ТВ-курьер

Белорусский Паганель

Что находится в желтом саквояже Юрия Жигамонта — ведущего программы «Приключения дилетанта»?

— Что в саквояже? — переспрашивает он. — Гвоздь. Может быть, из гроба Августа Понятовского.

Это вещь с историей. Гвоздь попал в саквояж телепутешественника после съемок в костеле в деревне Волчин неподалеку от Бреста, где был прах Понятовского, последнего короля Речи Пос­политой.

Почти из каждой командировки Жигамонт привозит в Минск такие подарки. За те 11 лет, что актер ведет передачу (вначале она называлась «Путешествия дилетанта» на БТ, потом «Новые путешествия дилетанта», переименованные впоследствии в «Приключения дилетанта» на СТВ), он насобирал экспонатов на небольшой музей. Наблюдений — на книгу.

— У каждой нации есть в мире имидж. Белорусов называют «рахманымі» — покладистыми, спокойными, — говорит Юрий Владимирович. — На самом деле они разные. В одной деревне живут весельчаки, в другой — молчуны, в третьей — злыдни, в четвертой — рубаха-парни…

— Как вас встречают сельчане? Угощают?

— Раз на раз не приходится. Угощают довольно часто. Снимали мы как-то в Ивацевичском районе, пригласили нас местные «гарбаты папiць». Заходим — а там стол от стены до стены с яствами деревенскими…

За год Юрий Жигамонт делает полсотни путевых очерков; общее их количество перевалило за полтысячи.

Бывает, жизнь перечеркивает сценарий. Приезжает телегруппа снимать церковь, упоминание о которой есть даже в энциклопедии, а местные жители ее втихаря разрушили. Или наоборот. Местные приносят на съемки старинные вещи, рассказывают о своем родовом гнезде то, чего не найдешь ни в одной книге, и это особенно ценно.

Жигамонта не сравнишь ни с Сенкевичем, ни с «непутевым» Крыловым, потому что белорусский Паганель не выезжает за пределы своей страны. Он находит и показывает жемчуг в Беларуси. Восстанавливает ее родословную.

Свою родословную Жигамонт тоже разведал.

— Дошел до девятого колена. Королей не нашел, но теперь точно знаю: мои предки всегда жили на Полесье, в Наровлянском крае, были из крестьян.

Вместе с Юрием Жигамонтом завтра вы побываете на Ошмянщине. Канун европейского Рождества встретите в деревне Ваверка Лидского района. 29  декабря отправитесь в экспедицию в деревню Головичполе Щучинского района, где находится усадьба в стиле модерн «Лебедка Ивановская».

…Школа, в которой учился Юрий, находилась километрах в десяти от родной деревни Демидов, так что на уроки приходилось ездить на велосипеде. А когда начинался паводок, Юрась сидел дома, читал книжки. Увлекся историей. После армии работал на стройке машинистом башенного крана. В 1990 году поступил в Белорусский государственный театрально-художественный институт на специальность «актер театра и кино». И снова много читал, в основном художественную литературу и в основном ночами.

Начались первые путешествия по Беларуси.

— Решил во время летних каникул объездить все зам­ки… Именно тогда во мне начала зреть гордость за свою землю, за свою нацию. Я почувствовал, насколько глубоки наши корни.

— Вы много лет находитесь в образе чудаковатого рассказчика, человека из машины времени, раскрывающего тайны истории. Не появилось ли раздвоение личности: я в настоящем и я в прошлом?

— Нет. Наоборот — укрепилось чувство реальности.

— Часто ли смотрите телевизор?

— Работаю много: ухожу рано утром, прихожу поздно вечером. Времени на телевизор почти не остается. Но обязательно включаю новости. Заметил, что на белорусских каналах появилось немало программ, посвященных краеведению. И это хорошо. Кому, как не ТВ, показывать наши красивые места, ведь у нас, слава богу, сохранилось немало церквей, усадеб… Даже руины замков очень колоритные — отличаются своим белорусским характером.

Жигамонт — это театр одного актера.

Известно, что некоторые телеведущие — всего лишь верхушка айсберга, а «под водой» — сонм редакторов, сценаристов, стилистов… Жигамонт сам пишет сценарии. Читает книги, журналы — все, что можно достать по теме, шарит по библио­текам.

За годы подготовки и ведения телепередачи актер превратился в журналиста-историка. Он рассказчик подлинный. Фамилия настоящая, согласно паспорту. Участвовал в создании внешнего облика дилетанта: пришел на съемку в ретро-пальто и шляпе, а допотопные очечки ему подобрали на студии…

К слову, теперь на этом образе можно неплохо заработать — вести, например, корпоративы, свадьбы. Юрий Жигамонт на все подобные предложения отвечает отказом. Не хочет смешивать любовь к Отечеству и деньги.

Через два месяца белорусскому телепутешественнику исполнится 45 лет.

— А я по-прежнему дилетант. На латыни этим словом называли человека, который развлекает и увле­кает. Я хотел бы задержаться в памяти телезрителей как профессиональный дилетант.

Байка от Жигамонта

«1944 год. Наши освободили деревню, ушли на запад. Панас видит подбитый немецкий танк. «Эх, может, чего найду?» Залез в танк, а люк — бац — и закрылся. Как выйти? Что делать? «Геля, принеси поесть!» — кричит Панас через окно механика-водителя. День сидит Панас в танке, другой… Через неделю в деревне появились наши солдатики. «Братки, выручайте!» — «А самогона дадите?» Наконец освободили, вылез, несчастный…»

Историю про то, как Панас неделю в танке сидел, рассказали мне в одной деревне. А потом в другой: «И сидел мой дядька Михась в танке три дня…» В третьей: «Не три дня, а три часа!»

Ну вот и делай на таком материале телепередачи!