Культура

саЛЮТ, ЛЕСЯ!

В Белорусском государственном академическом музыкальном театре 12 апреля отметят 20-летие творческой деятельности солистки театра, лауреата международного конкурса Леси Лют

20 лет назад на сцену выпорхнула Адель, грациозная улыбчивая горничная, которая в финале оперетты «Летучая мышь» выходит в актрисы. Вместе с ней в актрисы вышла Леся Лют, выпускница Белорусской консерватории.

За прошедшие годы Леся Лют не стала на сцене менее грациозной или кокетливой. А вот в жизни она стала солисткой, настоящей актрисой, подготовила более 35 ролей, выступила в сотнях концертов. Ей подвластны эксцентрика, лирика, юмор, ею покорены почти все жанры, в которых работает Музыкальный театр, — оперетта, мюзикл, комическая опера, музыкальная комедия, ревю, рок-опера…

Леся Лют — лауреат I премии Национального конкурса имени Л.П. Александровской, дипломант Международного конкурса вокалистов «Новые голоса» (Германия), лауреат Международного конкурса имени С. Монюшко (Польша).

У Леси Лют большой диапазон певческих, актерских возможностей. Человек она обаятельный. И неожиданный. Никогда не знаешь, какой рисунок роли ждать от Лют. Когда она вышла на сцену в костюме и гриме Шугар Кейн (музыкальное ревю «Однажды в Чикаго»), даже коллеги спрашивали: «Кто это?» И такой же вопрос зазвучал в партере, когда зрители услышали неземной Голос Богоматери в рок-опере «Юнона» и «Авось». В мюзикле «Обыкновенное чудо» — новое превращение. «Чаплин в юбке», какой была Лют в «Бабьем бунте», перевоплотилась в мудрую, мягкую, глубоко интеллигентную Хозяйку. Интересно, узнают ли театралы Лесю Лют в премьерном показе оперетты «Мистер Икс», ведь ей предстоит спрятать свою женственность и предстать этаким синим чулком? Причем заговорить с немецким акцентом. Ждать недолго — премьера намечена на конец апреля.

— Леся Николаевна, давно хотела спросить: Леся Лют — сценический псевдоним?

— Нет. Лют — фамилия от папы, а он из кубанских казаков. Леся — так звали папину маму. Есть в родословной и прабабушка-турчанка. Южная, горячая кровь…

Отец был военнослужащим, семья кочевала по Советскому Союзу, я училась в Германии, России, Литве. В Минск приехала в 1985 году. Заведующий отделением Музыкального училища имени Глинки Адам Османович Мурзич (ныне худрук Музыкального театра. — Прим. ред.) прослушал меня и принял решение о переводе из Днепропетровского муз­училища в минское. С тех пор я минчанка.

— Вы много работаете — спектакли, репетиции…

— Еще я очень люблю петь академическую, духовную музыку. В фонде Белорусского радио сохранилось немало записей, где я пою с хором Виктора Ровдо (к сожалению, ныне уже покойный народный артист СССР, художественный руководитель и главный дирижер академического хора Белорусского телевидения и радио. — Прим. ред.). Исполняю также романсы Шумана, Шуберта, Рахманинова… Меня приглашают в качестве солистки минские оркестры: симфонический, камерный, штабной духовой… Пою сольно. За эти двадцать лет было много творческих поездок в Испанию, Швецию, Румынию, Турцию… С концертами объездила почти всю Германию — Кельн, Золинген, Бонн…

— А какая музыка звучит дома, в салоне автомобиля?

— Не звучит… Хочу тишины. Вернее, тишина нужна для того, чтобы уменьшить нагрузку на голосовые связки. Когда я слышу чужое пение, мои связки работают — ведь я невольно интонирую, повторяю мелодию про себя. А голос нужно беречь.

— Какие еще есть способы?

— Одному певцу расслабить мышцы помогает масляно-водочный компресс на область шеи, другой обретает голос после ингаляции с целебными травами… Мой секрет прост — отдых, хороший сон. Перед сложной партией лучше денек помолчать.

— Выстраивая роль, вы ищете прототип в жизни? Или все эти персонажи живут в вас? Говоря словами поэта, «душа — общежитье надежд и печалей…»

— Согласна. Они все мои, все во мне — Абигайль, Адель, Стасси, Маринка… Это я в разных зеркалах. Мне не приходится себя ломать, переиначивать, чтобы изо­бразить тот или иной характер. Я не отторгала внутренне ни одну из своих ролей. Как-то, проходя тест у психолога, узнала, что легко могу воспринимать как свой тот тип человека, с которым общаюсь. С холериком — холерик, с флегматиком — флегматик… Видимо, такая психологическая гибкость и помогает на сцене.

В 1991 году легенда оперетты, заслуженный артист БССР Григорий Харик выступил в своем роде крестным отцом Леси Лют. Выйдя на сцену перед началом спектакля «Летучая мышь», он сказал: «Сегодня состоится дебют молодой актрисы Леси Лют. Своей ролью она сдает консерваторский госэкзамен, в зале сидят члены комиссии. Поддержите дебютантку!» К слову, члены комиссии были покорены Лесей и поставили ей после спектакля высший балл.

— В таком случае, как и чем вы пополняете свое внутреннее пространство, чтобы потом извлекать из него нужные эмоции, интонации?..

— Наблюдаю за людьми. Человеку всегда интересен прежде всего человек. Чтение книг? Тоже хорошо, особенно если это художественная литература с философским уклоном. Например, француз Бернар Вербер. Его открыла для меня моя студентка, читаю сейчас «Империю ангелов». Смотрю, что делают коллеги, стараюсь не пропускать премьеры в Большом, недавно была на балете «Щелкунчик». Хожу на спектакли, в которых участвуют приезжие певцы.

 — Ваше амплуа субретки в оперетте предполагает гармоническое триединство — петь, танцевать, играть роль. Чтобы треугольник был равнобедренным, что нужно делать?

— Работать. А вы ожидали, что я скажу что-то иное? Казалось бы, для меня определенную сложность должно представлять актерское мастерство, ведь в консерватории нас учат в основном вокалу. Но и актерству тоже. Большое спасибо хочу сказать своим педагогам — актрисам Купаловского театра Татьяне Алексеевой и Светлане Некипеловой. Горжусь тем, что могу назвать себя ученицей талантливейшего оперного режиссера-постановщика Семена Штейна, — я занималась у него в студии.

— На сцене — иллюзорный мир. Вне сцены жизнь идет по другим, порой жестким законам. Вам удается не путаться в этих мирах?

— Да. Мне жаль актеров, которые выходят из театра и продолжают играть, требуют от окружающих чего-то несусветного. Занавес закрылся. Надо возвращаться в реальность.

— Что может испортить настроение?

— Несправедливость в отношении меня или другого человека. Возмущаюсь, сопротивляюсь, выступаю… Потом даю себе обещание не возмущаться и… все равно горячусь.

— А что поднимает настроение?

— Перспектива интересного дела. Встреча с друзьями. Хороший спектакль. Я люблю искусство, люб­лю зрителей… Аплодисменты — моя удача.