Персоны

Владимир Лиходедов: открытки и открытия

Владимир Лиходедов — обладатель уникальной коллекции почтовых открыток. Однако он не только известный филокартист, но и историк, автор тринадцати книг, пропагандист национальной культуры

— Владимир, вас часто представляют как минского коллекционера-филокартиста. Но ведь родом вы из Полоцка, города с древнейшей историей, и первые почтовые открытки были именно с его видами. Наверное, они самые ценные в вашей огромной коллекции, которая сегодня насчитывает более 20 тысяч экземпляров?

— Эти открытки для меня — самое дорогое сокровище. В детстве я, как многие советские школьники, собирал почтовые марки, значки. Но как-то, придя на встречу в полоцкий клуб коллекционеров, купил несколько открыток с видами Полоцка. Дома подолгу рассматривал их, сверял детали на снимках начала ХХ века с городом моего детства. Занятие оказалось увлекательным. А поскольку занимался спортом и часто ездил с коман­дой по Беларуси, начал привозить открытки с видами других городов. Но открытки с видами родного города выделены в отдельную часть коллекции. Их у меня теперь около шестисот… Думаю, когда-нибудь непременно издам альбом «Полоцк на старых открытках».

— Собрать такую коллекцию — кропотливый труд. Гео­графия ваших поисков вышла далеко за пределы Беларуси, так?

— Я объездил всю Европу и Россию на машине, выезжал на месяц и колесил по городкам: к одному коллекционеру заехал, к другому. К примеру, сегодня сбор коллекционеров в Германии, послезавтра — во Франции… Встречался, общался. Такой был круговорот! Сейчас только и остается ностальгировать по тем временам. Все сидят в Интернете, который убил общение.

— Можно ли еще найти интересные открытки?

— Всегда что-то попадается, правда, все меньше и меньше.

— А современные открытки вас не прельщают?

— Я их не покупаю. Они глянцевые, красивые, блестящие, но… У старой открытки есть душа! Словами не передашь, это нужно видеть!

— У почтовой открытки, как у медали, две стороны. К тому же они кому-то адресованы. О чем писали люди?

— Обратная сторона открытки — это живая история. Если мы читаем книгу, то узнаем мнение историка об описываемом моменте. А здесь все глазами обывателя: условно говоря, сколько стоило мясо, за что племянник обиделся на тетю Машу, какая была погода… Это очень интересно. На нескольких выставках я специально выкладывал открытки обратной стороной вверх. И у таких стендов всегда толпились люди.

— Коллекционированием вы занимаетесь всю сознательную жизнь, а когда почувствовали в себе силы писать книги, заниматься издательской деятельностью?

— Павел Якубович, главный редактор «СБ. Беларусь сегодня», увидев мою коллекцию, уговорил меня начать сотрудничество с газетой. Было это почти десять лет назад. А материала для публикаций хватит еще на столько же. Наш проект «В поисках утраченного» не остался незамеченным, был удостоен премии «За духовное возрождение».

Книжная же деятельность началась с большой книги «Синагоги», изданной в минском издательстве «Рифтур». Под одной обложкой мне удалось собрать несколько сотен почтовых открыток с видами синагог не только Беларуси, но и всей Российской империи, даже Китая и Америки.

— Сегодня благодаря поч­товым открыткам у вас вышло тринадцать книг. Похоже, для вас это не предел?

— Работа, можно сказать, не останавливается ни на секунду. Постоянно думаю, к какому событию приурочить следующую книгу, какую тему затронуть…

К 200-летию Отечественной войны 1812 года вышли сразу две книги (предисловие к одной из них написал секретарь Союзного государства Григорий Рапота). В соавторстве с моим российским коллегой Кириллом Соколом мы описали все памятники, посвященные событиям той войны. Вторая книга, написанная совместно с еще одним известным коллекционером Владимиром Пефтиевым, — это хронология военных действий. Я никогда не отказываюсь от помощи, если это поможет сделать работу, книгу или выставку лучше.

Читайте также:  Георгий Вицин: Не надо суетиться

В планах — серия книг о Первой мировой войне: хочется пройтись по линии фронта, чтобы люди посмотрели, как это было. Материала, правда, больше с немецкой стороны — немецкие солдаты много фото­графировали. А вообще практически по каждому городу можно делать книгу.

— Темы ваших книг очень разные. Порой неожиданные. Так, вы затронули тему мусульманской культуры в нашей стране, историю банков Российской империи…

— Книга «Государственный банк Российской империи на почтовых открытках конца XIX — начала XX века» была издана к 150-летию банка России. В ней около четырехсот изображений, среди них уникальные снимки интерьеров. Я показал и описал практически все отделения.

Мусульманская тема вообще была откровением для Беларуси. В книге около 60 старых фотографий и открыток, а также уникальные современные фото. Я объездил всю страну, нашел много мусульманских кладбищ, фотографировал, общался со стариками, собрал множество интересных артефактов. Текст в книге изложен на четырех языках — белорусском, русском, английском и арабском. Книга лежит на почетном месте в музеях Объединенных Арабских Эмиратов, Катара.

— Не обошли вниманием и столицу. В чем оригинальность книги-альбома «Минск — путешествие во времени»?

— Репродукции старых открыток сопровождаются современными снимками, сделанными примерно с того же места. И таким образом каждый может сравнить, как выглядел тот или другой уголок Минска — дом, улица, квартал, — например, 100 лет назад и как выглядит сегодня.

— Вы, насколько мне известно, единственный белорусский автор, чья книга была официально представлена в библиотеке Конгресса США.

— Это книга «Тадеуш Костюшко на старых открытках и в графике». И мне приятно, что видный политический деятель Збигнев Бжезинский выразил желание написать к изданию вступительное слово.

— В чем видите ценность своей коллекции?

— Я показываю то, что никто не может показать. И стараюсь заинтересовать людей, особенно молодых, дать толчок для получения ими знаний. И это срабатывает: руб­рика «В поисках утраченного» очень популярна у читателей — учителя используют материалы в своей работе, студенты — для написания курсовых. Есть люди, которые начали и открытки коллекционировать. Но главное для меня — показать историю, показать, что нам есть чем гордиться.

Я собрал и сохранил для потомков очень серьезную информацию о том, как выглядели наши города, местечки, селения, быт наших людей. Здесь не обманешь, ведь фотография — беспристрастный свидетель. Хотя и тогда была ретушь, коллажи вставляли, но это не сравнить с сегодняшним фотошопом.

— Вы патриот?

— Да. Я люблю свою родину и стараюсь показать, какой она была. Надо знать свою историю, а она неразрывно связана с историей многих государств. Ведь народы, не помнящие своей истории, исчезают.

— А вы читаете книги по истории других авторов? Наверняка собрали огромную биб­лиотеку?

— Библиотека неплохая. Я не говорю, что у меня много антик­варных книг, но они есть. Покупаю и современных авторов по истории, даже тех, которые пишут полные бредни. Мне интересно и их мнение.

Думаю так: если было какое-то событие в истории, его нужно рассмотреть комплексно, беспристрастно, по всем источникам — западноевропейским, российским, арабским, византийским…

Древняя история — еще одно мое хобби. Книг пока не написал, но, может, лет через десять напишу (улыбается).

— Если бы не первое хобби — коллекционирование видовых открыток, как бы сложилась ваша жизнь?

— Кем угодно мог стать… В жизни ведь не пропадал, да и не пропал. У меня интересная жизнь. Главное — принципам своим не изменять, особенно в том, что касается чести. Земля ведь круглая, и все возвращается.

То, чем я занимаюсь сейчас, приносит мне удовольствие, и я чувствую, что это важно и нужно. Книги мои востребованы.