На все четыре стороны

Ласковое слово рубль бережет

На площади Якуба Коласа в автобус зашли две цыганки. В новеньких дубленках, оренбургских пуховых платках, яркие, нарядные, оживленные. Видать, удачно гадали на Комаровке 

— Здравствуйте, люди доб­рые! — прямо с подножки обратилась к пассажирам старшая, лет сорока.

И столько доброжелательности было в ее приветствии, что на хмурых лицах сами собой расцвели улыбки. Усаживаясь и расправляя пышные юбки, женщины столь же искренне поприветствовали устремившегося к ним кондуктора:

— Счастья и удачи тебе, красавица! — и через паузу, словно в благодарность за якобы данное ею разрешение на бесплатный проезд: — Дай тебе бог здоровья, дорогая!

Кондуктор тормознула на ходу, а потом прошла мимо. Не станешь же требовать билет и пререкаться, если тебе пожелали столько благ. Пассажиры, обычно склонные к упрекам: мол, им приходится платить за безбилетников,  — тоже молчали, очарованные приветливыми пожеланиями. Очевидно, не меня одну потянуло на философские размышления о том, каким редким стало доброе слово и как дорого оно стоит.

И только когда, вновь осыпав всех комплиментами, цыганки вышли, подумалось: а если бы кто-то из нас позволил себе такое поведение? Пожалуй, окружающие вызвали бы не только милицию…