Человек и его дело

Правила вождения

Что мешает профессиональному гиду стать любопытным обывателем и каким видят Минск туристы, рассказала экскурсовод с 36-летним стажем, доцент кафедры экономической географии зарубежных стран геофака БГУ Тамара Федорцова

О городе

— Тамара Аркадьевна, вы много лет разрабатываете экс­курсионные маршруты. Насколько сложно подобрать объекты под экскурсию?

— Зависит от темы. Зачастую приходится тщательно выискивать архивные документы. Только они могут подтвердить, например, что жилой дом, на который никто никогда не обращал внимания, связан с историческими личностями или событиями. Если ничего подобного отыскать нельзя, на экскурсионной теме, пусть и самой неординарной, можно ставить крест. Показательный пример — Логойск, известный обывателям лишь лыжными трассами. Можно часами рассказывать, каким был дворец Тышкевичей, но кому интересно смотреть на руины взорванной во время войны постройки? Здания бывших мануфактур стали жилыми домами. Там остались лишь неясные намеки на богатую историю. Хотя минчанам такая экскурсия мог­ла бы открыть пристоличье с совершенно иной стороны.

— Каких экскурсий не хватает городу?

— Хотелось бы сделать экскурсию по городским скульптурам Жбанова. Все-таки колоритные элементы городского ландшафта. Я не могу представить Комаровский рынок без бронзовой бабушки-торговки семечками, «Дамы с собачкой» или «Фотографа». А ЦУМ — без бронзовой семьи шопоголиков.

В 1975 году после окончания географического факультета БГУ Тамару Федорцову направили в Минское бюро путешествий и экскурсий работать методистом. С 1978-го недавняя студентка стала штатным экскурсоводом. На родной факультет вернулась спустя несколько лет, окончив аспирантуру. Учила студентов краеведению, методике и организации экскурсионного дела. Сейчас Тамара Аркадьевна член государственной аттестационной комиссии.

О профессионалах

— Есть ли разница между экскурсоводами старой школы и современными гидами?

— Увы, у нас не налажено непрерывное образование экскурсоводов, как это было в советское время. Тогда нас централизованно обучали ораторскому мастерству, на заседания секций приглашали представителей ведомств, которые снабжали экскурсоводов самыми свежими сведениями. Сейчас похожие семинары проводит Нацио­нальное агентство по туризму, Ассоциация экскурсоводов и гидов-переводчиков. Но на занятиях мало молодых. Теперь экскурсоводы большей частью добывают знания самостоятельно, уровень подготовки специалистов полностью зависит от их старания.

— Вы член аттестационной комиссии и как никто можете оценить подготовку гидов.

— Да, экскурсоводы подтверж­дают свое профессиональное мастерство, проходя добровольную государственную аттестацию. Но основная проблема в том, что они проходят комиссию по одним темам, а нередко соглашаются водить экскурсии еще и по десятку дополнительных. Бывало, недовольные туристы возвращали таких «специалистов» с полмаршрута.

— Мне кажется, чтобы работать экскурсоводом, нужен своеобразный талант.

— Наверное, вы правы. Экс­курсовод должен быть личностью, иметь свой неповторимый стиль. Это не зависит от какого-то специфического образования. Например, автор экскурсии «Минск исторический» Анатолий Геор­гиевич Варавва вообще химик по образованию, но у него замечательная речь. Если где-то встречаю его цитату, то даже без подписи смогу сказать — это его речь и ничья больше.

— Гид имеет право на фантазию?

— Мы можем пользоваться лишь приемом реконструкции — рисовать словес­ную картинку. Как иначе показать туристам, каким было Минское зам­чище в марте 1067 года, когда оно впервые упоминается в летописи, или описать присутствие в Минске Никиты Муравьева? Для экскурсовода важно, чтобы он верил в то, что говорит. В бытность СССР мы проповедовали советский образ жизни. И когда у нас иностранцы спрашивали, есть ли в Советском Союзе профессиональный спорт, мы, честно глядя в глаза, отвечали: что вы, только любительский! Потому что сами в это искренне верили.

— Можно ли поставить в тупик экскурсовода?

— Он же не энциклопедия и все знать не обязан. Если чего-то не знаешь доподлинно, лучше не давать непроверенную информацию. А вдруг это провокационный вопрос? Экскурсовод силен тем, что его информация тщательно выверена, за каждым предложением стоит солидный источник. Например, сейчас невозможно точно назвать место, где возник Минск. Есть несколько версий, и каждый может выбрать себе ту, которая ему ближе.

— Интернет и аудиогиды смогут заменить экскурсоводов?

— Во-первых, далеко не всегда сведения, найденные в Интернете, достоверны, а во-вторых, ни с одним аудиогидом невозможно разговаривать, как с человеком. Ведь экскурсия — это не набор машинально изложенных фактов, а в первую очередь человеческое общение. Замечали, как к группе с экскурсоводом всегда пристраиваются туристы-одиночки? Почему? Об этом нетрудно догадаться.

О туристах

— Чем отличаются современные туристы?

— Очень требовательны. Если раньше турпутевки зачастую получали за спасибо, то никакой особой отдачи от экскурсовода и не ждали. Сейчас за уплаченную сумму экскурсант требует информацию соответствующего объема и глубины. Ну а если современный турист в конце экскурсии не жалуется, а наоборот, благодарит и дарит аплодисменты, понимаешь, что свою работу выполнила на отлично.

— Каким они видят Минск?

— Россияне, к примеру, открывают для себя белорусскую столицу как новую планету. Удивляются, что братья-славяне могут быть настолько не похожи друг на друга. Отмечают степенность, ухоженность Минска, у нас все на своих местах и нет присущей другим городам суеты.

О себе

— Сами в экскурсиях участвуете?

— Да. Люблю послушать молодых экскурсоводов. Но стать рядовым обывателем не получается. Наверное, мешает многолетний опыт. Не могу просто смотреть и слушать. Автоматически отмечаю профессиональные недочеты или, наоборот, удачные моменты.

— Из собственных маршрутов какой больше по сердцу?

— Люблю проводить обзорную экскурсию по городу. Это реальная возможность показать, что Минск — в первую очередь европейский город. И площадь Свободы во многом это демонстрирует. Душа лежит и к менее популярной экскурсии — в Березинский заповедник.

— В будние дни вы преподаете, в выходные водите экскурсии. А семья когда вас видит?

— О-о-о… Это отдельная история. Когда я сильно соскучусь по домашним, отказываюсь от какой-нибудь экскурсии и провожу день с семьей в хлопотах.

В конце 1980-х Минск слыл городом, где не было пустых прилавков. Поэтому, приезжая на экскурсию в белорусскую столицу, провинциалы весьма бегло осматривали достопримечательности, чтобы осталось больше свободного времени на закупку провианта. В среде экскурсоводов такие группы считались самыми простыми, их отдавали начинающим гидам. Первые в жизни экскурсовода Тамары Федорцовой слушатели приехали в Минск из Барановичей. Во всяком случае именно так их представили молодому специалисту. Лишь подходя к туристическому автобусу, экскурсовод узнала, что будет рассказывать о городе… жителям Белокаменной.

— Наверное, я волновалась, — говорит Тамара Аркадьевна. — Текст и маршрут знала назубок, в конце экскурсии получила в награду искреннее спасибо от всей группы, но что конкретно я говорила, знакомя москвичей с Минском, до сих пор вспомнить не могу.

Кстати, никакой ошибки не было. Москвичи действительно приехали из Барановичей. Минск тогда не мог принять всех туристов, поэтому некоторые группы приходилось расселять в других городах.