Персоны

Человек борьбы

С началом нового олимпийского цикла тренерский штаб национальной сборной по вольной борьбе возглавил Анатолий Белоглазов. Отечественные специалисты хорошо знают его как классного спортсмена и мудрого тренера

В свое время борец из Калининграда четырежды выигрывал чемпионат ­СССР, столько же — командные соревнования на Кубок мира, трижды — титул чемпиона планеты, становился победителем Олимпиады. В качестве наставника побывал на шести Олимпийских играх, а его воспитанники выигрывали всевозможные титулы.

Ученик

— Читал много ваших интервью, но так и не узнал, что привело вас в борцовский зал.

— Случай. Ехал как-то на велосипеде с тренировки по футболу мимо Дома офицеров, где была секция борьбы. Остановился посмотреть в окошко, чем занимаются ребята. Меня заметил тренер и помахал рукой: мол, заходи. Второй раз повторять не нужно было. Впечатлений было выше крыши!

— И вы ими поделились с братом Сергеем?

— Еще бы! Стали вместе заниматься. Первые два года осваивали технику, мало боролись. К тому же нам с братом не давали этого делать: очень неуступчивые, могли подраться. Нас и потом разводили по разным весовым категориям во избежание эксцесса.

— Ну а дома уже никто не мешал…

— Отрабатывали приемы — все то, что проходили в последние дни в зале. Поединки устраивали во дворе, в саду… Кстати, продолжали ходить в секцию футбола. Но пришлось делать выбор. Без раздумий остались в секции борьбы. Ведь на футболе пахали больше всех, а на игры нас с Серегой почти не ставили. Тогда брали в состав рослых парней. Была и вторая причина расставания с футболом. Когда проходили плановый осмотр, у нас с братом обнаружили шумы в сердце. Медики сказали, что они вызваны большими нагрузками. Помимо борьбы и футбола посещали спортивные секции в школе. Кроме того, семья была небогатой. Иной раз на борцовские занятия приходили голодные. Тренер требовал, чтобы до тренировки хотя бы съедали булочку и выпивали бутылку молока.

— Учиться-то в школе успевали?

— Куда там. Скорее бы уроки закончились, и бежать на тренировку. Был непоседа. Разве что мог долго рисовать, лепить из пластилина, делать поделки на трудах, чертить. Еще нравились французский язык, история, геометрия. После уроков через весь город ехали с Сергеем в зал. Дисциплина была жесткой, а опоздания становились поводом для отчисления. Это сейчас тренеры сюсюкают. Борьба выбила из нас расхлябанность.

Спортсмен

— Три титула чемпиона мира, победа на Олимпиаде. Всего достигли в профессиональной ­карьере борца?

— Далеко не всего. Из-за проб­лем со здоровьем пришлось завязать. Почти после каждого чемпионата мира попадал на операционный стол. Однажды после Кубка мира, который проходил в Америке, местные врачи настояли, чтобы я остался в клинике и прошел курс реабилитации. Во время перелета не исключен был летальный исход. Американские медики посоветовали повесить борцовки на гвоздь и менять род деятельности.

— Ваши действия?

— Пришлось прислушаться и попробовать себя в роли наставника. Мне с ходу предложили пост главного тренера центрального совета «Динамо». Отказываться было глупо. В основном работал с ребятами, которые выступали в моей весовой категории — 52 килограмма. А еще стал тренером своего брата Сергея, который на Олимпиаде в Сеуле в 1988 году взял золотую медаль.

— Как вам далось решение оставить большой спорт?

— Предлагали сделать красивые проводы, но решительно от них отказался. Знал, что в любой момент могу вернуться на ковер. И вернулся в 1988-м. Тогда хотел выступить на олимпийском квалификационном турнире. Но снялся с соревнований, так как конкурировал с одним из своих учеников Владимиром Тогузовым. Парень был на ходу — выиграл чемпионат СССР, чемпионат Европы. В Сеуле стал третьим.

— Потом в вашей карьере, если не ошибаюсь, был канадский этап…

— Помню, как местные тренеры кичились, что в их стране есть борцы высокого уровня. Я возьми и ляпни, что выиграю их чемпионат. Они не поверили. Заключили пари. Мне тогда было 37-38 лет, но был в хорошей форме. Дело в том, что плохо знал английский. Приходилось спортсменам все показывать на себе. Чемпионат выиграл без проблем. Правда, на мировой турнир не поехал. Решил вновь дать дорогу молодым.

Читайте также:  Юрий Смоляков: «Дорожки, которые нас выбирают»

— Во время состязаний, в которых принимали участие, были курьезы?

— Боролся как-то на одном из турниров против представителя Монголии. Когда проводил очередной прием, соперник укусил меня за руку. Я показал судье рану, и визави хотели снять. Но я настоял, чтобы поединок продолжился. Победил монгола. После окончания схватки он извинился, сказав, что случайно цапнул меня за руку. Ага… Чуть кусок мяса не выдрал. Конечно, специально укусил, чтобы меня из-за травмы сняли с соревнований. На высоком уровне таких фокусов не вытворяют. В противном случае на этих спортсменах висит позорное клеймо «грязный борец». Но это единицы. Слабаки. Если проиграл, нужно сесть и подумать, почему так случилось.

Тренер

— Как получилось, что возглавили белорусскую сборную?

— После Игр в Лондоне такое предложение сделал глава Белорусской федерации борьбы Юрий Александрович Чиж. Мы встретились сначала в Москве и предварительно обсудили некоторые моменты. Чуть позже в Минске расставили все точки над «i». Знаю, что предстоит нелегкая работа. А ответственность за результат огромная. На первом сборе рассказал подопечным, чего жду от них. А требования у меня достаточно строгие. Ребята должны поднять планку своих результатов. Обрадовало, что никто не включил заднюю передачу.

— Это был своеобразный вызов…

— Нужно уметь мотивировать себя и подопечных. Примером классного борца, своим отношением к делу, результатами. Чтобы пришел успех, должно быть все связано: дисциплина, трудолюбие, умение терпеть, когда тяжело, бытовые условия, питание. Одно звено порвалось — жди провала. Меня приучили к тому, чтобы на тренировке не проводил ни одной минуты впустую. Четко знаю, чем буду заниматься сегодня, зав­тра, послезавтра. А еще моя задача — раскрыть потенциал спортс­мена. Борец думает, что не может стать чемпионом мира. На самом деле это не так.

— Какие впечатления остались после первых крупных состязаний — командного Кубка мира?

— Положительные. Шаг вперед сборная сделала. Хотя не скрою, есть проблемы в некоторых категориях. Например, в весе 55 килограммов три сильных борца, а в 60 пока никто не тянет на международный уровень. В супертяжелой весовой категории, увы, нет хороших представителей. Пришлось Ваню Янковского на одну схватку перевести на категорию тяжелее — из 96 килограммов в 120. Это принесло плоды. Иван достойно провел встречу. Кстати, на Кубке мира мы стали четвертыми. Впереди признанные лидеры — Иран, Россия, США.

— Когда сами выходили на помост, хотели выиграть на всех стартах, в том числе на Олимпиаде. Какая цель сейчас?

— Ничего не поменялось. Желаю побеждать с подопечными на самых престижных турнирах. И на Играх тоже. Кроме того, пристально слежу за успехами парней в кадетской, молодежной команде. Частенько прихожу на тренировки и просматриваю ближайший резерв. Помогаю и женской сборной.

— Помните свои первые шаги на тренерском поприще?

— Мне еще во время выступлений хотелось попробовать себя в роли тренера. А заразил меня этим первый наставник Гранит Иванович Таропин. Каждое его занятие было маленьким чудом. После них обратно в зал тянуло магнитом. Видел достаточно много «специалистов», которые не могут поставить тренировку. Одно и то же приедается. Из-за монотонности и вялости ребята уходят из секции. Особенно маленькие. Понял, что так делать нельзя. Занятие должно проходить на одном дыхании, быть интересным, насыщенным… Чтобы все получилось, каждый раз его нужно продумывать.

Дочь Анатолия Алексеевича Наташа занималась теннисом. Из-за проблем с локтем пришлось завязать. Младший сын Вадим боролся и играл в футбол. Сейчас выступает за сборную России по бильярду.