Литературный бульвар

Девушка-комета

В издательстве «Четыре четверти» вышел первый поэтический сборник минской школьницы Екатерины Моссэ. Тираж всего 150 экземпляров. Хотя для автора, которому 15 лет, скорее 150 (!)

О первой книге

— Если быть точной, «Льется свет в мое окно» — это второй сборник. Первый отпечатали родители по моей просьбе. Всего 20 экземпляров для семьи и как подарок близким. Но это совсем не то, когда издательство выпускает настоящую книгу. До сих пор не верится, что это произошло. Мой сборник включили в серию «Мінскія маладые галасы». Он поступил в продажу.

Первое стихотворение сочинила лет в 5-6. В подсознании всплывает, что там было что-то про апельсин. Но точно не вспомню. Время от времени пробовала что-то писать. Но не относилась к этому серьезно. Год назад начала ходить на занятия в студию журналистики «Кадр». Появилась мотивация писать больше.

О творчестве

— Терпеть не могу, когда все вокруг становится слишком реальным. Это значит смотреть на жизнь, как на что-то обыденное. Жизнь такая, какой мы ее видим. Важно научиться так воспринимать события, чтобы не травмировать себя лишний раз. Стихи — один из способов понять, как это сделать. Это поиск гармонии.

О критике

— К критике отношусь болезненно. Особенно со стороны родителей. Иногда нерв­ничаю. Хотя, как правило, понимаю, что совет правильный. Пытаюсь подавить в себе недовольство и прислушаться. Мне интересны отзывы. Думаю, надо найти время и завести блог.

О книгах

— Книг о Гарри Поттере не читала. Это не мое. Ограничилась фильмами. Интересуюсь классической и современной художественной литературой, а также научно-популярной и эзотерикой. Люблю «Мастера и Маргариту», «Портрет Дориана Грея». Дочитываю «Волшебную гору» Томаса Манна. Очень сложная вещ­ь. Наверное, рановато за нее взялась. Но все равно интересно, хотя многое и непонятно. Но такая работа проделана — жалко бросить. (Улыбается.)

Еще не решила, куда поступать. Возможно, выберу не гуманитарную специальность. Пока сложно сказать определенно.

О словах

— Как-то выступала на конференции, и меня упрекнули: мол, я застряла в XIX веке. Действительно, люблю слова, которые звучат архаично (в Катиных стихах часто встречаются устаревшие формы «брег», «младость» и другие. — Прим. авт.). Наверное, причина в том, что Золотой и Серебряный века в истории культуры для меня идеал. Такие слова обогащают речь, делают ее более весомой. Но и технический момент присутствует, рифма иногда этого требует. (Улыбается.)

Записала Ирина ЮДИНА, «МК»

Яблоки

Лицо как северное солнце.

Она бежит по переулку,

В руке пакет бумажный бьется,

Участвуя в ее прогулке.

В пакете розовым румянцем

Лоснятся спелые наливки.

Кругом на мостовой теснятся

Газетно-серые обрывки.

Я вижу девушку-комету,

Что рассекает скуку дня.

Невинней утреннего света,

Роскошней рыжего огня.

Вдруг из бумажного пакета,

И с грацией столичных дам,

Румяный плод, как из кареты,

К моим бросается ногам!

Я поднимаю фрукт подбитый,

Вдыхаю терпкий аромат.

И на себе ловлю открытый

Его властительницы взгляд.

Еще секунду наслаждаюсь

Ее пленительной тоской.

В последний раз… и удаляюсь

Под звуки радости простой.

Меня манит и удивляет

Ее застывший в прошлом взгляд.

Весь день о нем напоминает

Наливки сладкий аромат.

***

Воспоминания

Однажды, рано-рано утром,

Когда спал ветер в нежной мгле,

Я шла по улице широкой

И вспоминала о тебе.

Мороз шептал мне что-то тихо,

Касался снег моих сапог.

Мечты пронзали сердце лихо,

А свет тьму ночи превозмог.

Я слышала свое дыханье,

Но мир вокруг был без прикрас.

Ведь родились воспоминанья,

Объединяющие нас.

Я помню все те ощущенья,

Что сохранились и сейчас,

И грусти томное движенье,

Я помню, было один раз.

Мне хочется с тобой остаться,

Хотя собою буду я,

Ведь в страсти нечего метаться,

Переживая только зря.

Спокойно чувство мое будет,

Опять расслабится душа,

Любовь же разум не погубит,

А восстановит не спеша.

***

Бессонные ночи

Бессонные ночи, вы так одиноки

Средь в тьме утонувших безмолвных домов.

Играете с месяцем в небе глубоком,

Не дарите людям обещанных снов.

Бессонные ночи, быть может, от скуки

Крадетесь бесшумно сквозь щели в окне?

Свои апатично холодные руки

Вы тянете ближе и ближе ко мне.

С собою обычно большую корзину

С букетом эмоций и мыслей несете,

Взрывая молчанье в сознанье на мине,

Последние силы из тела берете.

Бессонные ночи, предвестники мыслей,

Даете зачем-то семь лишних часов,

Семь лишних часов для поиска смысла,

С оттенком тревоги, без привкуса снов.

Безбрежное небо под утро устанет

От долгой сердечной беседы со мной,

Кофейное платье на солнце растает,

Сменившись прозрачной дневной пеленой.

 

 

Анна Чумакова — поэтесса, бард. Родилась в 1984 году в Рогачеве. Окончила Гомельский государственный университет имени Ф. Скорины, по специальности учитель белорусского языка и литературы. Живет и работает в Минске.

Тры словы

Першае слова было ад Бога,

Першае слова было «ЛЮБОЎ».

Але ж разгубілі яго ў дарогах,

Пасярод іншых заблыталі слоў.

Першае слова было кароткім,

Быццам уздых, крылаў узмах…

Чула: спяваў яго адвячоркам

Жораў — мой шэры птах…

Слова другое было «НАДЗЕЯ»,

Слова другое было, як шчыт

Супраць нягодаў, супраць завеяў,

Супраць халоднае помсты ўначы,

Супраць ілжывай ліслівай гаворкі.

Супраць пакутлівых здрадлівых слёз — 

Самая светлая сіняя зорка

У цёмным бяздонні нябёс…

Трэцяе слова — «шчырая ВЕРА»

У Бога, што гневам сваім праміне.

Слова, што зяе ў прыцемках шэрых

Светам далёкім у родным вакне.

Вера, што добрае перамагае,

Ці яшчэ здолее перамагчы…

Слова, якое мяне сагравае

Полымем тонкай свячы…

Блізкія словы,

Боскія словы — 

Шэпча іх сэрца маё зноў і зноў —

Тры ахоўнікі, тры анёлы — 

ВЕРА, НАДЗЕЯ, ЛЮБОЎ.

***

Адказ Веранiкi

Помніш, калі я

спаткаўся з табою,

Зорка Венера

ўзышла…

М. Багдановіч

Ты мне казаў пра зоркі,

Клікаў адну Венерай.

Я не давала веры,

Быццам ўзыходзіць толькі,

Як у душы збалелай

Горка каханне стыне.

Словы твае, Максіме,

Я разумець не ўмела.

Толькі смяялася звонка,

Ты ж адыходзіў моўчкі…

Ціха казаў пра зоркі,

Гледзячы мне у вочы.

***

Ці прыпомніш мяне ты тады

(Як не будзе маіх фатаздымкаў),

Калі памяць загояць гады,

Ці прыпомніш мяне ты тады

Цемнавокаю тою дзяўчынкай?

Ці пазнаеш мяне ты тады,

Калі твар зацярушаць маршчынкі — 

Неспакойнага лёсу сляды,

Ці пазнаеш мяне ты тады

Цемнавокаю тою дзяўчынкай?

Ці прытуліш мяне ты тады

Па-юнацку гарачым абдымкам

Да ссівелай сваёй барады?..

Ці прытуліш мяне ты тады,

Як смуглявую тую дзяўчынку?..