Персоны

Припарковались

Как делать деньги из воздуха, почему в Парке высоких технологий работает в основном молодежь и за что наших программистов ценят за рубежом, рассказал директор Парка Валерий Цепкало 

Хай-тек по нашему

— Далеко не каждый понимает, что это такое — Парк высоких технологий (ПВТ)…

— Мир развивается в направлении информатизации. Сегодня сложно представить нашу жизнь без компьютеров, мобильных телефонов, Интернета… Парк высоких технологий — это разработка компьютерных программ, того, что позволяет компьютеру или мобильному телефону работать. Уберите программное обеспечение из любого современного элект­ронного приспособления — и оно превратится в кусок бесполезного железа.

— Как вам пришла идея создания ПВТ?

— В конце 1990-х по приглашению калифорнийского Совета по внешней политике я поехал в городок Монтерей, расположенный в живописном тихоокеанском заливе к югу от Сан-Франциско. Там находится знаменитая американская Силиконовая долина. К тому времени мы, белорусы, как и жители соседних стран, были твердо уверены в том, что способны только добывать нефть, газ, плавить металл, сверлить, рубить и сеять. Но вот создавать инновационные продукты, высокие технологии, как, скажем, немцы, американцы или японцы, нам не дано. Казалось, это подтверждали и факты. В отличие от западных и восточных коллег ни один русский (или белорусский) бизнесмен не мог с гордостью выйти перед публикой и сказать, что создал новый продукт, который понравился покупателю. В основе крупных российских состояний не было ни науки, ни технологий, ни инноваций…

Действительно, разве одинакова история успеха культовых американских бизнесменов Билла Гейтса, создавшего компанию Microsoft, или Стива Джобса, создавшего Apple, и, скажем, россиян Романа Абрамовича или Олега Дерипаски?

Я думал, что выступаю перед чисто американской аудиторией. Однако после моих слов ко мне стали подходить русские и белорусские ребята, рассказывали о себе, о своих судьбах, о занимаемых должностях в крупнейших хай-тек-компаниях Америки, об успехах, которых они добились. Почему наши люди могут быть технологически грамотными, изобретательными, предприимчивыми в США и не могут быть столь же успешными у себя на Родине? Для этого нужно было создать условия!

Это и есть одна из причин и целей создания ПВТ: молодые люди должны в полной мере иметь возможность реализовать себя на Родине. Сегодня Парк высоких технологий продемонстрировал, что наши люди могут быть столь же креативны и инновационны, как самые успешные народы Земли.

— Сейчас все больше белорусских предприятий переходят на информационные технологии. Вы работаете с ними?

— В прошлом году резиденты ПВТ реализовали около 8.500 проектов для отечественных компаний. Наши заказчики — предприятия различных отраслей. Однако в нашей стране для развития информационных технологий есть несколько сдерживающих факторов. Во-первых, с внедрением программного обеспечения сильно изменяется структура управления предприятием, в связи с чем, подпав под сокращение, немалое количество сотрудников может оказаться на улице. Во-вторых, внедрение информационных технологий может обойтись намного дороже, чем привычное содержание работника. Простой пример: когда оставляем машину на платной стоянке, нам выписывают квитанцию за парковку. В развитых странах мира таких работников держать нерентабельно. Выгодней установить паркомат.

— Делаете скидку отечественным заказчикам?

— Им внедрение информационных технологий обходится дешевле уже исходя из того, что накладные расходы для наших компаний существенно ниже — не надо тратиться на билеты, гостиницы… Где это возможно, программные решения поставляются вообще бесплатно. Например, разработанная для американских клиник база данных доноров костного мозга была передана бесплатно одной из поликлиник города Минска.

Деньги из воздуха

— Белорусской IT-продукцией сегодня пользуются заказчики из многих государств (США, стран ЕС, СНГ, ЮАР, Японии, Кореи, Сингапура…). Какова доля экспорта?

— Около 90 процентов! В ПВТ 109 компаний, на которых работают 12.500 программистов. Если бы мы ориентировались только на внутренний рынок, наш рост был бы соизмерим с ростом ВВП страны. С момента создания Парка высоких технологий наш рост составляет 40-50 процентов в год.

За 6 лет работы мы заработали около 800 миллионов долларов. В ближайшие несколько месяцев перешагнем миллиардный рубеж. И это деньги, заработанные исключительно интеллектом наших людей, то есть фактически из воздуха.

Сотрудничая с различными компаниями мира, руководствуемся двумя основными принципами современной экономики. Первый — разработка компьютерных программ на заказ. При этой модели программные продукты создаются под конкретного клиента с учетом его требований. Преимущество данной модели — предприятие, выполняющее работу, перекладывает все риски по продвижению продукта, его коммерческому использованию на заказчика. Деньги наши компании получают вне зависимости от того, станет этот продукт коммерчески успешным или нет.

Вторая модель — разработка собственных продуктов. Как это ни парадоксально звучит, работа на заказ — одно из условий их создания. Создавая заказное программное обеспечение и получая за это деньги, компания имеет возможность формировать свое­образную финансовую подушку безопасности. Благодаря чему позволить себе выделить часть ресурсов — интеллектуальных и финансовых — и направить их на создание собственного продукта, на который у компании остаются права интеллектуальной собственности. Такую модель используют более половины резидентов белорусского ПВТ. Из 109 компаний Парка высоких технологий 59 делают свой оригинальный продукт.

Дверь открыта

— Как стать резидентом ПВТ?

— Прежде всего необходимо заниматься разработкой компьютерных программ. Процедура приема у нас отработана. Заявитель должен представить технологическую составляющую проекта и бизнес-план. Парк высоких технологий нужен компаниям, которые имеют амбиции, стремятся к росту и постоянному развитию.

— Профессия программиста довольно популярна сегодня. Наверное, в вашей сфере жесткая конкуренция?

— Наоборот, людей не хватает, из-за чего мы даже вынуждены отказывать некоторым заказчикам. Набирать же всех подряд и открывать курсы, так сказать, в каждой подворотне тоже не можем. Надо поддерживать профессиональный уровень и репутацию. Думаю, рынок насытится программистами, когда в Парке высоких технологий будут работать около 100 тысяч человек. Это произойдет не сегодня-завтра. Но тогда мы станем крупнейшим европейским кластером по разработке компьютерных программ.

— Около 70 процентов ваших сотрудников моложе 28 лет…

— Во-первых, молодого человека легче переобучить, научить. IT-сфера очень динамичная, и, как показала практика, программистами работают молодые люди. Во-вторых, мы понимаем, что многие порой выбирают профессию под влиянием родителей или других факторов, а склонны зачастую совершенно к иному, например программированию. Специально для них организуем курсы (бесплатные и платные), успешно окончив которые, получаете почти 100-процентную вероятность работать в ПВТ.

— Почему IT-специалисты зарабатывают больше, чем представители других профессий?

— Есть отрасли, где специалисты как бы конвертируемы. Это пилоты, штурманы кораблей, программисты. Они могут легко себе найти работу в любой точке мира. Что касается историков, экономистов, юристов, дипломатов — они нужны стране, но за ее пределами — никому. Поэтому их оплата труда напрямую зависит от уровня развития экономики. А программисты востребованы вез­де… Но, как говорил, было время, когда уезжали целыми курсами. Основная причина — неразвитость внутреннего рынка. В связи с созданием ПВТ можно работать и с зарубежными клиентами, живя при этом в Беларуси.

Нужно учитывать, что высоко­оплачиваемые специалисты — интеллектуальная сила, которая живет и тратит свои зарплаты в Беларуси. Это помогает развитию инфраструктуры в стране: строятся офисные здания, жилые дома с высокими потребительскими свойствами, открываются косметические салоны, рестораны, развиваются банки, медицинские центры… Человек, получающий 1,5 тысячи долларов в месяц, не ограничен базовыми потребностями — молоком и хлебом. В своем роде он способствует развитию многих отраслей — от общепита до строительного сектора. Поэтому во всем мире стремятся удержать таких людей: они помогают развиваться городской инфраструктуре, снимают с властей головную боль обеспечения их жильем.

— Когда Парк открывался, его резидентам предоставлялись значительные налоговые льготы.

— Действительно, в 2006 году это были серьезные льготы. Однако в последние годы страна активно движется в направлении экономической либерализации. По данным Всемирного банка, Беларусь занимает 4-е место в мире по темпам либерализации экономики. То, что было льготой в 2006-м, сегодня уже таковой не считается. Например, изначально резиденты были освобождены от различных местных налогов (дорожного, на очистку Свислочи и прочее). Сегодня эти налоги никто не платит. Кроме того, в 2006-м резидентам не надо было платить налог на добавленную стоимость при экс­порте услуг. В 2007 году его отменили для всех. Значительной была льгота на подоходный налог при высокой зарплате: мы платили 9 процентов, в то время как остальные — 30. Сегодня по всей стране — 12 процентов. Так что льгота осталась, но не столь существенная.

Без ложной скромности

— Можете назвать наиболее интересные разработки ПВТ?

— Их слишком много. Большинство в профессиональной сфере — банковской, промышленной, медицинской, торговой. Эти разработки, как правило, не интерес­ны массовому пользователю. Но последнее время создаем продукты, интересные широкой общественности, получившие признание во всем мире. Эти продукты связаны с мобильными приложениями, компьютерными играми и тому подобным. Я, например, пользуюсь Viber — приложением, которое интегрирует с твоей телефонной книжкой и дает возможность фактически бесплатно разговаривать с людьми в разных точках мира.

— На старте экспорт резидентов Парка высоких технологий составлял примерно 12 миллионов долларов, как у Национальной академии наук Беларуси. А сегодня?

— Я не хотел бы сравнивать нашу деятельность с работой Нацио­нальной академии наук. Изначально мы были ориентированы на достижение коммерческого результата. Поэтому не беремся за проекты, которые не будут приносить деньги. У нау­ки же задача несколько иная. Результат деятельности ученых — получение новых знаний, поэтому они получают под­держ­ку из государственного бюджета.

Задача компаний — резидентов ПВТ, делать из знаний, где бы они ни появились, деньги. Поэтому сегодня мы даем экспорта где-то раз в 20 больше академии наук. Однако еще раз подчеркну: сравнивать ПВТ с НАНБ было бы неправильно.

— Какое место в рейтинге высокотехнологичных стран занимает Беларусь?

— В 2012 году мы впервые попали в список 30 высокотехнологических стран по данным независимого аналитического агентства Gartner.

— ПВТ тесно сотрудничает с БГУИР, БГУ, открывает лаборатории в региональных вузах. По какому принципу выбираете партнеров?

— Работаем прежде всего с теми вузами, руководители которых заинтересованы в сотрудничестве с нами. Многое зависит от личной инициативы ректора. Активнее всего работаем с БГУИР, на базе которого открыли около 25 лабораторий. Благодаря этому студенты получают возможность обучаться технологиям, которые сегодня очень востребованы.

Начинаем уделять больше внимания поддержке инновационных проектов. В этом году организовали уже второй конкурс IT-джамп. Его участники (в основном студенты) представляют свою идею, которую оценивает жюри. Главный приз — возможность добиться финансирования своей разработки. В прошлом году две вузовские команды получили инвестиции в размере 250 тысяч и 300 тысяч долларов.

— Какие планы на ближайшее будущее у ПВТ?

— Начну с того, что в мировой практике отсутствует успешный опыт создания государством компаний в сфере высоких технологий. Задача государства — создать среду, где молодые предприимчивые люди будут иметь доступ к капиталу, недорогой офисной инфраструктуре, юридическим, бухгалтерским и прочим услугам. Задача ПВТ — сформировать свое­образную экосистему, где молодые люди будут сидеть в кафе, пить кофе, обсуждать новые идеи, думать как «замутить» новый start up. И тогда у нас выстрелит еще не один успешный продукт, создастся еще не одна IT-компания, которая принесет деньги и славу не только ее основателям, но и Беларуси в целом.

IT-продуктами резидентов Парка высоких технологий пользуются такие мировые корпорации, как Microsoft, HP, Coca-Cola, Colgate-Palmolive, Google, Toyota, Citibank, MTV, Expedia, Reuters, Samsung, HTC, Mitsubishi, British Petroleum, British Telecom, Лондонская фондовая биржа, Всемирный банк…

В 2012 году Беларусь впервые попала в список 30 высокотехнологических стран по данным независимого аналитического агентства Gartner. 

Мысли вслух

О репутации белорусских специалистов, работающих за рубежом

— У меня был интересный случай, когда прибыл в компанию, которая делала для боингов и аэробусов симуляторы кабины пилота. Главный инженер-лазерщик на предприятии родом из Минска. С президентом компании я встретился, а вот инженера побеспокоить не осмелились! Я поинтересовался, почему не позвали моего земляка, на что директор компании ответил, что тот с утра попросил не беспокоить, и трогать его не осмеливаются. Вот как ценят наших людей!

О книгах

— Люблю книги, но только в бумажном варианте. Статьи, новости читаю с компьютера, а вот книга для меня остается «в обложке». Недавно прочел «Край обетованный» Харуки Мураками. Понравилась…

Об интеллекте

— Сейчас принято определять человека по уровню интеллектуальности. Для этого даже тесты придумали. Однако до сих пор не сформулировано общепризнанное определение интеллектуальных способностей человека. Это и скорость мышления, и способность к рассуждениям, и память, и словарный запас, и умение производить математические операции, и умственная энергия или просто потребность к интеллектуальным поискам. Футболист, имевший плохие оценки в школе, может схватывать проблему на поле в десятые доли секунды и принимать нужное решение.

Гены интеллекта не могут развиваться в вакууме, им необходима соответствующая общественная среда для стимуляции и развития. Почти в каждом есть искра Божья, и задача воспитателей, учителей и пастырей человеческих — лелеять эту искру, помочь ей разгореться. Причем с детства и всю жизнь. Нельзя заранее по тому или иному замеряемому показателю относить людей к избранным «гениям», «достойным», а других обрекать на подручные роли.

Отыскать талант в каждом человеке — думаю, это возможно только посредством мотивации. Угрозой наказания талант человека не раскроешь. Личность раскрывается через обретение внутренней свободы. И школа, и университет должны не просто давать знания, они должны стремиться помочь каждому ученику обрести самого себя, реализовать свой потенциал внутри коллектива и социума в целом.

Об охоте

— Человек стал человеком как хищник. Охотился, чтобы питаться. Но убийство ради удовольствия… Этого не понимаю. Существование у дикого животного и так непростое: все время приходится выживать, спасать свое потомство. Зачем их убивать?

О кино

— Художественные фильмы будоражат мое во­ображение, воодушевляют. Смотрю ленты абсолютно разных жанров: детективы, фантастику, исторические фильмы. Обожаю «День сурка». Нравится идея фильма «Хищник»: кто-то, более сильный и умный, может охотиться на человека, как человек охотится на животное.

Но сам я фильм снять бы не смог — для этого надо быть художником. Художник проникает в мир, куда серьезному исследователю, которому необходимо все рацио­нально обосновывать, вход закрыт. Хотя у меня много друзей из кинематографической сферы — продюсеры, режиссеры. Но не актеры. Они люди своеобразные, способные переживать жизни многих своих персонажей внутри себя. Но у меня всегда возникает вопрос: какой он подлинный? Ведь для того чтобы впустить в себя жизнь своего героя, надо как бы стереть свою индивидуальность, превратиться в пустой сосуд, который должен быть заполнен другой жизнью, иной судьбой…

Поэтому, когда встретился с Робертом де Ниро, говорил лишь на самые общие темы.

О досуге

— Занимаюсь спортом, чтобы поддерживать форму. Хожу в тренажерный зал, иногда бегаю, стараюсь больше гулять. Не люб­лю монотонности, по­этому в бассейне не плаваю, а вот в море — люблю.