Фотоальбом Евгения Коктыша

Мария Захаревич: обыкновенное чудо

На замечание, что пресса давно окрестила Марию Георгиевну легендарной, народная артистка Беларуси возражает: «Ай, ну какая я легендарная? Легендарная — это что-то немыслимое, историческое, а я обыкновенная…»

Обыкновенная Мария Захаревич за 50 лет работы на сцене театра имени Янки Купалы подарила зрителям больше 60 блестящих образов — и драматических, и комедийных, и трагических. Играла в спектаклях по произведениям классиков нашей литературы: Купалы, Мележа, Шамякина, Чигринова, Макаенка… А в деревнях эту актрису до сих пор узнают… по голосу. Ведь он многие годы звучит на белорусском радио. Звучит так по-особенному, вкрадчиво и мелодично, что поклонники между собой называют его обладательницу королевой радио.

Мария Захаревич говорит, что никогда особо не задумывалась, почему стала актрисой. И в итоге ссылается на Божью задумку: мол, Его воля, видать, была на то. Хотя, если знать о хобби актрисы в школьные годы, то выбор профессии не кажется таким уж не­ожиданным: Мария не только пела в хоре, но и с успехом играла в драмкружке, ездила с ним по соседним деревням.

— Временами приходилось нелегко: ходили пешком в соседние деревни, спали на соломе, — вспоминает Мария Георгиевна. — Но то, что люди нас слушали и радовались, приносило удовлетворение.

Подавать документы в театральный вуз тихоне из деревни Новоселки (ныне поселок Мядель) возле Нарочи посоветовала учительница. Родители Марии Георгиевны высказались категорически против — отпускать дочку в большой город учиться «на артистку» они не собирались. Но тихоня Мария в своем решении оказалась тверда. В начале 1950-х она поступила в Белорусский государственный театрально-художественный институт. Чтобы успокоить родителей, будущая актриса познакомила их со своим педагогом — знаменитым режиссером Константином Санниковым. Только убедившись, что дочь в Минске под надежным присмотром, мать и отец дали добро на обучение.

— С тех пор мне очень хотелось, чтобы родители увидели меня в телевизоре. Это была главная задача! — рассказывает Мария Георгиевна. — Я подумала, что когда вся деревня увидит меня в телевизоре, родители уже не будут ругать…

В телевизоре ее увидели. И не раз: Мария Захаревич снялась в нескольких фильмах, среди которых «Чужая батьковщина», «Я, Франциск Скорина», «Люди на болоте», «Руины стреляют». Но большую часть рабочего времени актриса посвятила, конечно же, театральной сцене — сразу после окончания вуза ее как наиболее талантливую студентку запросил к себе в труппу лучший театр страны — Купаловский.

— Что скрывать, денег не хватало: ходила в подаренных педагогом туфлях, — признается актриса. — Это была стоптанная обувь его жены. А однажды с делегацией комсомола поехали в Германию выступать перед советскими воинами. Чтобы достойно выглядеть, пришлось одалживать все: шубу, шарфик, шапочку и даже платье! А вот сапог не было — летела в туфельках зимой! Спасибо летчикам — на аэродроме мне выдали теплые летные ботинки.

Коллегам по сцене с Марией Георгиевной оказалось очень легко работать. И не только потому, что она талантлива — актриса еще и очень деликатна и тактична.

Читайте также:  Кисть имущий

— Когда я с чем-либо не согласна в театре, допустим, даже если мне очень не нравится чья-то игра, никогда не скажу об этом открыто. Потому что хорошо знаю ранимость актерской души. Нетактичным замечанием можно даже погубить человека, особенно молодого. Я не люблю категоричности. Не люблю рубить сплеча в любых обстоятельствах. Все должно быть по-человечески, — говорит Мария Захаревич. — Когда я сама была молодой, старшие коллеги относились к нам, начинающим актерам, очень бережно, хорошо это помню. К примеру, Макаенок всегда присутствовал на читках своих пьес, сам проигрывал все сцены и потом непременно сидел в зале на выпусках спектаклей. И если был чем-то недоволен, потом подходил и тихо на ушко высказывал пожелания актеру или актрисе.

Вне театра Мария Георгиевна все та же скромная тихоня из деревушки Новоселки, живущая не умом, а сердцем, принимающая решения по совести даже тогда, когда знает: результат будет не в ее пользу. Больше всего в жизни актриса по-прежнему ценит человеческие отношения. Все присланные ей открытки и письма до сих пор хранит. А лучшими подарками считает те, что сделаны своими руками и подарены от чистого сердца.

— Благодарная поклонница из Ивацевичей прислала мне в день рождения две пары шерстяных носков. Было приятно, — улыбается Мария Георгиевна.

Подарков преподносили много. Однажды решили презентовать морозильник. Но актриса от него отказалась:

— Это было на театральном фестивале в Молодечно. Морозильник был призом зрительских симпатий, который достался мне. Я категорически отказалась: не возьму и всё! Это ведь очень дорого. Тогда вместо морозильника привезли настенный ковер с лебедями и цветами. Он до сих пор у меня висит…

Еще одним долгоиграющим подарком стала пьеса «В новом доме», которую Захаревич подарил автор — Иван Мележ. Мария Георгиевна стала первой, кому он дал прочитать свое новое произведение, попросив высказать мнение. Правда, выслушать ее не успел: ушел из жизни.

Тем не менее свое впечатление о пьесе Мележа актриса высказала — и не словом, а делом: много лет спустя она поставила это произведение на сцене Минского областного драмтеатра в Молодечно (спектакль вышел под названием «Встречи и расставания»). В этом спектакле Мария Георгиевна оставила только любовную линию, решила, что разговоры о соц­соревнованиях сегодня устарели. Но Мележ наверняка не стал бы предъявлять претензий актрисе за некоторую вольность — осовременила пьесу Захаревич очень тактично, как все делает в своей жизни.

Мария Георгиевна Захаревич — народная артистка Беларуси, профессор. Лауреат государственной премии, обладательница ордена Дружбы народов, «Хрустальной Павлинки — 2004», медали Святого Равноапостольного Кирилла Туровского, приза Белорусского союза кинематографистов «За преданность киноискусству».