Территория закона

Выстрелы на бульваре

В этом преступлении не было ни умысла, ни мотива. Была задета честь юноши. И он ее попытался отстоять. Как мог. В итоге — два трупа и поломанные судьбы

Акт первый

Шло лето теперь уже далекого 1986-го. У старшеклассников одной из столичных школ, Марины и Андрея*, случилась первая любовь. Несмотря на то что ребята жили далеко друг от друга, он — на улице Орловской, она — на Интернациональной, все свободное время проводили вместе. Гуляли в парках, ходили в кино.

Как-то вечером они возвращались после очередной прогулки. На пересечении улицы Каховской и бульвара Шевченко парочке юных влюбленных перегородили путь двое рослых парней.

— Смотри, какая краля! — воскликнул один из них. — Эй, красавица, пойдем с нами! Зачем тебе этот сопляк?

Андрей сделал шаг вперед, закрывая собой девушку, сунул руку за полу легкой курточки и… неожиданно для всех выхватил оттуда пистолет:

— Дайте пройти или буду стрелять!

Молодцы опешили и уставились на подрагивающий в руке паренька вороненый ствол.

— Эй, малый, а ну дай сюда свою игрушку, — быстро пришел в себя один и протянул руку, чтобы отобрать ненастоящее, как ему казалось, оружие.

… Выстрел, как пишут в детективах, грохнул неожиданно и на мгновение оглушил всех. Нападавшего отбросило, и он рухнул на бетонные плиты тротуара. А его приятель заворожено смотрел на поворачивающийся в его сторону пистолет в руке мальчишки, из дула которого вился дымок от первого выстрела. Последнее, что он услышал, — сухой щелчок бойка, ударившего по капсюлю патрона.

…Марина и Андрей с минуту стояли на месте, ошеломленно глядя на два распростертых перед ними тела, а потом, не сказав друг другу ни слова, бросились бежать в разные стороны.

Вскоре на месте происшествия уже работала следственно-оперативная группа под руководством начальника убойного отдела управления угрозыска УВД Минска Николая Лапатика.

Сейчас, увы, никого не удивишь сообщения­ми в прессе о криминальных разборках с применением огнестрельного оружия, о заказных убийствах, киллерах. В так называемые лихие 1990-е выстрелы гремели по всей некогда единой стране, в больших городах и малых поселках. Бывшие союзные республики делили свалившийся на них суверенитет и доставшееся в наследство имущество исчезнувшего СССР, полыхали локальные конфликты. Как следствие, на руках у населения появилось оружие разного калибра и достоинства — от переделанных в обрез дедушкиных охотничьих ружей до снайперских винтовок последних моделей.

Но тогда шел 1986-й. Всего год, как в стране сменилось высшее руководство и повеял ветер перемен. Пока он был легким бризом. Пресса по-прежнему прославляла и подчеркивала руководящую роль КПСС. Новыми и пока еще незатертыми были лишь слова «перестройка», «ускорение». А в обыденной жизни жителей страны Советов реальных перемен было мало. Даже инициированная годом ранее антиалкогольная кампания пока еще не набрала того впечатляющего размаха, который позже привел к весьма печальным результатам. О ней мы еще вспомним.

И вот в тихом, спокойном Минске теплым летним вечером гремят выстрелы. Два трупа. Убийца скрылся. Есть свидетели, и слухи о стрельбе на бульваре Шевченко моментально разлетаются по городу. Преступления такого рода и сейчас большая редкость для нашего города, а уж тогда-то…

О ЧП незамедлительно становится известно руководству района, города, можно предположить, и республики. Дело на контроле в минис­терстве, в горкоме партии. Высокое начальство во все времена ведет себя в таких случаях примерно одинаково, требуя: преступление должно быть раскрыто в кратчайшие сроки.

 

Виктор Пекарский. Прослужил в системе МВД 33 года. В 1984-м возглавил Первомайский РОВД, а спустя два года уже руководил управлением уголовного розыска столичной милиции. В 1989-м назначен первым заместителем начальника Минской специальной средней школы милиции. С 1992 по 1997 год заместитель начальника следственно-экспертного факультета Академии МВД по учебной и научной работе. Сейчас возглавляет Совет ветеранов милиции Первомайского района.

 

Акт второй

Но и без давления сверху следователи рьяно взялись за дело.

— Беда случилась около десяти часов вечера. На бульваре было немно­голюдно, но очевидцев все же удалось отыскать, — вспоминает Виктор Пекарский, в то время начальник управления уголовного розыска минского УВД. — Неподалеку троллейбусная остановка, где в момент трагедии ожидали транспорт несколько горожан. Они-то и рассказали, что слышали выстрелы, видели убегавших юношу и девушку.

Уже через несколько часов у сыщиков были достаточно подробные описания внешности подозреваемых. Но самые большие надежды они возлагали на результаты экспертизы, ведь каждое оружие оставляет на пуле и гильзе свой неповторимый след. Благодаря этому можно установить тип, номер, а значит, и владельца. Но увы.

— Однозначно определить по ним тип оружия не удалось, — продолжает Виктор Константинович. — Ни в республиканской, ни во всесоюзной пулегильзотеках пистолет, из которого стреляли на бульваре Шевченко, не значился. А по словам экспертов, в руках преступника мог быть и отечественный макаров, и немецкие вальтер, парабеллум и даже знаменитый автомат Шмайсер.

Последний вариант, впрочем, следователи отмели сразу. Уж слишком невероятной рисовалась картина: по городу разгуливает человек с таким внушительным по размеру оружием. Его и спрятать-то сложно, особенно летом под легкой одеждой.

Расследование продолжалось, что называется, по всем направлениям.

— Были установлены личности погибших, их адреса, то, как они провели последние часы своей жизни, — вспоминает Виктор Пекарский. — Парни — друзья с детства. Недавно отслужили срочную и пока наслаждались прелестями гражданской жизни. В тот день они встретились примерно в середине дня и решили в очередной раз отметить свое освобождение от тягот армейской службы за бутылочкой-другой горячительного.

В памяти народной антиалкогольная кампания сохранилась как время, когда спирт­ное попало в разряд супердефицита. Вспоминают огромные очереди в винно-водочные отделы магазинов, безалкогольные свадьбы (одно это словосочетание сегодня воспринимается как смешной парадокс), участившиеся случаи отравлений спиртосодержащими смесями…

Да, хорошая в целом идея чересчур рьяными действиями была доведена до абсурда. Но в год ее старта — 1985-й — воспринята она была большинством населения, как тогда принято было писать в газетах, с воодушевлением. А автор этих строк засвидетельствует: с искренним воодушевлением. Особенно первые шаги кампании — продажа алкоголя с 14.00 и только лицам, достигшим 21 года. А еще повсеместно открывались кофейни, детские кафе, молочные коктейль-бары с весьма приличным и обширным ассортиментом. И, что немаловажно, особенно сейчас, — доступным по цене. Только эти меры резко сократили производственный травматизм, число преступлений, ДТП, совершенных по пьянке.

Но вернемся к нашему повествованию. Двое дембелей, собравшись «культурно» отдохнуть, встретились именно после 14.00. Понятно почему.

Акт третий

Расслаблялись парни в частном доме на улице Земледельческой, где жил один из них. Хорошо подогревшись спиртным, решили прогуляться и отправились на бульвар Шевченко, где и повстречали влюбленных школьников.

— Следственная группа восстановила почти по минутам весь ход событий, — рассказывает Виктор Константинович. — Но время шло, а выйти на преступника по-прежнему не удавалось. И тогда начальник убойного отдела Николай Лапатик принял решение выступить на телевидении с обращением к граж­данам. Он рассказал о совершенном убийстве, приметах главного подозреваемого.

Этот шаг был для того времени достаточно неординарным и смелым. Ведь информация о тяжких преступлениях в ту пору крайне редко просачивалась в СМИ. А тут в открытую: в городе совершено двойное убийство, милиция просит минчан помочь в розыске преступника.

Но именно это обращение по ТВ, по сути, и поставило точку в расследовании. Едва ли не на следующий день в ОВД Центрального района пришла Марина со своими родителями.

Вернувшись домой после того, как на ее глазах произошло двойное убийство, девушка несколько дней пребывала в шоке. От отца с матерью состояние дочери не укрылось. Но когда она поведала им о случившемся, не поверили — настолько диким показался рассказ. Только увидев выступление сотрудника милиции, поняли, что дочь не фантазирует.

… Андрея задержали дома в тот же день. Там же нашли и пистолет. Это был 9-миллиметровый вальтер 1938 года выпуска. Парень не стал отпираться и все рассказал следователям. Откуда взялось оружие?

— Военный трофей деда-фронтовика. Лежал в квартире под ванной, где хранилась и неполная коробка с патронами. Мальчишка случайно обнаружил арсенал. И, конечно, не устоял, взял его, так сказать, на вооружение, — грустно улыбается Виктор Пекарский. — Он разобрал пистолет, почистил. Несколько раз ездил за город, чтобы пострелять. Со временем он стал носить вальтер с собой повсюду — так чувствовал себя настоящим мужчиной, защитником.

Дальше все по Чехову: если на стене висит ружье, оно обязательно когда-нибудь выстрелит. В тот роковой день Андрей стрелял в упор, промахнуться было сложно.

Был суд, о ходе которого писала пресса. Те публикации вызвали очень большой отклик у минчан, жителей рес­публики. В редакции газет пришло множество писем. И, что примечательно, во многих из них авторы просили суд проявить снисхождение, а то и вовсе освободить Андрея от ответственности. Всех тронул тот факт, что школьник защищал свою и девушки честь.

Однако закон суров, но это закон. Суд учел все обстоятельства дела, и все же Андрею дали значительный срок. Привлекли к ответственности и его отца — за незаконное хранение оружия.

*Имена главных героев изменены