Человек и его дело

Кадр вне времени

Что сближает фотографию с кино? Почему в нашей стране нет телеискусства? В чем уникальность обнаженной человеческой натуры?  Об этом и многом другом поразмышлял авангардный фотохудожник Николай Маминов 

Человек, как пластилин

— Свой новый стиль в фотографии ты презентовал в 2005 году. Изменился ли он за это время?

— Стиль остался прежним — эклектичным, соединяющим в себе и китч, и треш, и ретро. Скорее, изменились композиция в фотографии и манера ее подачи. Начинал я снимать широкоугольными объективами, стремился захватить в кадр множество различных деталей. Теперь же старюсь работать с длинным фокусом. И таким образом превращаю мир вокруг модели в менее резкий. Человек в моих работах уже превалирует над миром. Хотя вначале он находился на втором плане.

Это мой личный поиск в портрете. Акценты не на детали вокруг модели, а на ее нестандартные позы и жесты. Но в то же время считаю, что человек должен быть максимально обезличен. Возможно, он будет в маске или изображен спиной. То есть его нельзя узнать. Он некая абстрактная форма, своего рода пластилин, из которого лепится определенный образ.

— Мне кажется, тематически твои работы стали спокойнее. В них нет уже той очевидной агрессии, как в скандальной серии фотографий «Несданная сессия», где девушки лежали в ванне, наполненной кровью.

— Может быть, визуально они и стали спокойнее. Но та же агрессия выражается уже не в образе крови, а в других формах: позах моделей, незамкнутых заброшенных пространствах. Меня привлекают забытые цивилизацией места. В них проще выстраивать свой художественный мир.

— Ты делаешь весьма откровенные портреты. Обвинений в порнографии слышать не доводилось?

— В порнографии меня не обвиняли. Но говорили, что работаю на грани. Что такое порно? Это когда крупным планом сняты гениталии, чтобы на них просто поглазели. У меня же совершенно другая цель — превращать фотографию в художественно значимую. Вкладывать в нее определенные символы, которые будут заставлять нас думать. Это по Тарковскому. Я поклонник этого великого режиссера. Его произведения вне времени. А это мой самый главный тезис и объяснение тому, почему в моих работах так много обнаженной натуры. Это стремление убрать из фото­графии время и сделать ее самодостаточной.

Название стиля Novaсity заимствовано из компьютерной игры Half-Life. Это город хай-тек, который достиг вершины своего развития и пал.

Вот, к примеру, если я тебя сфотографирую сидящей на скамейке, в сапожках, джинсах и куртке, то по деталям можно определить, когда приблизительно сделан кадр. Если же я тебя раздену и брошу, например, в воду или поставлю к полуразрушенной стенке и сформирую определенный образ, то только по макияжу или прическе можно определить время. Но меняем укладку, стираем тени и губную помаду, обрабатываем определенным образом снимок — и уже никто точно не скажет, когда и где он был сделан.

Мастерски стер всякие временные границы в фильме «Сталкер» Андрей Тарковский. У него есть гениальная фраза о том, что любые кинокадры — это консервы времени, которые сохраняют в себе энергию, поэтику, историю. Их мы можем распаковать в любой момент и рассматривать бесконечно.

Поэтому из каждого своего кад­ра стремлюсь делать подобие кино, которое можно с удовольствием посмотреть и через 5, и через 10 лет.

Хотя, конечно, более популярное объяснение моим откровенным фотографиям: я извращенец, которому нравится пялиться на голых женщин.

— Твоему сынишке уже три года. В каком возрасте ты покажешь ему свои откровенные работы?

— Честно говоря, не думал об этом. Но считаю, что чем раньше ребенок будет знать о подобной области искусства и воспринимать ее именно как творчество, тем лучше.

Сам себе режиссер

— Что вообще происходит сейчас с отечественным фотоискусством?

— Ситуация довольно непрос­тая. Сейчас каждый второй возомнил себя первоклассным фотографом. Потому что есть под рукой недорогая зеркалка или хороший мобильный телефон со специальной программой. И начинают все кому не лень щелкать примитивные черно-белые портреты: девушка с чашкой, девушка у дерева и так далее.

Но какая у этих творений художественная ценность и общественная значимость? Конечно, если бы на снимках была изображена внучка Чаплина или девушка, создавшая нечто, что перевернуло мир, — другое дело. Но в таком случае будь добр, автор, напиши предысторию к работе.

А почему так много черно-белой съемки? Да потому что люди не умеют работать с цветом. Я уже не говорю о тех, кто снимает свадьбы. Это вообще не фотографы.

— У тебя же у самого есть серия фотографий невест.

— Я не снимаю свадьбы. Есть большая разница между фотосессией, тему которой ты диктуешь, и тем, что ты едешь на свадьбу и ходишь следом за молодоженами по паркам и проспектам. Да, есть у меня циклы, где модель в белом платье. Но съемка сделана в другой день и никак не связана с торжеством. Я сам выбираю тему. И считаю абсолютно неприемлемым, когда художнику навязывают, что именно он должен снять. Подобные предложения отклоняю сразу. Все-таки нахожусь не на том уровне студенческого голода, чтобы мне навязывали свои правила. У меня выработан свой стиль, с которым можно соглашаться или нет.

ТВ-взгляд

— А что скажешь о современном телевидении как оператор-постановщик?

— В Беларуси телевизионное искусство, к сожалению, умерло. В частности, исчезли программы о культуре. Еще несколько лет назад подобные проекты были. Теперь же они остались лишь в виде мелких рубрик, которые не отражают культурное движение страны.

— И в чем причина культурного вакуума?

— Нет профессионалов. Наглядный пример. Недавно я издал монографию — книгу «Визуальные решения телепрограмм». К ней меня просили сделать список имен, выдающихся личностей, индивидуальностей современного отечественного ТВ. И я столк­нулся с проблемой: не о ком и не о чем говорить. Да, оператором начал работать относительно недавно — где-то с 2003 года. А вот профессионально фотографией занимаюсь более 20 лет. Близость двух сфер дает мне право делать подобные выводы.

Справка

Николай Маминов, магистр искусствоведения, оператор-постановщик, режиссер телевидения и кино, дизайнер, фотограф. Дважды награжден стипендией специального фонда Президента Республики Беларусь по поддержке талантливой молодежи. Лично награжден Президентом Беларуси за выдающиеся успехи в творчестве и науке как «Лучший выпускник 2005 года». Прославился эпатажными снимками в стиле ню. Придумал собственный стиль в фото­графии Novaсity, объединяющий черты ретро, хай-тека, сюрреализма, авангардизма, стиля nude и модельной съемки.