Персоны

Игра стоит свеч

Он окончил с серебряной медалью школу с физико-математическим уклоном, но, к удивлению и ужасу своих учителей, поступил в институт физкультуры. А как же иначе? Для Анатолия Байдачного футбол всегда был превыше всего

Для мальчишки из подмос­ковного Обнинска Толи Байдачного футбол стал главным делом всей жизни. Правда, сначала он занимался легкой атлетикой. Бегал, прыгал. Стометровку пробегал за 11 секунд. Это потом ему пригодилось на футбольном поле. За компанию с друзьями попробовал себя в хоккее, боксе. Но кожаный мяч — вне конкуренции. В девять лет Байдачный записался в секцию, вместе со сверстниками с утра до вечера пропадал на футбольной площадке. И сейчас, когда ему стукнуло 60, Анатолий Николаевич признается, что футбол для него до сих пор потрясение.

Москва

Интересно, что в детстве он болел за московский «Локомотив», хотя тот в 1960-е годы не блистал и был слабейшим из столичных клубов высшей лиги. Почему?

— Так отец мой был железнодорожником, — разъясняет Байдачный. — А в московском «Динамо» оказался после того, как юношеская сборная России, за которую выступал, сыграла с динамовским дублем. Они нас обыграли 4:3, но я все три гола забил. После чего и получил приглашение от «Динамо». А Константин Иванович Бесков, который тогда тренировал динамовцев, всегда лично беседовал с новичками. И обязательно задавал вопрос: «За кого болеете?» Но когда я ответил, что за «Локомотив», лицо у него было очень удивленным! Однако потом он улыбнулся снисходительно и сказал: «Ничего-ничего, я тренировал «Локомотив». Это когда Пудышев в аналогичной ситуации признался Константину Ивановичу, что болеет за «Спартак», тот выгнал его из кабинета: «Сказать такое в «Динамо», да кто его привел сюда?»

Карьера Байдачного развивалась стремительно. В 18 лет он уже дебютировал в основном составе «бело-голубых», а в 19 примерил футболку сборной СССР, играл в финале Кубка обладателей кубков и стал серебряным призером чемпионата Европы, мастером спорта международного класса. Признание, слава. А потом — травма, которая вывела его из строя на шесть месяцев. Но он восстановился, заиграл, и в 1974-м Бесков пригласил Байдачного в олимпийскую сборную Советского Союза. Та улетала на матчи в Швецию, но нападающий отправился не в Стокгольм, а на гауптвахту, а затем в воинскую часть. Служить. Конфликт с руководством динамовского клуба получился громким, на всю страну, с обличительной статьей в газете в адрес футболиста.

Минск

А потом Байдачного командировали в первую лигу, где играло тогда минское «Динамо». Был и другой вариант — Ленинград. Но местные динамовцы выступали во второй лиге, поэтому Анатолий выбрал Минск. Как в воду глядел тогда Александр Севидов, когда говорил ему: «Если поедешь в Минск, назад не вернешься». Сан Саныч сам проработал с минским «Динамо» восемь лет и знал, что говорил. Байдачный так и остался в белорусской столице.

— Так ко мне хорошо отнес­лись в Минске, так понравилось здесь, что о возвращении назад в московское «Динамо» уже и не думал, — продолжает Анатолий Николаевич. — Тем более что женился, потом и родителей сюда перевез, корни пустил в Беларуси основательно. Здесь мне было как-то теплее, хотя Севидов неоднократно приглашал вернуться. Но коллектив в минском «Динамо» был классный, отличные тренеры. Я был лидером в команде, все шло хорошо. Но, видно, на роду написано: рано начал — рано закончил. 26 августа 1979 года в матче с московским «Спартаком» получил травму, которая изменила мою судьбу. Приговор врачей был безапелляционным: «В футбол лучше не играть». А ведь еще и 27 не было, в самом расцвете сил. Мне потом долго, лет 15 снилось, что я выздоровел, нога в порядке, играю…

От Могилева до Ростова

В 28 Байдачный начал тренерскую карьеру. А уже через два года сумел сделать то, что не удавалось еще никому из белорусских наставников, — вывел свою команду, могилевский «Днепр», в первую лигу советского футбола. «По тем временам — достижение сродни тому, что в космос полететь», — вспоминает Анатолий Николаевич. Потом в его карьере было множество клубов, в большинстве своем зарубежных, сборные — Сирии и Беларуси. С минским «Динамо» выигрывал звание чемпиона страны, новороссийский «Черноморец» выводил в Кубок УЕФ­А, с молодежной сборной Сирии побеждал в чемпионате Азии.

— Анатолий Николаевич, вы поработали в полутора десятках мест. Где получали наибольшее удовлетворение?

— В принципе, везде! В жизни мне не повезло лишь в том плане, что я никогда не тренировал грандов. В России дважды принимал команды на 16-й позиции в турнирной таблице, один раз — на 14-й. В итоге все оставались в высшей лиге, занимая 6-е, 10-е место. Так что свои задачи я выполнял, результат был всегда. Другое дело, что потом сказывалось отсутствие средств в клубной казне, начиналась продажа ведущих игроков. И опять нужно было создавать команду. Вот это меня очень угнетает. С другой стороны, в моих командах ребята всегда росли в мастерстве, многие потом играли в ведущих клубах, сборных своей страны. Это всегда приятный момент.

— Последней вашей командой был «Ростов». Сейчас, естественно, ждете новых предложений. Каких?

— Человек должен работать. Это самое главное в жизни. Иногда говорят: престижно, не прес­тижно. Считаю, не должно быть такого понятия. Везде можно трудиться и приносить пользу, если ты любишь футбол. Вопрос в другом. Возможно, не всякое предложение можно принять. Например, связанное с дальними расстояниями, перелетами.

— По-прежнему избегаете полетов на самолетах?

— Нет. Но все равно не хотел бы много летать, как приходится в первой российской лиге. И конечно, желал бы принять клуб, способный претендовать на высокие цели и способный решать большие задачи. Это самое главное. Когда я с минским «Динамо» стал чемпио­ном, команда до моего прихода шла на девятом месте. А если бы я готовил ее к сезону, то у нее вообще бы не было проблем в чемпионате!

— А предложения от белорусских клубов рассмотрите?

— В Беларуси есть две команды, где интересно работать, — БАТЭ и минское «Динамо». И там, и там есть хорошие тренеры.

— Солигорский «Шахтер» — тоже сильный клуб…

— Там работает Володя Журавель, мой воспитанник. Золотой парень! Он был у меня капитаном команды в минском «Динамо» и сочинской «Жемчужине». Я к нему с большой любовью отношусь. Солигорцы идут в чемпионате неплохо, на втором месте. Другое дело, что в Беларуси важно быть первыми, тогда есть возможность попасть в Лигу чемпионов. В БАТЭ это прекрасно понимают, поэтому и застолбили за собой первую позицию.

— Да, борисовчан трудно подвинуть с вершины пьедестала…

— В этом году — да. Но огромный потенциал у минского «Динамо». Думаю, и финансовое положение там не хуже, чем в БАТЭ. Иное дело — непонятная кадровая политика, постоянная тренерская чехарда, в команде играют футболисты, не соответствующие уровню задач, которые ставятся перед «Динамо». У минского клуба нет такой выстроенной политики, как у БАТЭ. Посмотрите: борисовчане уже скупили всех лучших игроков в белорусском чемпионате. У них два равноценных состава, на Лигу чемпионов — один, на национальное первенство — другой. Потому что игрокам необходимо постоянно меняться, команда всегда должна быть свежей. В БАТЭ всё правильно делают. И в этом заслуга Капского. У клуба за все время было три тренера: Пунтус, Криушенко, Ганчаренко. И ничего не менялось в принципах и подходах к организации дела. Первые два наставника ушли из БАТЭ и в новых командах таких успехов не добились. А борисовчане добиваются успеха за успехом. Поэтому Ганчаренко нужно руками и ногами держаться за БАТЭ и Капского.

Анатолий Байдачный — мастер спорта международного класса, заслуженный тренер Белорусской ССР. Родился 1 октября 1952 года в Москве. Воспитанник футбольной школы города Обнинска. Первый тренер — Юрий Алексеевич Шуванов. Играл в динамовских командах Москвы и Минска, сборной СССР. Серебряный призер чемпионата Европы 1972 года, финалист Кубка обладателей кубков — 1972.

Тренировал клубы Беларуси, России, Украины, Молдовы, Кипра, Кувейта, сборные Беларуси и Сирии.