Было время

Доля лошадиная

В 1860 году в Минске состоялись необычные соревнования, в которых приняли участие крестьянские лошади

Процокали на подиум

В 1860 году был учрежден специальный комитет «о выставке и испытании силы крестьянских лошадей местной породы при возке тяжестей». Поводом стало то, что не хватало сильных породистых лошадей. Новой структуре поручили провести специальные соревнования. Были выделены деньги на покупку «маток хорошей породы», если таковые будут определены, а также «для выдачи призов хозяевам лошадей, признанных комитетом заслуживающими внимания по силе, крепости и другим качествам».

Пахать – не галопом скакать

Приглашения принять участие в первой выставке лошадей были отправлены в близлежащие к Минску деревни. Желание показать сельскохозяйственных помощников высказали всего 12 крестьян. Большинство отнеслось к нововведению с недоверием. Крестьянство старалось жить так же, как их деды и прадеды. Любое новшество, даже самое передовое, воспринималось, как попытка разрушить устои. Некоторые даже решили, что если их лошадь победит, то ее сразу отберут. Поэтому даже согласившиеся принять участие в выставке пришли не с лучшими лошадьми.

После всестороннего осмотра животных был устроен силовой конкурс. Каждому коню полагалось провести телегу с грузом по кругу. Но при всей снисходительности судей главный приз никому не был вручен. Все лошади показали заурядные результаты. Чтобы первые участники выставки не ушли без поощрительных призов, комитет принял решение устроить скачки.

Зрители получили массу удовольствия, наблюдая за тем, как в мастерстве держаться в седле соревнуются сельские труженики. Наездники из них получились такие же, как из лошадей, при­ученных к тасканию плуга, скакуны. Но главное не победа, а участие. Восемь крестьян, чьи подопечные показали лучшие результаты в смотре и гонке, получили поощрительное денежное вознаграждение. Как говорили между собой минчане, наблюдавшие за этим противостоянием: чего еще желать от крестьянской лошади, ведь ее прямое назначение не почтовая гоньба, а полевые работы, не верховая езда, а ломовой извоз.

Кнутом и снова кнутом

Год спустя, в 1861 году, комитет о выставке лошадей рассчитывал на лучшие результаты, поэтому заранее было решено отказаться от скачек. Благо весть о достойной награде, врученной пионерам минской конной выставки, немного прибавила крестьянам уверенности. Смотр был назначен на 30 июня. На соревнования прибыли 16 крестьянских лошадей. Их выстроили в ряд. Комиссия вместе с приглашенными гостями устроила всесторонний осмотр. Как писал корреспондент «Киевского телеграфа», участвовавший в смотре, «все без исключения, по сравнению с великороссийскими рабочими лошадьми, — весьма посредственных качеств, но принимая в соображение, что в Литве крестьянские лошади из рук вон гадки, малорослы, бессильны и вместо шерсти покрыты каким-то мохнатьем, местами вытертым войлоком, справедливость требовала выдать хозяевам 6 лучших лошадей, представленных на выставку, в награду от 30-20 рублей каждому и, кроме того, 5 — по серебряной медали».

На следующий день был проведен практический конкурс: перевозка тяжестей по дорожкам городского бульвара (ныне Александровский сквер). Посмотреть на заезды пришло множество жителей. В центре площадки выстроились конкурсанты. По одному они выводили из строя и впрягали в телегу лошадей. Животным предстояло преодолеть путь в 200 сажень (примерно полкилометра) с грузом в 80 пудов (1.280 килограммов).

«Мы не без умысла заметили, что при возке тяжестей допускались разные аллюры; потому что при таком испытании лошадь должна идти ровным шагом, аллюром, исключительно употреб­ляемым при возке ломовыми извозчиками тяжестей, а крестьянами — при всех полевых и вообще сельских работах. Известно, что лошадь, понуждаемая ударами кнута, сорвет с места тяжесть свыше ее сил и, дергая, скачками протащит на незначительном расстоянии даже гораздо больше 80 пудов по совершенно ровной местности», — описывал происходившее корреспондент «Киевского телеграфа».

Некоторые лошади не справлялись с этой задачей и останавливались как вкопанные. Тогда в дело вступали зрители и кричали в обиду крестьянам, будто говорило само животное: «Я лучше тут дух испущу, чем сделаю еще шаг! Ничего, что приз не наш! Глядишь, за жизнь-то свою короткую трудом отплачу!»

Таких освистанных бедолаг оказалось шестеро. Остальные под дружные выкрики и бурную поддержку зрителей добрались до финиша. Два крестьянина со своими конями были удостоены похвальных листов и денежной премии в 25 рублей. Другие участники, одолевшие путь, также получили материальное вознаграждение.

Большинство путешественников, в разное время бывавших на белорусских землях, отмечали, что животные здесь мелкие, неказистые, слабые. Купить породистых жеребцов могли только богатые землевладельцы.

Никто не требует от крестьянской лошади, чтобы она одолевала 27 верст (примерно 30 километров) за час. Уже хорошо, если она осилит дальнюю дорогу с телегой с 40 пудами (640 килограммов) клади.