после принятия указа № 567 «О мерах по государственной поддержке и стимулированию развития кинематографии» в белорусское кино придут частные компании, способные вернуть интерес к нашим фильмам хотя бы внутри страны? Либо такие ожидания наивны?

— Впервые за историю суверенной Беларуси государство сказало, что готово поддержать не только «Беларусьфильм», но и частную инициативу. Не знаю, насколько это будет эффективно. Но сам факт такой возможности — уже много. Это успокоит ничегонеделателей, которые трещат направо-налево: дайте нам возможность, мы такое кино сделаем! Но не стоит настраиваться, что все нереализованные ранее авторские мечты теперь прольются на головы зрителей. Мы говорим прежде всего о развитии массового кино.

— Когда читали сценарии игровых кинопроектов, чаще зевали, смеялись, раздражались?

— Скептически отношусь к себе как к эксперту в области кинематографии. Оценивал проекты с точки зрения маркетинга: может ли получиться продукт, который будет продаваться?

— Чтобы из десятков проектов выбрать доходный, нужно знать его алгоритм или достаточно доверять интуиции?

— Успех невозможно просчитать по количеству шуток или постельных сцен. Мне кажется, начинать можно с простых в производстве и востребованных у зрителя современных лирических комедий.

— Жил-был простой белорусский парень и полюбил он красавицу проходимку…

— Да, это очень простенько. Но нужно свыкнуться с мыслью, что первые фильмы продюсерских компаний будут не очень хороши. Потому что нет опыта работы в индустрии. Чтобы понять, как делается коммерческое кино, может быть, придется и чушь снять, выслушать критику эстетствующих зрителей.

Как найти золотую середину, чтобы заработать на вкусах большинства?

— Продюсер не должен искать золотую середину. Так не бывает, чтобы и интеллектуалы оценили, и массовый зритель, да еще и на фестивалях наградили. Тут нужно мыслить цинично: «Я бы хотел попасть в целевую аудиторию — деревня, возраст 45 плюс. Конечно, интеллектуалы скажут: «Что ты за фигню снял!» Продюсер согласится с ними, но порадуется, что хорошо продал эту фигню. И ремесленники, и художники нужны киноиндустрии. Первые, если они профессионалы, делают хороший продукт, который востребован массово. Вторые находятся в авангарде, поиске нового. Им неинтересно в установленных рамках. Возможно, массовая аудитория пока не готова к восприятию того, что они делают. Но, как показывает практика, идеи настоящих художников со временем становятся трендом. Тогда ремесленники подхватывают их, начинают тиражировать и зарабатывать. А художники берутся за что-то новое. Вот они-то и нуждаются в финансовой поддержке государства. Та же история с детским и документальным кино, которое само по себе, как правило, не коммерческое.

— Если мы настроены развивать коммерческое кино, может быть, пора переключиться на производство блокбастеров? Взрывы, трюки, перестрелки уже отработаны на военных картинах.

— Блокбастеры нашему кино успеха точно не принесут. Нет опыта, ресурсов, как, например, у американцев. Наше кино может быть интересно аутентичностью.

— Вы говорите про национальные фильмы?

— Кто-то из великих сказал: «Давайте определим общее понимание терминов, и половина проблем решится сама собой». Что такое национальное кино? Мне кажется, что у многих возникает одна из двух ассоциаций — либо люди на болоте, либо что-нибудь про партизан. А вот если фантастика — то нет, какое же это национальное кино? Аутентичность — в голове, во взглядах на жизнь, быт. А не во внешних проявлениях, которые с экрана часто воспринимаются, как лубок. Попробуйте, например, донести через кино, что такое «беларуская памяркоўнасць». Уверяю, это будет интересно мыслящему зарубежному зрителю. Главное, если решили делать национальный фильм, лапти не доставать и цветочные веночки по воде не пускать.

— Среди победителей конкурса кинопроект — продолжение «Белых Рос», претендующий на статус национального фильма. Оправданно?

— Cам по себе ход снять этот сиквел правильный. Но если делать из него национальный проект, все должно быть просчитано с точки зрения маркетинга. Пока не берем тонкости сценария. Кино-то хорошее, но подзабылось. Нужно не раз прокрутить картину по разным каналам в разное время, как рекламу. Устроить юбилей фильма, творческие встречи с актерами, объявить конкурсы. Например, снять ролик по мотивам «Белых Рос» на мобильный телефон. Словом, провести предпродажную рекламную кампанию. Нужно вернуть интерес тех, кто смотрел фильм раньше. И сделать так, чтобы молодежь отнеслась к нему, как к моде на ретро.

— Военная тематика в белорусском кино все так же актуальна?

— Да. Вопрос, как не скатиться в «партизанфильм»? Если продолжать снимать кино о войне в реалистичной, а точнее идеалистической манере, как это нередко делается у нас, то вряд ли оно будет интересно многим. На мой взгляд, сегодня эту тему можно подавать как приключенческое кино. Такой проект, кстати, предложен — «Следы Апостолов». Там идет речь о судьбе золотых фигур апостолов, которые в свое время хранились в Несвижском замке. Действие фильма происходит в разные периоды времени, в том числе в годы Великой Отечественной войны.

Когда премьера отечественного фильма проходит незамеченной, чиновники говорят: идея вторична, снято плохо. Режиссеры отвечают: нет рекламы, продвижение на нуле. Несколько лет вы занимаетесь фестивалем альтернативного малобюджетного кино KinoVarka. Как с идеями?

— Их навалом, но по-настоящему новаторских мало. Мы проводим уже четвертую «Киноварку». В техническом плане проекты стали более сильными. Надеюсь, в ближайшие год-два появятся интересные авторы. Подрастает поколение, выросшее с Интернетом. Люди, которые имеют больше одного источника информации, все же свободнее мыслят, проще сопоставляют факты. Те авторы, у которых отсутствует навязанная структура мироустройства, приносят самые интересные работы, которые заставляют паниковать жюри. Потому что не понятно — это баловство, хулиганство или новый взгляд на реальность? И в то же время интересно. Именно из этих ребят, думается мне, получатся дерзкие и талантливые творцы.

Аутентичность — в голове, во взглядах на жизнь, быт. А не во внешних проявлениях, которые с экрана часто воспринимаются, как лубок. Если решили делать национальный фильм, главное — лапти не доставать